Евдокия Макошева: «У детей можно многому научиться»

МакошеваНакануне у корреспондента газеты «Эмчи» произошла весьма интересная встреча с незаурядным человеком – с детским психиатром Евдокией Макошевой. Она рассказала массу интересных вещей о своей жизни, о своей любви к работе, о воспитании детей. Евдокия Перфильевна работает в здравоохранении уже более 50 лет, с 1962 года. И ей, без сомнения, есть, что рассказать.

– Евдокия Перфильевна, расскажите, пожалуйста, о своём детстве.

– Я родилась в посёлке, которого уже давным-давно нет на карте. Отец тогда сказал, что девочек регистрировать не будет: «Всё равно они мою фамилию не будут носить». Получилось, что моя старшая сестра и я не были нигде зарегистрированы. И когда пришло время мне ехать учиться в Национальную школу, у меня даже не было свидетельства о рождении. Грамотных людей в то время было очень мало. Я взяла справку от соседей, которые были свидетелями моего рождения, и поехала в райцентр Турочак. В ЗАГСе мне заявили: «Вы такая маленькая, мы таким детям документы на руки не даём, пусть едут ваши родители». Отца у меня тогда уже не было, он погиб на войне ещё в 1942 году, а мама была абсолютно неграмотная, некому, в общем, было ехать. Я вышла, села на крыльцо ЗАГСа, реву. Какая-то добрая женщина шла мимо меня и спросила, почему я плачу. Я ей объяснила, что мне надо ехать учиться в город, а у меня нет свидетельства о рождении. «Отправляйся домой, возьми справку, сделай себя старше, пусть твои соседи подпишут, что ты уже можешь получить такой документ», – посоветовала женщина. И я так и поступила. Когда я снова приехала в ЗАГС, мне выдали свидетельство о рождении. Я ещё и старшей сестре его сделала. И после этого уехала учиться в город.

– Откуда в вас столько энергии и энтузиазма?

– Я не могу без работы. Это моё призвание, я люблю разговаривать с людьми, узнавать их, люблю путешествовать. Особенно люблю ездить по своей республике, по районам, знакомиться с новыми людьми, работать. Я уже 14 лет занимаюсь духовной практикой.

– Насколько я знаю, ваши путешествия не ограничиваются Республикой Алтай?

– Я пять раз была в Индии, по два раза в Турции, Египте и Греции, теперь уже с внучкой путешествую. Была в Латинской Америке, в Непале, в Тибете на Кайлаше, в Китае, на Украине…

– Давайте вернёмся к вашей юности. Почему именно медицина?

– В детстве я очень сильно болела. А лечить нас в деревне было некому. Поэтому, когда я закончила Национальную школу, я хотела побыстрее начать работать, поступать в медучилище. Оценки у меня всегда были хорошие, и меня уговорили поступать в Алтайский государственный мединститут. Я всегда была очень активной. В школе была председателем класса, участвовала в художественной самодеятельности. А в институте у меня была кличка Замполит, потому что я всё время занималась комсомольской работой в своей группе. А секретарь парторганизации была старостой нашей группы, поэтому она всегда меня называла Замполитом.

В общежитии в одной комнате жили 13 человек, дружно жили. Всегда вместе выезжали отдыхать на природу, катались на лыжах, на коньках. Я хотела стать хирургом, но когда вернулась после обучения в Горно-Алтайскую автономную область, в облздраве меня уговорили поехать в Турочак работать педиатром, там тогда такого специалиста не было. В Турочак я приехала в 1962 году. Я была единственным педиатром на весь район. Вызовы мы обслуживали на лошадях, на санях. Приходилось много работать. Иногда за гинеколога оставалась, за терапевта, даже судебно-медицинскую экспертизу проводила. Мне пришлось эксгумировать труп в жаркое летнее время, в июле. Для этого мы с участковым милиционером и юристом поехали в Суранаш (отдалённое село в Турочакском районе).

Коллектив у нас был очень дружный, главврач – великолепный. Мы все дружили, все были как одна семья, мы работали без устали, днём и ночью. Я прекрасно знала все сёла района, всех своих детей…

– А как получилось, что в итоге вы стали психиатром?

– У меня всегда были склонности узнавать людей, их психологическое состояние. Бабушка у меня общалась с очень необычными людьми, я за ней всюду ходила… Она мне говорила, что вся природа живая: трава, цветы, деревья, реки… Всё это я впитала с детства. Тогда я подумала, что надо учить людей относиться хорошо друг к другу и к природе. И потом, когда я поступила в институт, когда началась психиатрия, мне она очень понравилась, я сразу записалась в психиатрический кружок. Уж очень меня это увлекло. После того, как я проработала райпедиатром в Турочаке, меня перевели в город. Я стала работать в детской больнице заместителем главного врача по организационно-методической работе. Потом я стала работать на полставки педиатром. Однажды мне позвонили из Алтайского края и предложили шестимесячную специализацию по психоневрологии в Ленинграде. В начале 1971 года я вернулась и стала работать психоневрологом. Позже пришёл невролог, и мы разделились, я стала только психиатром, с тех пор и работаю им.

– Сейчас проблемы современных детей, можно сказать, видны невооружённым глазом: зависимость от Интернета, инертность, отсутствие интереса к жизни… А какие проблемы были у советских детей?

– У советских детей таких проблем не было, мы занимались спортом, мы занимались художественной самодеятельностью, дети вели активный образ жизни. Тогда была пионерская организация – великолепная организация, детей учили добру. Комсомольская – сильнейшая молодёжная организация. А сейчас этого всего нет… Я не помню, чтобы в советское время были дети-наркоманы. Нет, дети с нарушением поведения, конечно, были, но мы с ними легко справлялись.

Детская и подростковая преступность, алкоголизм, наркомания – это специфика современности, ошибки воспитания.

– Как с этими проблемами можно бороться в отдельно взятой семье? Что предпринять родителям, чтобы их ребёнок вёл активный образ жизни, а не «зависал» в Интернете?

– Родители, воспитывая детей, делают массу ошибок. В целом, общество разделилось на богатых и бедных. В школах это разделение особенно очевидно. Если ты плохо одет, у тебя нет модных гаджетов, значит, ты становишься изгоем. А сколько у нас сирот при живых родителях? А в каком состоянии женщины рожают? Это же ужас! Матери сейчас курят, пьют… Чего тогда мы хотим от своих детей?

– Как сказывается на детях современный культ потребления?

– Опять же, здесь мы видим ошибки воспитания. Родители выполняют все капризы ребёнка, он не знает слово «нельзя». А этому малыша надо учить с самого раннего возраста, он должен понимать, что можно, а что нельзя. Современные дети этого не знают.

Сейчас дети даже уже рождаются с нарушением поведения, с гипердинамическим синдромом, когда никто ничего не может с ними сделать. Важно помнить и знать, что рождение ребёнка – это очень серьёзный вопрос. К этому событию надо тщательно готовиться. Не пить, не курить, не гулять. Ребёнок должен быть желанным для обоих родителей. А если идёт непринятие ребёнка со стороны кого-либо из близких родственников, он чувствует это внутриутробно и уже рождается с нарушенной психикой.

– Да уж, нельзя не согласиться…

– Сейчас очень большой процент детей-аутистов. Этиология этого заболевания ещё недостаточно изучена. Некоторые учёные и педагоги считают, что это дети, которые родились раньше своего времени, мы их просто не понимаем. Между собой аутисты хорошо общаются, они друг друга быстро понимают.

У нас в Республике Алтай в прошлом году было 18 детей-аутистов. В настоящее время на учёте состоит 21 ребёнок. Все эти дети на инвалидности. В Горно-Алтайске, в школе №10 есть класс аутистов, там учатся четыре ребёнка. Аутистов сразу видно. Ребёнок, допустим, развивался до года, до двух лет, а потом вдруг начинает терять свои навыки, которые он ранее приобрёл. Существует только их мир, окружающий мир их не интересует.

– Бич сегодняшнего времени – детская интернет-зависимость. Сколько ребёнок может проводить времени в глобальной сети, чтобы при этом его психика не повредилась?

– 15-30 минут в день.

– Наш мир устроен так, что взрослые учат детей. Родители, воспитатели в детском саду, учителя в школе… А вот чему могут дети научить взрослых? И чему следовало бы взрослым поучиться у детей?

– У детей можно научиться многому. Дети – они очень непосредственные, они видят то, чего взрослые не замечают, и могут сказать об этом прямо, не хитрят. Они могут научить взрослых честности, доброте, щедрости…

Расспрашивала Татьяна ИВАЩЕНКО

Related posts

комментарии