Воскресенье, 18 февраля 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Евгений Папитов:  грани таланта
9:10, 06 апреля 2014

Евгений Папитов: грани таланта


Он привлек к себе внимание сразу же – на творческом конкурсе при наборе алтайских студийцев на актерский факультет в Красноярский институт искусства в 1980 году. Режиссер Ефим Львович Гельфанд, набиравший курс, глаз не мог оторвать от Жени, который делал этюд «Ремонт машины». Папитов так увлеченно налаживал воображаемый автомобиль (менял проколотое колесо, копался в моторе, продувал форсунки, рьяно крутил рукоятку, пытаясь завести машину), что мы поверили этому. Ефим Львович тогда сказал: «Мальчик будет талантливым актером, посмотрите, какая пластика, какая выразительная мимика! Обязательно берем!»

Женя поступил в институт, но через год его забрали в армию. После службы он продолжил обучение. Ефим Львович следил за его успехами и приходил на все показы по мастерству.

После окончания института в 1988 году Евгений Васильевич Папитов начал свою творческую деятельность в национальном театре драмы. Его первые работы, как и полагается у начинающих актеров, были эпизодическими. Среди них мальчик-сержант – сын полка в «Сыне полка» по В. Катаеву, удивительный пес Фактор в «И никаких японцев» по Ю. Рытхэу (так органично сыгранный) и следователь Шулеми в спектакле «Туба» по Л. Кокышеву. За эту работу он был удостоен звания лауреата за лучшую роль второго плана на Межрегиональном фестивале национальных театров Сибири в Кызыле в 1990 году. Актер привлек внимание зрителей и жюри своим пластическим решением образа. Слов у героя Папитова было немного, но его речь, отрывистая, чуть визгливая, походка строго по линеечке, резкие жесты раскрывали характер героя. Пластика его движений, выразительная мимика надолго остались в памяти зрителей.

Диапазон ролей Евгения в тот период был широк – от Маугли в одноименном спектакле по Р. Киплингу до трагического Jурамая в «Ченелтелу чак» по А. Адарову. Обладая яркой индивидуальностью, он без видимых усилий создавал разные характеры: острокомедийные, сатирические, драматические.

В середине 90-х резко изменилась театральная ситуация во всей стране. Спектаклей ставилось мало, свелись к минимуму гастроли театра по районам республики. Но в каждой роли, которую в те годы сыграл актер, он создал незабываемый образ. Сразу несколько – в спектакле «И судьба – не судьба» А. Смоляка по произведению Л. Кокышева. Карамай, отец Одоя, сельский паренек Топыйнак, злодей Курачи, ранивший Арину, – все эти герои разновозрастные, у каждого свой характер, и для каждого образа он нашел свой внешний рисунок роли.

В «Материнском поле» В. Пинчука по Айтматову он сыграл среднего сына Масалбека, немногословного, скромного. Эпизодов – незначительное количество, самый большой – чтение письма Масалбека матери и родным, присланное с фронта. Выстраивая эту сцену, режиссер решил: письмо будет читать сам Масалбек – Е. Папитов. И актер прочитал письмо сдержанно, лаконично, передав эмоциональное состояние героя, его благородство, мужество, решимость и одновременно трагичность судьбы.

В спектакле «Двенадцатая ночь» по пьесе Шекспира, также поставленном В. Пинчуком, он сыграл сэра Эндри Эгьюйчика. Это был настоящий фейерверк актерской импровизации, гротеска. Каким разным был Эгьюйчик! От горделиво выступающего, восторженно-подобострастного с графиней Оливией до трусливо бегущего от дуэли с мнимым Себастьяном – Виолой, жалкого после дуэли с настоящим Себастьяном. Как менялись его выразительная мимика и пластика! Евгений был так интересен в этой роли, она так прославила его, что возле общежития, где он жил, мальчишки бежали за ним по улице, передразнивая его пластику и мимику. Содружество с Пинчуком было плодотворным.

В другом спектакле, «И взойдет твоя заря» К. Кошева по его же пьесе, Папитов сыграл сложную психологическую роль Мамыта, соратника князя Табына. Мамыт ненавидит Балыка Кожинова, считая того выскочкой. Но Балык думает о будущем народа и старается направить его на новую дорогу жизни. Мамыту это не нужно: «…будем жить, как прежде жили, и не надо нам другого». Он не очень старается скрыть свое отношение, прорывающееся через маску безразличия. В последнюю встречу с Балыком на томской ярмарке Мамыт выглядит очень довольным: сумел выгодно для себя продать и обрести необходимое, но все это довольство быстро слетает с его лица при виде противника, ненависть сквозит в движениях, мимике. Он даже приподнимается на цыпочки, чтобы внимательно взглянуть в глаза своего недруга, чтобы выказать свое отношение. Придет время, и он не пожалеет стойбище Балыка. В этой роли актер убедителен, достоверен, психологически точен.

Запоминающимся оказался и созданный Папитовым образ самобытного героя Бараха из «Принцессы Турандот». Свои монологи Папитов читал так, что казалось, они произносятся на одном дыхании.

Евгений сыграл свыше пятидесяти разноплановых ролей, в которых проявил блестящее комедийное и драматическое дарование, умение создавать яркие характеры. С каждой ролью он совершенствовал актерское мастерство. Обладая искусством импровизации, создал множество выразительных образов.

На грани гротеска получился его правитель Тиссаферн в спектакле «Забыть Герострата». Он был смешон, обаятелен в своем эгоизме, могуществен, но одновременно безволен, жалок в любви к своей амбициозной красавице- жене, ради которой пошел на преступление. Актер проявил виртуозность, показывая различные качества своего героя.

Другим получился результат работы над свободолюбивым Эзопом в одноименном спектакле Н.Ф. Паштакова по пьесе Г. Фигейредо. Он отличается особой выразительной сдержанностью, трагизмом. У актера были соответствующий пластический рисунок роли, интонации голоса. Он раскрыл достоинство и страдания талантливого творческого человека, попавшего в рабство, и зависимость от никчемной личности, жажду свободы, побеждающую даже чувство к любящей его прекрасной женщине.

В спектакле Н.Ф. Паштакова «Долина дьявола» (автор П.В. Кучияк) Евгений сыграл две отрицательные роли – Айдарова, врага новой власти, пробравшегося в исполнительные органы и помогавшего своим единомышленникам, и шамана. Два разных характера, и для каждого героя – свой образ.

Папитов умеет держать точность и остроту сценического рисунка, выпуклость и определенность характера. В своем творчестве актер продолжает развивать традиции народных комиков, сочетая их с мастерством профессионального искусства. В колхозно-совхозном Ойротском театре основателями этого направления являются комики Я. Быйхиев, В. Чумакаев. В 1978 году во вновь созданном театре его стали развивать С.Т. Санашев, С.М. Мундусов. В современном театре драмы продолжают В. Киндиков, Е. Папитов, И. Кукуев, К. Елеков.

Игра Евгения Васильевича пронизана национальным колоритом, жанровыми красками, проявляющимися в образах алтайских персонажей: трагического Jурамая («Ченелтелу чак» по А. Адарову), странника Чоло («Козуйке и Байан» А. Юданова), светлого мальчика Кун-уула («Кун-уул» А. Юданова), помощника нечистой силы Алдачи («Чőрчőк» А. Мамадакова), а также в таких героях, как преданный Зыркон («Аттила»), жесткий отец Г.И. Гуркина, запрещающий занятия рисованием сыну, максималист член Горной Думы («Восхождение на Хан-Алтай» по А. Борисову, Д. Белекову), жизненно достоверный, надежный старшина Васков («А зори здесь тихие…» по Б. Васильеву), торговец на базаре («Ханума», А. Цагарели). В спектакле калмыцкого режиссера Б. Колаева «Вишневый сад» по пьесе А. Чехова он создал один из удачных образов – Фирса. Сгорбленный от старости, с крючковатыми руками, в алтайской шапке и старенькой безрукавке, герой актера предстает слугой уходящего мира Раневской и Гаева. Он преданно и любовно следит за своими хозяевами, прислуживая им, забывая о себе и своей немощи. Актер преображается внешне и внутренне, создавая самобытный образ преданного старого слуги, которого хозяева оставляют в пустом заколоченном доме.

Он одинаково заметен как в центральных, так и в эпизодических ролях, потому что и в эпизоде может подробно рассказать о характере своего персонажа.

В 2012 – 2013 годах Евгений Папитов сыграл юродивого Дивану («В ночь лунного затмения» М. Карима). Спектакль поставлен режиссером Э. Иришевой, после долгого перерыва он вернулся в репертуар театра.

Прошло свыше двадцати лет, настало другое время, и играют новые молодые исполнители, которые вкладывают свое отношение к проблемам героев. Спектакль рассказывает о мужестве, силе человеческого духа, сопротивлении сложившимся обстоятельствам и о зле, которое входит в людей незаметно. Дивана в исполнении Папитова – юродивый с душой ребенка, доверчивый, простодушный, но чувствующий окружающее, как провидец. Он живет одновременно в своем воображаемом мире и реальности, ясно видя врага своего стойбища, своей семьи в Дервише, который прикрывает свои страсти под маской смирения. И Дивана, прося главу рода Танкабике прогнать Дервиша, тем самым пытается сохранить свое стойбище и помочь своим любимым людям: Акъегету, Шафаку, Зубаржату. Но тщетны его просьбы, не смогла ничего сделать байбисе. Его близких выгоняют в степь на погибель. Актер убедителен в образе своего героя, нашел соответствующую походку, мимику.

Другой характер Папитов создал в спектакле «Туба». Кам Солоны – такой тихий человечек, который знает, что ему надо. Он может, светло улыбаясь, столкнуть Тубу в речку, чтобы забрать его кедровый урожай, или, воспользовавшись своим даром, окружить мешки с орехом невидимым забором и не отдавать их. Благо, хитрого Тубу тоже не проведешь. Ничуть это не смущает кама Солоны. Все равно он действует по-своему. Нравится ему жена Тубы, которая сшила ему новую одежду, и ради нее он хочет условно наказать Тубу, назначив ему один удар кнута. Но следует окрик зайсана, кам, струсив, тут же назначает 15 ударов. Евгений Васильевич использует палитру других своих красок – «акварельных»: легких, светлых. Взгляды по сторонам, потом – в небо, скорбные губы, едва обозначенный жест тонкой руки… Ничего не сказано, но все понятно. Из таких черточек создается образ подловатого, трусливого, но легкого, улыбчивого человека. Актер тонко и глубоко чувствует своих героев, стремится к законченности формы, что вызывает живой отклик у зрителей.

Е.В. Папитов сыграл множество ролей, виртуозно раскрыв характеры своих героев, каждый из них – это человек со своим миром, со своими радостями и горестями, проблемами. И все это складывается в образ народа, жившего ранее и живущего ныне.

Евгений Васильевич – дважды лауреат конкурса «Дьаркынду дьылдыс» («Блистающая звезда») Алтайского республиканского отделения Союза театральных деятелей и Министерства культуры РА за лучшую мужскую роль второго плана в 2009 году и лучшую патриотическую роль (старшина Васков в «А зори здесь тихие…») в 2011-м.

Его роли – биография театра. Сейчас Папитов – в лучшей поре актерского творчества. Ему подвластны разные жанры, разные палитры красок, позволяющие создавать новые интересные роли. Как все актеры, единственное, что он желает себе, – много ролей, самых разных. Это значит быть востребованным в любимом театре и радовать зрителей. Надеемся, что так и будет.

С.Н. Тарбанакова, кандидат искусствоведения, театровед.

Безимени-1

IMG_0190

Папитов Е.В.

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru