Когда же примут закон о пчеловодстве?

Пчелы – чудо природы! Они являются уникальным звеном в экосистеме, обеспечивающей стабильность и сохранность живой природы, служат основными опылителями растений, как культурных, так и дикорастущих. В летнее время неустанно опыляют наши поля, леса, сады и огороды, собирая пищу себе и человеку. Ей – медоносной пчеле – в российском законодательстве необходим особый статус.

Из-за отсутствия закона о пчеловодстве в региональных законодательных собраниях вольно трактуют подати, земельный налог и арендную плату пчеловодов за земельные участки под стационарные и кочевые пасеки, в том числе и в лесном фонде. Депутаты Чойского района, например, установили плату за земельные участки под пасеки вместо 94,4 рубля за гектар (ставка земельного налога) девять с лишним тысяч рублей. Это иначе как грабежом не назовешь!

Аналогичная ситуация сложилась и в Майминском районе. После обращения к бывшему главе муниципалитета Осокину плату моментально снизили с 11 тысяч рублей до ставки земельного налога. В Турочакском районе до сих пор она высока. В остальных – плата за землю под пасеки также не соответствует земельному налогу. Так что к муниципальным властям у пчеловодов накопилось много претензий. Земельные комитеты нередко к стационарным пасекам в радиусе трех километров «сажают» сразу по нескольку передвижных, создавая перенасыщенность местности пчелами при низкой кормовой базе, а это приводит к убыточности пасек, распространению болезней пчел, к их воровству.

Всевозможные бюрократические барьеры, вымогательства взяток не позволяют пчеловодам вывозить своих пчел на кочевку, получать землю для улучшения кормовой базы вокруг стационарных пасек. А если посеют медоносы, то любой владелец пчел может подвезти свою пасеку к этому месту.

Из-за отсутствия закона о пчеловодстве сложилась парадоксальная ситуация: медоносные насекомые превратились в лесопользователей. Деятельность этих тружеников практически приравнена к сенокошению, пастьбе скота, заготовке древесных соков, заготовке и сбору дикорастущих орехов, плодов, ягод, грибов, других пищевых лесных ресурсов, лекарственных растений, технического сырья и другим видам пользования, перечень которых утвержден федеральным органом управления лесным хозяйством, за большинство из которых взимается плата.

Неужели законодатели не понимают элементарного: пчела с полей, садов и из лесов лесного фонда ничего не берет, а, наоборот, опыляет флору, увеличивает биологическую массу растений, урожай сельскохозяйственных культур, лесных плодов и ягод.

Следует отметить, что доходы от опыления растений медоносными пчелами в 10 – 20 раз превышает стоимость пчелопродуктов. Это огромный подарок землевладельцам, в том числе и лесному фонду. Руководитель энтологических исследований Министерства сельского хозяйства США Э.Ф. Ниплинг в докладе на XXI Международном конгрессе по пчеловодству заявил: ежегодный доход от реализации пчелопродуктов в США составляет 45 миллионов долларов, а при опылении сельскохозяйственных культур – шесть миллиардов долларов. Разница в 133 раза! Это ли не плата за нахождение пчел на землях сельхозназначения и лесного фонда!

Видные политические деятели и президент нашей страны говорят о благоприятных реформах Столыпина, приведших к экономическому подъему России с 1906 по 1913 год. Если вспомнить историю, то согласно постановлению правительства Столыпина в начале двадцатого века на пустующие земли востока и юга Сибири было переселено более двух миллионов семей. В этой реформе не было ни репрессивных действий, ни чиновничьей бюрократии. Наоборот, для людей создавались благоприятные условия для сельскохозяйственной деятельности. Переселенец со своей семьей за счет государства мог добраться до нового места жительства. Для ведения хозяйства он бесплатно получал нужное количество земли. Для строительства дома, риги, бани, изгороди ему выделялось 300 кубометров строевого леса. На выданные деньги он мог купить 40 дойных коров! Как видно, это была довольно разумная политика.

Сегодня же купля-продажа права на участие в конкурсах и аукционах по продаже земельных участков под пасеки на землях сельхозназначения и землях лесного фонда имеет не поощрительную, а репрессивную направленность. Напрашивается вопрос: что значить купить право? Право не может быть продано или куплено. Оно дано гражданину Конституцией со дня его рождения. Право либо есть, либо его нет.

Складывается впечатление, что эти законы приняты для того, чтобы простой гражданин из-за отсутствия денежных средств не смог купить нужный ему участок. Так что ничего не изменится, если репрессивные и коррупционные составляющие не исключить из Гражданского, Земельного, Лесного, Градостроительного и Налогового кодексов.

Во многих субъектах страны принят закон о пчеловодстве и пчеловоды получили законодательную базу для своей деятельности. В Республике Алтай этот вопрос остается открытым. Проект закона вот уже десять лет пылится в региональном Минсельхозе, хотя его давно уже можно было доработать, если нужно, дополнить, обсудив каждую статью. Крайне необходимо внести отдельную статью, чтобы во время проведения ярмарок, фестивалей меда в летнее время, в теплую погоду и солнечные дни пчеловоды, содержащие пчел на расстоянии до пяти километров от места проведения мероприятий, были оповещены о том, что необходимо закрывать своих пчел для предотвращения их массовой гибели на ярмарках и фестивалях.

Пчеловодство выпало из правового поля российского законодательства, так как до настоящего времени на федеральном уровне не принят закон о пчеловодстве. Это затрудняет или вовсе исключает ведение правовых отношений с федеральными и региональными органами в защиту медоносной пчелы, имеющей важное экологическое, экономическое и социальное значение.

Пчеловод А.В. Грехов.

 

Related posts

комментарии