Международная эколого-экономическая зона – будущее Горного Алтая

На прошлой неделе в нашей газете вышла публикация, анонсировавшая тему возможного создания в России международных свободных экономических зон. Истории вопроса и возможностям, которые открывает сотрудничество приграничных государств в данном формате на современном этапе, посвящена обширная статья Сергея Леонидовича Ленкина, действительного члена РАЕН, доктора экономических наук, члена Высшего совета Всемирного союза гуманитарных, благотворительных, миротворческих и экологических организаций; Наблюдательного совета Международного союза экологов, промышленников и предпринимателей.

2-1

Офшорный бизнес и свободные экономические зоны (СЭЗ) существуют уже не один десяток лет и хорошо известны мировому сообществу как своими плюсами, так и минусами. В последние годы благодаря совершенствованию схем оптимизации налогообложения, правовой защищенности и удобного для клиентов делопроизводства число таких зон и масштабы их воздействия на оборот капитала возрастали стремительными темпами. По экспертным оценкам, уже в конце прошлого века более половины всего объема мировых валютных операций проходило через офшоры. Бурная деятельность офшорных зон резко обострила проблемы, порожденные финансовой глобализацией и мировым экономическим кризисом. Неудивительно, что международные органы финансового контроля и целый ряд стран вынуждены всё чаще применять самые радикальные меры к тем офшорам, которые превратились в мировые «прачечные» для отмывки грязных денег.
Новая модель не «страновых», то есть в границах и интересах одной страны, а совместных, с участием нескольких приграничных государств, международных свободных экономических зон (МСЭЗ) мною была предложена еще в 90-х годах прошлого века. Идея родилась в результате анализа опыта работы пилотных в России СЭЗ  «Находка» и «Калининград», а также эколого-экономической зоны (ЭЭЗ) «Горный Алтай», первым практическим организатором и руководителем которой мне посчастливилось быть по приглашению отцов-основателей республики В.И. Чаптынова и В.И. Петрова. Помню, как в те годы, желая поднять на качественно более высокий уровень развития ЭЭЗ «Горный Алтай» (в дальнейшем ее переименовали в ЭЭР «Горный Алтай») и для популяризации новой формы приграничного сотрудничества уже в формате МЭЭЗ, мы организовали интересную и плодотворную поездку в Ховдский и Баян-Ульгийский аймаки Монголии делегации от Республики Алтай. В ее составе были сторонники этой идеи – депутаты и предприниматели во главе  с первым заместителем председателя Госсобрания — Эл Курултай РА И.И. Белековым. Тогда руководители, представители деловых кругов и общественности монгольских районов, входящих в планетарный Горный Алтай, с энтузиазмом поддержали нашу инициативу и договорились всячески добиваться вместе с нами ее реализации. В последующие годы была проделана большая работа по продвижению проекта. В Республике Алтай провели несколько международных и общероссийских научно-практических симпозиумов и конференций, посвященных эколого-экономическим и культурным аспектам формирования ЭЭЗ «Горный Алтай», развитию региона по модели ноосферного типа.  Мои предложения по созданию механизма привлечения инвестиций и репатриации (возвращения) «беглых» отечественных капиталов посредством организации МСЭЗ 26 апреля 1999 года были рассмотрены и поддержаны Президиумом Российской академии естественных наук (РАЕН), а 14 марта 2002-го – кафедрой конкретной экономики и финансов Российской академии государственной службы при Президенте РФ, ведущей экспертной организацией России по данному вопросу. Отмечались научная новизна и хорошая практическая разработанность нового инвестиционного механизма. Аспирантам, соискателям докторской и кандидатской ученых степеней, преподавателям рекомендовалось использовать в своей научно-исследовательской работе данный вариант привлечения инвестиций в реальный сектор экономики страны. Кроме того, было решено обратиться в Государственную Думу и Правительство РФ с предложением об организации рабочей группы из ученых и специалистов, включая авторов проекта, в целях подготовки нормативно-правовой базы для создания МСЭЗ на территориях РФ и СНГ с учетом опыта функционирования СЭЗ России.
Идею создания СЭЗ нового типа активно поддержал известный в республике экономист Михаил Зотов, много сделавший по организации ЭЭЗ «Горный Алтай» и развитию экономики РА. Совместно мы разработали специальный вариант МСЭЗ на базе Республики Алтай, как «точку роста» для активизации инвестиционной деятельности в регионе и в целом в Западной Сибири, и направили полпреду Сибирского  Федерального Округа (СФО) Л.В.  Драчевскому. Параллельно были подготовлены письмо и пояснительная записка Президенту РФ В.В.Путину о необходимости создания МСЭЗ на юге, западе и востоке России. К сожалению, тогда в ответ мы получили дежурные отписки, а наши предложения в СФО и вовсе остались без какой-либо реакции. Советник Президента РФ А.Н. Илларионов (ныне ярый противник и страстный обличитель политики В.В. Путина) сообщил нам, что предложения рассмотрены в Администрации Президента РФ и направлены заинтересованным министерствам и ведомствам. При этом он издевательски советовал авторам проекта реализовать идею самостоятельно, опираясь на права и возможности общественной организации – Российской академии естественных наук, действительными членами которой мы являлись. В  письме-ответе председателя исполкома СНГ Ю.Ф. Ярова отмечалось, что идея интересна, но в настоящее время для ее реализации в России и СНГ якобы нет ни средств, ни правовой базы. Весьма странное заключение, ведь именно эту базу мы и предлагали разработать и внедрить в пилотных регионах. Понятно, что при таком, мягко говоря, формальном отношении, без реальной поддержки руководства страны эту сверхзадачу решить только на общественных началах было просто невозможно.
Через несколько лет, 13 апреля 2006 года, выступая в Москве на международной конференции «Перспективы и практические аспекты сотрудничества со странами АТР в свете вступления России в ВТО» я еще раз, уже при активной поддержке Московской Торгово-промышленной палаты и Парламентского центра «Кооперация и социальный прогресс», попытался привлечь внимание российских правительственных структур к этому проекту. Однако никакой позитивной реакции опять так и не последовало. Думается, тогда, в «лихие 90-е», да и позднее, в «тучные нулевые» годы, так сказать, во время триумфа «пятой колонны» в борьбе за насаждение в России пресловутых западных ценностей, идея МСЭЗ умышленно замалчивалась или вовсе выставлялась как утопичная и несвоевременная. Но теперь, на переломном историческом этапе, когда в результате слепого следования советам западных «партнеров» и их пособников Россия столкнулась с угрозами своему независимому существованию, по всей видимости, объективно складываются более благоприятные обстоятельства. Далеко не случайно лидер партии «Гражданская платформа» бизнесмен Михаил Прохоров совсем недавно предложил на Дальнем Востоке создать совместно с Японией не обычный «страновой» оффшор, а свободную экономическую зону. «В современном мире идет постоянная системная борьба с оффшорами за прозрачность налоговой базы каждой страны. Тем не менее возникают ситуации, когда в силу определенных причин необходим рывок в развитии отдельной территории в сочетании с внешнеполитическими факторами – в таких случаях имеет смысл говорить о создании не оффшоров, а свободных экономических зон», — заявил он. Это предложение последовало  после того, как премьер-министр РФ Д.А. Медведев 21 марта 2013 года на заседании Правительства РФ, посвященном госпрограмме развития Дальнего Востока и Байкальского региона, сказал буквально следующее: «Если такие страсти кипят вокруг Кипра, может, и нам создать такую зону на Дальнем Востоке? Может быть, часть наших денег, которая на Кипре, а также в других зонах, которые сейчас не упоминаются по понятным причинам, к нам вернется?» Предложение свое Дмитрий Медведев сделал на фоне беспрецедентного банковского кризиса на Кипре. Тогда островная республика  в одностороннем порядке объявила, что списывает налог с размещенных в банках счетов и депозитов, в том числе принадлежащих и российским резидентам. В результате доверие в мире ко всем внутренним офшорам оказалось катастрофически подорванным уже всерьез и надолго.
Эти инициативы в особой оригинальности заподозрить никак нельзя. На самом деле за последние 20 лет в России неоднократно предпринимались попытки по созданию внутренних офшоров, в том числе и на Дальнем Востоке. На постсоветском пространстве за минувшие годы ярко возникали и тихо исчезали десятки СЭЗ, декларирующих льготное и упрощенное налоговое, таможенное и валютное регулирование. Однако ни одной из них, несмотря на существенные преференции, так и не удалось привлечь в заметных объемах ни  иностранный, ни отечественный частный капитал. Более того, такие псевдо-СЭЗ превратилось в «чёрные дыры» для экономики страны, позволяющие легальным путём уходить от налогов собственным резидентам РФ. В итоге большинство СЭЗ «первой волны» были вынуждены попросту закрыться. Следует отметить, что в соседнем Китае в результате многолетней эффективной государственной политики, а, главное, стабильно низкого странового риска, именно в СЭЗ ныне создается до 50 процентов ВВП страны. Специфика китайского опыта регулирования свободных экономических зон заключается в том, что они для современного Китая – нечто большее, чем специальные районы по стимулированию иностранного и отечественного предпринимательства, привлечению инвестиций, ускоренному развитию тех или иных отраслей и производств. Как отмечают китайские аналитики, в СЭЗ КНР происходят становление и обкатка экономической модели, по которой в XXI веке будет жить практически вся Поднебесная.
В настоящее время в России предпринимается попытка развития СЭЗ нового типа: технико-внедренческих, промышленно-производственных, туристско-рекреационных, портовых и игровых зон. Их более двух десятков, но удовлетворительные  результаты показывает лишь единицы. Производственные зоны в Тольятти и «Титановая долина» в Свердловской области были открыты недавно и об их результатах говорить пока рано. Крайне плохо идут инвесторы в пять вновь возникших туристско-рекреационных зон. Например, «Новая Анапа» в станице Благовещенская Краснодарского края и «Куршская коса» в Ленинградской области были вообще закрыты из-за отсутствия резидентов. Много угроз для дальнейшего развития и у нашей ОЭЗ ТРТ «Долина Алтая». Кроме портовой зоны в Советской гавани в стране стартовали еще две портовые ОЭЗ. Правда, Мурманская реально так и не привлекла пока ни одного инвестора. В текущем году должна начать функционировать еще одна новая свободная экономическая зона – в Крыму и Севастополе. К сожалению, российские СЭЗ, созданные уже по новому законодательству, также не становятся эффективным инструментом для привлечения инвестиций и развития экономики страны. На мой взгляд, этот тип СЭЗ не устраняет их главного изъяна – странового характера со своим вполне специфическим набором недостатков. Для переходных экономик большинства постсоциалистических стран это в первую очередь неприемлемые политические, экономические и организационно-правовые риски. У дальновидного инвестора всегда, а во время кризиса и санкций – особенно, во главе угла стоят вопросы безопасности вложений и возврата собственного  капитала. Жизнь весьма убедительно доказала, что одной стране, используя традиционный набор имеющихся гарантий, трудно убедить инвесторов вкладывать средства на долговременную перспективу и привлекать иностранный капитал даже за счёт особых льгот и преференций. Кроме того, реализация таких, прямо скажем, узкоэгоистических интересов не может не вызывать самой негативной реакции со стороны мирового сообщества. Вступив в ВТО, Россия не может не учитывать все эти обстоятельства. Но и инвестиции для развития реального сектора экономики нужны как воздух. Пока же, обладая национальным богатством, по самым скромным оценкам на порядок больше стоимости мирового ВВП, третьей частью минерально-сырьевой базы Земли, нашей стране удается привлечь в свою экономику лишь сотые доли процента мирового инвестиционного интереса.
Поэтому достойным выходом из многолетнего инвестиционного тупика может стать новая  форма интеграции и сотрудничества соседних государств – организация совместных международных свободных экономических зон. Именно России сегодня как экономически, так и политически чрезвычайно выгодно выступить с инициативой организации МСЭЗ, учредителями которых станут заинтересованные в совместном развитии приграничные государства. Об актуальности этого многообещающего проекта я вновь говорил  25 апреля 2013 года на  международной конференции XIV Московского международного форума «Высокие технологии ХХI века. Инновации на пространстве ШОС», а также в статье на сайте «Виртуального Клуба юристов», охватывающего своим членством 47 стран  мира. Моя статья «Международные свободные экономические зоны – точки роста экономик развивающихся стран» принята для публикации в материалах  десятой Международной научно-практической конференции: «Современные концепции научных исследований», которая будет проходить в  Москве 30 — 31 января текущего года.
Уверен, именно МСЭЗ сегодня способны решить вопросы безопасности и снижения рисков частных капиталовложений качественно иначе, на более высоком международном уровне. Изюминка в том, что администрация, общая и ограниченная в «пространстве и времени» территория МСЭЗ, коллективные гарантии и принятые в новых юрисдикциях прозрачные и долговременные «правила игры» для резидентов станут совместным детищем стран-учредителей и, следовательно, надежной организационно-правовой защитой для инвесторов. Разорвать или нарушить такой коллективный договор, подписанный на 50 — 100 лет, отдельно взятая страна произвольно не сможет, поскольку он имеет более высокий международный правовой статус со всеми вытекающими из этого важного юридического обстоятельства последствиями. Думается, с учетом особой глобальной значимости планетарного Алтая для МЭЭЗ «Горный Алтай» необходимо добиваться статуса специальной программы развития ООН. В этом случае приток инвестиций будет обеспечен льготами и преференциями в интересах уже нескольких соседних государств, что непременно придаст сотрудничеству взаимовыгодный характер на многие десятилетия вперед. Разумеется, для инвестора это будет играть чрезвычайно важную роль при принятии решений о вложении капиталов в тот или иной проект, предложенный совместной администрацией МСЭЗ. Отличительными позитивными факторами инвестиционного климата МСЭЗ наряду с благоприятным режимом хозяйствования должно стать создание коллективных залоговых и страховых фондов, специализированных банковских институтов и других характерных для современного бизнеса элементов рыночной инфраструктуры. Предлагаемый механизм можно рассматривать и как способ репатриации, то есть возвращения на родину «беглых» капиталов. Их владельцы, потенциальные инвесторы и участники МСЭЗ, также в не меньшей мере заинтересованы в обеспечении коллективной безопасности, поскольку далеко не всегда уверены в незыблемости гарантий и амнистий, декларируемых только одной страной (особенно после  известных событий на Кипре и санкций к России и Ирану).
Кроме того, у государств — соседей РФ много совместных инвестиционных проектов, успешно осуществить которые можно, лишь используя нестандартные подходы в привлечении мирового капитала, в том числе и офшорного. Наиболее перспективны МСЭЗ прежде всего на Дальнем Востоке, в  западном анклаве РФ – Калининграде, на Юге России – в нашем Горном Алтае. Весьма эффективной может оказаться деятельность МСЭЗ и с точки зрения взаимовыгодного решения острых межгосударственных территориальных проблем, например в Крыму и на  Курилах. Подтверждает это важное обстоятельство то, что недавно президент Украины Петр Порошенко заявил о готовности предоставить ополченцам Донбасса статус свободной экономической зоны со специальным режимом отношений с Россией и Евросоюзом. Особо подчеркну: организация МСЭЗ может хорошо вписаться в новую  архитектуру сотрудничества стран СНГ, ЕАЭС, БРИКС, ШОС и АТЭС. В условиях многополярного мира с учетом сложной международной обстановки, усиления дискриминационных санкций к развивающимся странам МСЭЗ могут стать эффективными «точками роста» на посткризисном экономическом пространстве. Ведь только газовые, энергетические, транспортные, аэрокосмические и оборонные проекты потребуют колоссальных государственных и частных капиталовложений. Учитывая масштабы и важность стоящих задач по модернизации и ускоренному развитию  приграничных государств, уровень затрат на создание инфраструктуры МСЭЗ является вполне приемлемым для стран-учредителей. Необходимы лишь политическая воля и желание их лидеров организовать именно такую форму интеграции.
В Республике Алтай накоплен большой опыт не только офшорного строительства и бизнеса, но и приграничного сотрудничества, прежде всего в вопросах природопользования и экологии, внешнеэкономической деятельности и развития культурных связей. Но сегодня необходимо по-новому оценить богатейшие геополитические, природно-рекреационные и социально-экономические возможности нашей малой родины и, как в годы  организации ЭЭЗ «Горный Алтай», выступить на федеральном уровне с инициативой создания первой не только в России, но и в мире международной эколого-экономической зоны «Горный Алтай», соучредителями которой стали бы входящие в нее территориально (приграничными  регионами) Россия, Казахстан, Монголия и Китай. По сути дела, такая МЭЭЗ сформирует организационно-экономическую базу  будущего ноосферного парка, где оптимальное сочетание получат все виды деятельности человека. В соавторстве с М. Зотовым некоторые  социально-экономические аспекты этой идеи мы постарались проанализировать в монографии «Горный Алтай – мировой лидер на пути к ноосферному развитию», опубликованной еще в 1999 году. Уместно будет вспомнить, что в Положении об эколого-экономической зоне «Горный Алтай», утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 8 ноября 1991 года №595, далеко не случайно было записано, что важнейшей целью создания ЭЭЗ «Горный Алтай» является «обеспечение экологического равновесия и гармоничного развития природно-социальной среды по модели ноосферного типа».
Напомню также, что прологом этого судьбоносного для нашей молодой республики федерального нормативно-правового акта стало проведение в сентябре 1991 году в Горно-Алтайске международного симпозиума «Проблемы формирования и развития  эколого-экономической зоны «Горный Алтай». В его работе принимали участие представители научных и деловых кругов из Англии, США, Канады, Испании, Швейцарии, Голландии, Чехословакии, Болгарии, а также ученые и специалисты из Москвы, Новосибирска, Барнаула, Иркутска, Казани, Душанбе, Абакана, Хабаровска. В числе 230 присутствовавших на симпозиуме были четыре академика, 80 докторов и кандидатов наук, руководители министерств и ведомств СССР и РСФСР, хозяйственные и советские работники, бизнесмены. Рекомендации симпозиума послужили теоретической базой для окончательной доработки проектов Положения и Концепции развития ЭЭЗ «Горный Алтай», а затем и постановления №595 Совмина РСФСР.
В заключение следует подчеркнуть, что организация международной эколого-экономической зоны будет вполне логичным актом, продолжением и развитием целей и задач ее предшественницы ЭЭЗ «Горный Алтай», а также ныне действующей ОЭЗ ТРТ «Алтайская Долина». Этот шаг может стать для нашей республики шансом, имеющим даже в ближайшей перспективе поистине историческое значение. Считаю, что для повышения актуальности и привлечения внимания на всех уровнях к этому уникальному проекту в Республике Алтай было бы целесообразно уже в текущем году подготовить и провести международную конференцию по организации международной эколого-экономической зоны в границах планетарного Горного Алтая, расположенного на территориях сопредельных государств России, Китая, Монголии и Казахстана.

Михаил ГОВОРОВ

Related posts

комментарии