Среда, 25 апреля 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Особенности региональной охоты
4:14, 04 апреля 2014

Особенности региональной охоты


Комитет по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира республики объявил об открытии сезона охоты на бурого медведя и пернатую дичь.

Понятно, что охота – одно из древнейших занятий человека, раньше она была для него одним из способов существования. Сегодня мы живем в другое время, когда полки магазинов ломятся от изобилия всевозможных продуктов, в том числе мясных. Что касается нашего сельскохозяйственного региона, то подавляющее большинство сельчан живут за счет личного подсобного хозяйства. Неужели при таком положении дел есть потребность в охоте даже на хозяина тайги – медведя или на птиц – певчую душу леса? С этим и другими вопросами мы обратились к старшему государственному инспектору отдела контроля и надзора Виктору КУРТОМАШЕВУ.

IMG_1950

– Виктор Михайлович, на мой взгляд, странно, что комитет, призванный охранять, заниматься воспроизводством животного мира, выдает разрешительные документы на истребление зверей и птиц…

– Государственным органом по охране диких животных в Республике Алтай является Комитет охраны животного мира Республики Алтай. Он призван регулировать вопросы рационального использования охотничьих ресурсов. В число полномочий сотрудников также входят выдача охотничьих билетов, разрешений на добычу охотничьих животных в общедоступных угодьях, разработка и утверждение норм допустимой добычи.

Для организации рационального использования животного мира сотрудники комитета ежегодно проводят государственный учет диких животных, ведут мониторинг охотничьих ресурсов, включающий сведения об их географическом распространении, численности и характеристику среды обитания.

Здесь водятся редкие животные, находящиеся на грани исчезновения и занесенные в Красную книгу Российской Федерации. Как известно, в Красной книге Республики Алтай – 19 видов млекопитающих, в том числе снежный барс (ирбис), алтайский горный баран (аргали), балабан, сапсан и другие животные, а также 78 видов птиц.

Охотничья фауна насчитывает 33 вида млекопитающих и 34 вида птиц. При таком биоразнообразии наша республика издавна считается одним из лучших охотничьих регионов Западной Сибири.

– Насколько популярна охота сегодня?

– Думаю, статистика говорит сама за себя. В республике зарегистрировано более 10 тысяч охотников. В основном добывают марала, косулю, кабана, сибирского горного козла, медведя, барсука, зайца, белку, соболя, сурка, лисицу, рысь, росомаху, волка. Из охотничьей орнитофауны наибольший интерес представляют водоплавающие и тетеревиные. Характерно, что глухарь, рябчик, куропатка имеют высокую численность и распространены по всей территории региона. Охота на вальдшнепа у нас непопулярна.

– Данные статистики, конечно, ужасающие. Думаю, к этим 10 тысячам можно смело добавить еще столько же «нелегалов», или, проще говоря, браконьеров. Было бы интересно узнать, какие факторы учитываются при выдаче разрешений на добычу тех или иных животных и птиц?

– Разрешения на добычу охотничьих ресурсов выдаются в пределах утвержденных лимитов, на основании поданных охотниками заявлений. Выдавать выше допустимых норм добычи мы не имеем права.

Повторюсь еще раз: для отслеживания численности и возможности выдачи разрешений проводятся государственный мониторинг и учет диких животных. На основании полученных данных и их анализа устанавливается целесообразность выдачи разрешений, а также запрет на тот или иной вид охоты. Например, распоряжением правительства республики от 15 сентября 2009 года №449-р с марта 2011 г. до 1 августа 2014 г. запрещена охота на лося и кабаргу в связи с их малочисленностью. Количество лосей на данный момент достигает около 600 особей. Благодаря принятым мерам увеличивается численность кабарги. Сейчас количество этих животных – в пределах пяти тысяч. Так что Правительство РА уделяет большое внимание вопросам охраны животного мира.

– После введения запрета на добычу того или иного животного, вероятно, приходится уповать на Всевышнего, чтобы популяция восстановилась. Это реально при том количестве волков, которое мы имеем сегодня?

– Питомников по выращиванию диких животных для последующего выпуска в лес на территории республики нет, поэтому восстановление происходит естественным образом. Антропогенный фактор воздействия со стороны хищных животных, в частности волков, большой. Поэтому регулирование их количества – одна из серьезных проблем, так как наряду с прямым экономическим ущербом сельскому и охотничьему хозяйству большое поголовье волков – более 1300 – одна из причин снижения численности ценных видов животных, прежде всего копытных, в том числе занесенных в Красную книгу.

– На примере прошлого года можете сказать, сколько всего было выдано разрешений на охоту, в частности на медведя?

– Около 6000 тысяч разрешений, из них на добычу медведя порядка 180.

– Прошу прощения, но цифры просто пугающие! Неужели численность медведей позволяет каждый год истреблять их в таком количестве? С таким проворством и азартом мы истребим не только хозяина тайги, но и всех четвероногих и пернатых обитателей леса! По-моему, и так уже в тайге стало тихо как в склепе…

– Вы заблуждаетесь, если думаете, что за сезон по разрешающим документам истребляется 180 медведей. Между тем, сколько выдано лицензий, и тем, сколько фактически истреблено зверей или птиц, большая разница, так как удачная охота – дело случая. Что касается медведя, то одному охотнику выдается разрешение на добычу только одного животного. В сезон добывается около 40 процентов копытных животных от официально разрешенного количества. Что касается численности медведей, то, по данным за 2012 год, их было примерно 2760.

Негативное влияние на динамику численности диких животных также оказывают изгороди маральников на путях их миграции, хозяйственная деятельность населения, пастбищное животноводство, лесозаготовки, лесные пожары и низкая культура охотников.

– Но тайга большая, и браконьеров развелось, как комаров на болоте, а поймать каждого невозможно…

– Браконьерство тоже имеет место быть. Надзор и контроль за соблюдением порядка добычи охотничьих ресурсов осуществляют государственные инспекторы нашего комитета.

В отношении нарушителей предусмотрена административная и даже уголовная ответственность. Например, нарушение правил охоты влечет наложение штрафа на граждан в размере от 500 до 4000 рублей с конфискацией оружия или лишением права осуществления охоты на срок до двух лет. При повторном случае в течение одного года налагается штраф от 4000 до 5000 рублей. В случае незаконной добычи косули виновное лицо обязано возместить ущерб, причиненный охотничьему фонду. Большие иски – до 60 тысяч рублей – предъявляются за добычу косули.

Если охота ведется в нарушение установленных сроков, то человек либо лишается права заниматься охотой от одного года до двух лет, либо платит немалый штраф. Есть много примеров, когда нарушителей закона призывали к ответственности по решению суда.

– В нашей республике известны случаи групповой охоты, которую иначе как варварской не назовешь. Канонады выстрелов эхом разносятся по всей округе, но госинспекторы почему-то никого не трогают, по крайней мере, населению об этом неизвестно…

– Более чем уверен, что действуют они в рамках закона, так как меры ответственности в отношении нарушителей правил охоты ужесточены вплоть до уголовной, и все об этом знают. Согласно правилам коллективная охота осуществляется в отношении копытных животных и медведя. При групповой охоте регламентировано число людей – не более восьми человек. При коллективной охоте не допускается применение огнестрельного оружия с магазином вместимостью более пяти патронов, а лицензия выдается на добычу только одной особи. Также законом запрещено использовать механические транспортные средства, в том числе летательные, автомобили, снегоходы и прочие.

– Почему бы не внести изменения в правила и коллективную охоту разрешить, допустим, только в отношении волков, если они наносят серьезный урон животному миру, тем более что их развелось предостаточно. Тогда можно было бы не ограничиваться добычей одной особи. Ведь для настоящего охотника, как мне кажется, важен не трофей, а сам процесс…

– Сегодня охота – это отдых, хобби и даже активный вид спорта.

– Кстати, по поводу волков. В республике сохранилось стимулирование на их отлов?

– По инициативе нашего комитета главам муниципальных образований было предложено в каждом районе создать бригаду охотников-волчатников.

Из республиканского бюджета ежегодно на борьбу с этим хищником выделяется два миллиона рублей. Из расчета за одну голову, независимо от пола и возраста, охотнику, поймавшему волка, выплачивается денежное вознаграждение в размере 3000 рублей. В прошлом году выплаты были произведены за отлов примерно 600 волков. У нас довольно много волчатников, особенно в Улаганском (Акчины), Онгудайском и Кош-Агачском районах. Есть такие, кто занимается этим профессионально. В прошлом году охотник Оргунов из Кош-Агачского района добыл около 40 волков.

Добыча волков осложняется тем, что традиционные способы борьбы с хищником, распространенные в степных районах, – с использованием вездеходов, снегоходов, авиации, флажков, малоприменимы в нашей горно-таежной местности. Сложный пересеченный рельеф, высокогорные зоны, сплошные лесные массивы, лавиноопасные участки затрудняют борьбу с серым. Хорошие результаты дает добыча волчат в логове. Отлов этих животных осложняется еще и тем, что они, как и многие другие, имеют свойство мигрировать, в том числе на территорию сопредельных государств.

– Вы вскользь упомянули низкую культуру охотников. Но мы же знаем, что есть культ охотников у алтайцев и традиции живы до сих пор…

– Характерной особенностью коренных жителей как раз является то, что народ сохранил высокую экологическую культуру, уважительное отношение к природе и лесным обитателям, и, к счастью, традиции и обычаи предков живы до сих пор. Это я знаю на примере родственников, друзей и знакомых. Мой отец был охотником, именно от него я знаю о табу – запретах, касающихся охоты и не только. Отец, как заклинание, повторял каждый раз, что нельзя убивать стельных самок, так как это считается тяжким грехом. Запрещается стрелять в «меченого» оленя или оленя с красивыми большими рогами, так как им может оказаться хозяин или дух тайги, который нашлет несчастье. До сих пор у алтайцев действует запрет на ловлю орлов, беркутов, журавлей. При удачной охоте на оленя перед разделыванием туши положено просить прощения у духов Алтая, духов оленей, хозяев тайги. Мясом обязательно нужно поделиться с родственниками или соседями. Также по сей день с особым почтением алтайцы относятся к родовому тотемному животному или птице, которых категорически нельзя убивать. Например, у майманов это косуля, глухарь, орел, собака, у мундусов – беркут, сова, бык, у комдошей – выдра, у кoбoкoв – волк, у иркитов – беркут, у кыпчаков – волк, у тодошей – белый заяц и марал, у телесов – марал. Считается, их духи оберегают соплеменников от зла и всевозможных бед. Запрещается сорить, громко кричать, ругаться в лесу, у реки и так далее.

Особый охотничий культ совершается во время охоты на выдру. В год охотник может поймать только одну выдру – священное для всех алтайцев животное. Причем он обязан совершить определенный ритуал. В месте, где поймал ее, должен оставить добычу на трое суток, чтобы дух выдры, состоящий из десяти человеческих душ, спокойно покинул тело. Как известно, полоска шкуры выдры окаймляет алтайскую шапку из лисьих лапок, кабарги, рыси, соболя. Даже разрезать шкуру на полоски (шириной в два пальца) может взяться не каждая женщина – только пожилая здоровая женщина-мама, в семье которой в последние годы не было несчастий и смертей близких. Это лишь немногие из тех традиций, которые бытуют в народе до сих пор. Думаю, благодаря им и деятельности нашего комитета нам удается сохранять обитателей тайги.

 Марина Туркушева

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru