Четверг, 27 июня 2019   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
9:49, 15 марта 2012

Поэт, прозаик, драматург


Павел Васильевич Кучияк стал творцом не только своей индивидуальной истории, а также истории своего народа. Он внес большой вклад в развитие культуры и национального искусства алтайского народа. Он был человеком, объединившим в себе многогранный талант, – поэтом, прозаиком, драматургом, сказителем, актером, певцом и музыкантом.

Кучияк жил в своё время. И именно оно, моловшее через жернова истории человеческие судьбы, подарило нам одного из своих талантливейших сыновей, вскормленного, воспитанного и любимого народом. Кучияк так и не успел дописать первый алтайский роман «Адыйок». Свою недолгую жизнь (всего 46 лет) он всю без остатка посвятил своему народу. Человек, который при рождении не получил имени, позже вписал его в Большую советскую энциклопедию, его имя присвоено улицам в селах Чепош, Шебалино и городе Горно-Алтайске, республиканскому Национальному драматическому театру и премии, ежегодно присуждаемой талантливой студенческой молодежи.
Родившись на рубеже XIX и XX веков, П.В. Кучияк пережил вместе со своим народом Первую мировую войну, Февральскую буржуазно-демократическую революцию, Великую Октябрьскую социалистическую революцию, Гражданскую войну, установление советской власти на Алтае, построение социалистического общества, период политических репрессий 30-х годов и Великую Отечественную войну. Эти исторические события определили существенные моменты его жизненного пути и стали вехами биографии. Всё происходившее в то время имело для П.В. Кучияка своё особое человеческое измерение.
В конце XIX – начале XX века Горный Алтай представлял собой отсталую колониальную окраину царской России с патриархально–феодальным укладом. Большая часть коренного населения вела кочевой образ жизни. Оседлые алтайцы занимались земледелием и животноводством. 17 марта 1897 года в семье шамана Чочуша в селе Чепош Чемальского района родился сын. Шел год Кабана – неблагоприятный, по алтайскому календарю, для новорожденных, обрекающий их на суровую жизнь. Так как старшие братья и сестры П.В. Кучияка умерли вскоре после своего рождения, мать Адимаш дала младенцу отталкивающее имя, чтобы злые духи не обратили на него внимания. Мальчик очень долго носил обидное имя Ийт–Кулак, что значит «Собачье ухо».
Именно в детство уходят истоки творческой одаренности и таланта Павла Васильевича Кучияка. Совсем еще маленький мальчик выделялся цепкой памятью, пересказывал небольшие сказки, легенды, услышанные от отца или других рассказчиков. В семи–восьмилетнем возрасте он хорошо произносил шаманские моления, благословения к перевалам гор, ко всему Алтаю. В девятилетнем возрасте, рассказывая сказку «Сартакпай», имитировал не только речь и движения, но также отчаянный крик героя, когда мост неожиданно рушится. Рассказывая сказку «Шелковая кисточка», разыгрывал все роли, какие есть в произведении. При этом всегда следил за выражением лиц зрителей: реагируют ли они на его рассказ.
После смерти отца Павла взял на воспитание дедушка Капшай Кучияков. Детство будущего писателя прошло в нужде, с десяти лет дед отдал мальчика пасти овец. Через два года, решив сделать внука священником, он отвез его к отцу Василию Апанаеву с просьбой окрестить его и обучить грамоте. Кучияк долго сопротивлялся уговорам принять христианскую веру, но желание научиться читать и писать взяло верх. Часть времени он проводил у деда по линии матери Шонкора Шунекова, известного сказителя в долине Куюм. От него он впервые услышал поэтические сказания о могучих алтайских богатырях, легенды о Сартакпае-строителе, сказки о Башпараке, Ескюс-Ууле. Обладая феноменальной памятью, Ийт–Кулак повторял сказания слово в слово, каждое из которых его дед пел под аккомпанемент топшура в течение нескольких ночей. Отличной сказительницей была и бабушка Баргаа (сестра Шонкора). В ее сказках, пословицах и поговорках, поражающих тонкой наблюдательностью и предельной краткостью слова, был отражен многовековой опыт познания народом окружающей жизни. Раскрыв перед ребенком богатую кладовую народной мудрости, Шонкор и Баргаа зажгли в нем искру любви к поэтическому слову. В 12 лет гортанным пением (каем) мальчик уже воспроизводил такие сказания, как «Ескюс-Уул», «Келер-Куш», и умело сопровождал исполнение игрой на топшуре. К 15 годам он стал достаточно известным.
В июне 1916 года царское правительство объявило мобилизацию инородцев на тыловые работы в прифронтовую полосу. Девятнадцатилетний Кучияк, едва окончивший два класса церковно-приходской школы, вместе с другими алтайцами впервые выехал за пределы Горного Алтая и попал в белорусские леса под Бобруйском. В этой поездке мир перед ним раскрылся в масштабе большой страны. Он был поражен необъятностью русской земли. С тыловых работ вернулся домой в 1917-м и поселился в деревне Чепош, где работал лесорубом, бондарем и сапожником, одновременно вёл маленькое хозяйство, состоявшее из ячменного поля, пасеки, овец, лошадей и кур. Мировые события его не волновали. О том, что происходит в Сибири и даже на Алтае, он имел самое смутное представление. О Великой Октябрьской социалистической революции П.В. Кучияк узнал только через полгода. Газет в то время у него не было, в Чемал он почти не ездил, а из новостей, которые доходили до Чепоша, было трудно что-нибудь понять. И хотя он слышал о большевиках, сибирских автономистах, движении «Каракорум», Колчаке, чехах, однако не понимал, чего они хотят и почему борются друг с другом.
В 1918 году началась гражданская война. Кровавая мясорубка втягивала людей чаще всего без их желания и даже несмотря на сопротивление, нередко все решали обстоятельства. Многое, например, зависело от того, под чью мобилизацию попал человек, каково было отношение тех или иных властей лично к нему, семье, от чьих рук погибли родственники и друзья. Немалую роль сыграли особенности региона, национальные, религиозные и другие факторы. Это были тяжелые годы для алтайцев. Горный Алтай представлял одну из окраин России, куда стекались остатки разбитой белой армии. Кучияк был мобилизован Каракорумской управой и в качестве обозника некоторое время находился при белогвардейских войсках. В 1920 году он добровольно сдался частям Красной армии. После короткого допроса командир Красноармейского отряда отпустил его домой, сказав, что ему нужно немного поучиться и понять, что Советы за таких, как он.
1920 – 1924 годы были переломными в жизни П.В. Кучияка. Идеи нового времени внесли существенные изменения в судьбу каждого алтайца. В 1923 году Павел Васильевич постепенно приобщился к общественной жизни и, как единственный грамотный человек на селе, был избран секретарем комитета бедноты, членом президиума сельского Совета. Кучияк сделал свой жизненный выбор и никогда не изменял ему. Впоследствии основными темами его произведений были становление советской власти, социалистические преобразования сельского хозяйства и коренные изменения в быте и культуре алтайцев.
В 1925 году областной комитет партии направил Кучияка на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока. Это были годы изучения русского языка, постепенного освоения общественно-политических знаний, знакомства с сокровищами мировой литературы – произведениями Пушкина, Гоголя, Чехова, Толстого, Горького, Маяковского. К этому времени относится первый поэтический опыт П.В. Кучияка.
Возвратившись в родные края, Кучияк возглавил красную юрту-передвижку (агитбригаду), организованную для обслуживания населения отдаленных аймаков – Улаганского, Кош–Агачского. Трудно переоценить значение этой работы в гуще народа, давшей возможность будущему художнику слова не только практически применить полученные в Москве знания, но и обогатить, расширить свой общественно–политический кругозор. Кучияк оказался непосредственным участником огромных преобразований в Горном Алтае. На его глазах вместо одиноко разбросанных кочевых стойбищ вырастали деревни со школами, больницами и клубами, организовывались колхозы.
В 1934 году в биографии Кучияка произошло знаменательное событие: он стал делегатом Первого всесоюзного съезда советских писателей. Вместе с другими писателями–сибиряками побывал в гостях у М. Горького на Малой Никитской улице. Впечатления от этой встречи Павел Васильевич сохранил на все годы своей жизни. Съезд писателей положил начало его плодотворной и разносторонней творческой деятельности.
С этого времени Кучияк от стихов переходит к созданию прозаических произведений. Весьма примечательно, что он выступает во всех жанрах прозы, являясь автором рассказов, очерков, повестей и незавершенного автобиографического романа. В центре внимания его прозаических произведений находится тема нового человека.
Он грезил искусством. «Моя мечта – создать алтайский национальный театр. Ездить по самым далеким урочищам, аилам. Там еще камы-шаманы бьют в барабаны и по мозгам людей. Пусть все, самые бедные и дикие, узнают силу нашего театра, нашей правды», – так говорил Кучияк своим московским друзьям-писателям в 30-х годах.
В 1936 году в области появился свой национальный театр-студия, который испытывал недостаток в национальном репертуаре. Павел Васильевич целиком посвятил свое творчество становлению сценического искусства алтайского народа. Он стоял у колыбели алтайской драматургии. В совершенствовании художественного мастерства ему всегда помогала русская литература. Он перешел на постоянную работу в театр, где заведовал литературной частью, писал пьесы, переводил на алтайский язык произведения русских драматургов и одновременно являлся ведущим актером, создавая запоминающиеся колоритные сценические образы. Скоро он приобрел большую популярность и известность.
Кучияк активно занимался сбором, переводом на русский язык и пропагандой алтайского устного народного творчества. Возможно, это нравилось далеко не всем. Любопытный разговор произошел в то время по телефону между новосибирским писателем А.Л. Коптеловым и одним из секретарей Горно–Алтайского обкома партии:
– Я тут задержал контрреволюционную книжку Кучияка.
– Павла Кучияка? Насколько я знаю, у него нет такой книги. Тут какое-то недоразумение.
– Вот передо мной листы. Всё было подготовлено к печати под названием «Алтын–Тууди».
– «Алтын-Тууди»? Это весьма ценное… Да. Да, я не оговорился, очень ценное народное сказание.
– Бросьте. Я алтаец. И мне больше знать, что народное, а что подделка. Для меня ясно: Кучияковская «стряпня». Кучияк писал. Я приказал рассыпать набор. Вот так.
Продолжением этого разговора стало чудовищное обвинение на одном высоком собрании и разоблачительный доклад на трех полосах в местной газете, после выхода которой его могли арестовать люди в голубых фуражках. Утром, прочитав статью, Кучияк успел исчезнуть из города и почти год занимался творчеством в Подмосковье в доме Литфонда. Постепенно волна репрессий шла на убыль. Только после того, как все обвинения были сняты, П.В. Кучияк вернулся на Алтай.
В январе 1941 года Павел Васильевич, полный творческих сил, приступил к осуществлению своей заветной мечты – созданию крупной работы о жизни своего народа. Он начал писать алтайский роман. От его первой заметки в газете до первых глав «Адыйока» прошло всего несколько лет. Для такого быстрого творческого роста одного лишь таланта было бы мало. Требовалась упорная работа, и он трудился неустанно. Роман пришлось отложить из-за начавшейся в июне 1941-го Великой Отечественной войны. Он так и не успел закончить начатое.
П.В. Кучияк хотел попасть на фронт, но в военкомате ему дважды отказали. 28 июня 1941 года он писал в письме своей старшей дочери Полине: «Я сегодня держу перо, но могу в любой момент заменить перо на штык и быть с вами рядом – бить фашистов. Я глубоко понимаю, что меня вывели на светлую дорогу советская власть и Коммунистическая партия большевиков. Из малограмотного меня сделали советским писателем, доверили мне большевистское перо».
В годы войны Павел Васильевич много работал в театре. Основная тематика его произведений – героизм земляков на фронте и в тылу. Театр в то время много гастролировал, внося свой вклад в общее дело Победы. Однажды П.В. Кучияк давал концерт для студентов и преподавателей Московского педагогического университета имени К. Либкнехта. Он исполнял знаменитое «Путешествие по Горному Алтаю». Профессор Б.А. Грифцов после концерта восторженно сказал: «Я очень долго жил в Италии и Франции… Изъездил все знаменитые театры Европы, но подобного выступления нигде не встречал».
В 1943 году Павла Васильевича не стало. в последнюю ночь дома смертельно больной Кучияк, лежа в постели, исполнял героический эпос «Маадай Кара». Он умер через несколько дней в городской больнице, его истощенный голодом организм не справился с болезнью.

Нина Ляшко, правнучка П.В. Кучияка.

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru