«Важна не только материальная сторона»

В левом крыле первого этажа главного корпуса университета уже почти завершены отделочные работы. В скором времени здесь будет располагаться объединенный музейный комплекс ГАГУ. Стены пахнут свежей штукатуркой, стенды пока что стоят пустые, укрытые бумагой. Не так давно исторический факультет переехал на новое «место жительства», а вместе с ним – и музей археологии. Руководство ГАГУ приняло решение обновить музейный комплекс. Меня встречает его заведующий Никита Константинов.

– Никита Александрович, что вас привело в науку? Это увлечение с детства?
— Историей я начал увлекаться, еще когда учился в средней школе села Ильинка Шебалинского района. Участвовал в предметных олимпиадах, несколько раз побеждал на районном и республиканском уровне. В результате на исторический факультет поступал на льготных основаниях. Отмечу, что в моих школьных успехах важную роль сыграл мой учитель истории Эдуард Валерьевич Полиев, он-то и привел меня поступать на истфак.
– Во время учебы в ГАГУ вы стажировались в Бельгии. Как это получилось?
— В 2012 году я участвовал в конкурсе на получение президентских стипендий и в результате получил средства для полугодовой стажировки по методике археологических исследований в Гентском университете, который давно сотрудничает с ГАГУ. В северо-западной Европе это один из крупнейших научных центров. Моим руководителем во время стажировки был профессор Жан Буржуа. Вместе со мной в одном офисе работали художник-бельгиец, занимавшийся отрисовкой археологических предметов, и аспирант из Англии. Еще я подружился с соседом – стажером из Таиланда, будущим специалистом по микологии (наука о грибах). Общение со студентами помогло мне усовершенствовать свой английский и лучше узнать местную жизнь.
– Насколько я знаю, в университете вы познакомились со своей будущей женой?
— Да, с Евгенией я познакомился в ГАГУ, она училась на том же курсе. В 2011 году мы окончили университет, поступили, а затем вместе обучались в аспирантуре у одного научного руководителя – нашего университетского наставника Василия Ивановича Соёнова, а в июне прошлого года досрочно защитили кандидатские диссертации.
– Какие темы вы развивали в своих работах?
— Тематика у нас была близкая – хозяйственная деятельность древнего населения Алтая в I тысячелетии нашей эры. Моя жена разрабатывала аспект ремесленного производства, а я – охотничьего промысла.
Еще обучаясь в аспирантуре, я начал работать научным сотрудником в университетском музее археологии, а после ее окончания, когда освободилось место, стал заведующим музейным комплексом ГАГУ. В этот комплекс входят четыре музея: археологии и этнографии, природы Горного Алтая, зоологический и посвященный истории университета. Кроме того, я немного преподаю на кафедре археологии.
– А ваша жена – она тоже родом с Алтая?
— Моя супруга родилась в Горно-Алтайске, здесь же окончила школу. Сейчас она работает в Национальном музее им. А.В. Анохина, вместе с Сергеем Михайловичем Киреевым занимается фондами, обрабатывает археологические коллекции.
– В наши дни многие выпускники вузов ищут высокооплачиваемую работу, уходят в бизнес, а научные интересы в лучшем случае оставляют себе в качестве хобби. Вы же решили сделать науку своей профессией. Почему?
— В студенческие годы, помню, энтузиастов среди моих сокурсников было много. Человек десять с нашей кафедры постоянно ездили в археологические экспедиции. Потом этот молодежный круг общения по интересам стал сужаться…
Мне же всегда хотелось иметь интересную работу, а не просто источник дохода. Да, в жизни часто приходится заниматься тем, к чему «душа не лежит», однако я все время так жить не смогу. Мне важна не только материальная сторона, необходимо и моральное удовлетворение.
– Материальное положение научных работников в России, увы, все еще не соответствует их высокому общественному статусу. Ждете, что со временем наступят перемены?
— Глобальных перемен не жду, но постепенно, конечно, все меняется к лучшему. Во многих сферах положение улучшается, в том числе в образовании. Школьным учителям, например, существенно подняли зарплаты. А вот до вузов у государства пока руки не дошли.
– Ну а финансирование научных исследований – в этом плане как дела обстоят?
— С этим проблем нет или по крайней мере они решаемы. Существуют различные фонды, конкурсы, гранты… Если есть серьезное намерение, финансирование для реализации своих начинаний всегда можно найти. Взять хотя бы музейный комплекс, которым я заведую: в прошлом году мы даже не думали, что он появится, а сегодня – уже практически полностью обновлен.
Что касается археологических исследований, чаще возникают проблемы юридического характера. Угрозы сохранению исторического наследия зачастую исходят от строительных компаний, возводящих здания и промышленные объекты, прокладывающих дороги и т.п., а также от «черных копателей». Юридические механизмы против них созданы, но на практике они не всегда действуют.
– Вы сами сейчас принимаете участие в полевых археологических работах?
— Первый раз я участвовал в полевых работах после первого курса университета, когда проходил археологическую практику. С тех пор каждый год езжу. Раньше работал под началом наших известных археологов – Василия Ивановича Соёнова и Александра Викторовича Эбеля, а с 2011 года провожу исследования уже самостоятельно.
Например, в окрестностях моего родного села Ильинка мы вместе с супругой проводили разведочные работы, фиксировали памятники, относящиеся к эпохе ранней бронзы и более поздние. Шебалинский район не очень хорошо изучен в археологическом плане, детальных работ на его территории практически не велось, поэтому археологу там есть чем заняться.

dsc_0407

Беседовал Михаил Говоров
Фото автора

Related posts

комментарии