Владимир Полетаев – молодой и успешный кандидат в сенаторы

– Владимир Владимирович, в конце прошлого месяца врио Главы Республики Алтай Александр Васильевич Бердников заявил, что в случае его победы на выборах в сентябре он по законодательному праву предложит кандидатуру в сенаторы. Среди озвученных им претендентов на сенаторство вы являетесь наиболее заметной и опытной в политическом плане фигурой. Скажите, как сразу вы решили принять его предложение?
– Действительно, Александр Васильевич сделал мне такое предложение, и я дал согласие в случае его победы и выбора моей кандидатуры представлять интересы Республики Алтай в Совете Федерации. Могу сказать, что за последний год мне поступали различные предложения карьерного характера, в том числе очень серьезные. Возможность выступать от имени Республики Алтай в Совете Федерации важна для меня в первую очередь как для человека, родившегося и прожившего здесь большую часть своей жизни. Поэтому после определенного периода обдумывания, консультаций и согласования с федеральным центром я принял именно это предложение.

IMG_6473

– У вас достаточно известные родители. Кем являются ваши предки по материнской и отцовской линиям?
– Дед по материнской линии Ефим Степанович Бакиянов – из алтайского сеока мундус. По преданию, род Бакияновых ведется от Бакия – одного из двенадцати зайсанов, обратившихся к императрице Елизавете Петровне с просьбой о принятии алтайского народа в состав России. Имя деда достаточно часто можно встретить в исторических хрониках Горного Алтая, он был легендарной личностью с очень сложной и интересной судьбой, в 1937 году репрессирован как японский шпион, провел 10 лет в лагерях. Бабушка по материнской линии Прасковья Яковлевна – тоже алтайка из рода иркит. Папин отец Владимир Кузьмич Полетаев прожил достаточно сложную, но короткую жизнь, прошел всю Великую Отечественную войну, получил серьезное ранение, работал на конезаводе в с. Верх-Ябоган. Поскольку он довольно рано ушел из жизни, воспитанием моего отца занималась моя бабушка Софья Григорьевна. Мой отец вырос в Усть-Канском районе, там его воспитывали в лучших алтайских традициях. Он, к примеру, отлично говорит на алтайском языке. Кстати, мои родители учились в одном классе в Ябогане и таким образом познакомились друг с другом.

– Ваша семья разнонациональная: мама – алтайка, папа – русский. Насколько гармонично уживаются две культуры в одной семье?
– Очень гармонично. Мы не делимся по национальному признаку, для меня обе культуры неразделимы. К примеру, когда я женился, моя свадьба прошла по алтайскому обычаю, и это было естественно для нас. Я уже сказал, что отец свободно владеет обоими языками. Ко всему прочему мы шесть лет прожили в Усть-Коксе среди старообрядцев, их культура тоже наложила определенный отпечаток на восприятие мира. Например, как у алтайцев, так и у старообрядцев не принято употреблять алкоголь на поминальных обедах, сквернословить и шуметь в горах, в обеих культурах очень большое внимание уделяется воспитанию уважения к старшим. Для меня и сейчас непозволительно человека пожилого возраста назвать просто по имени. Мы и своих детей воспитываем в тех традициях, которые сложились на взаимопроникновении двух культур.

– Как вы относитесь к упрекам, что вы не алтаец?
– С определенной долей иронии. Когда меня спрашивают, чистый я алтаец или нет, отвечаю: «Не знаю, как другие, а я два раза в день умываюсь». Думаю, что здесь вопрос крови не главный – важнее, как человек живет, думает и как он себя ощущает. Мы все алтайцы, когда приезжаем в Москву, Барнаул или какой-либо другой регион. Это широкое понятие – алтайцы. Для русских я алтаец, для некоторых алтайцев, возможно, русский. В душе всегда себя ощущаю жителем Алтая, человеком своей земли.

– Вы достаточно молоды, но послужной список у вас впечатляющий: самый молодой министр имущественных отношений, самый молодой министр экономики, один из самых молодых генералов Федеральной налоговой службы по Сибири, за достаточно короткий период – несколько серьезных наград… В чем секрет вашей эффективности, или это фортуна вас так балует?
– Я никогда не отрывался от земли и могу с чистой совестью сказать, что все, чего добился и продолжаю добиваться, – результат собственного упорного труда. Мне и сейчас несложно составить, как юристу, исковое заявление или осуществить представительство в суде. Я всегда предпочитал работать как головой, так и руками. Что касается эффективности работы, то старался окружать себя умными людьми, и мне никогда не претило, если в моей команде кто-то оказывался в каком-либо из направлений опытнее или умнее меня. Это, напротив, мне всегда импонировало, надо просто уметь грамотно расставлять кадры и ставить реальные задачи.

Возможность выступать от имени Республики Алтай в Совете Федерации важна для меня в первую очередь как для человека, родившегося и прожившего здесь большую часть своей жизни.

– А ваш возраст? Вас не пугала работа на таких ответственных постах?
– Возраст мне никогда не мешал. Первый раз я стал министром в 28 лет. Если человек в себе чувствует силы для работы на такой должности, то значит, она ему по плечу, главное, чтобы он был ответственен за принимаемое им решение. Да, первоначально воспринимал это как кредит доверия, но всегда его отрабатывал. Надо использовать преимущества и плюсы того возраста, в котором ты находишься. Сегодняшний свой возраст я оцениваю как время, когда, как говорится, надо пахать на человеке. Есть серьезный опыт, умения, силы, желание работать и далеко до пенсии. Главное, на мой взгляд, – чтобы в человеке не было черствости и равнодушия к своему делу, это касается как руководителей, так и специалистов. Если кто-то горит своей работой, то он осилит любые задачи.

– Последние четыре года вы жили и работали в Барнауле. С чем было связано решение продолжить служебную карьеру в другом регионе?
– Действительно, четыре года я проработал в должности заместителя руководителя Федеральной налоговой службы по Алтайскому краю. Для меня это – серьезный опыт, новая сфера деятельности, коллеги, теперь я достаточно хорошо знаю налоговую, финансовую и бюджетную системы и законодательство. Было важно попробовать свои силы в новом направлении, и я очень благодарен судьбе за то, что она предоставила мне такую возможность.

Мы не делимся по национальному признаку, для меня обе культуры неразделимы. К примеру, когда я женился, моя свадьба прошла по алтайскому обычаю, и это было естественно для нас.

– Ваше отсутствие в Республике Алтай каким-то образом повлияло на понимание тех процессов, что происходили здесь все это время?
– Моя работа в соседнем регионе не стала изоляцией от событий, происходивших здесь. Мы с семьей почти каждые выходные и отпуск проводили дома, в Горно-Алтайске, к тому же двести с небольшим километров в современных условиях – не расстояние, чтобы говорить об этом всерьез. Я был в курсе всех политических и социально-экономических новостей Республики Алтай, более того, всегда старался принимать посильное участие там, где требовалась моя помощь. Здесь мои корни, родители, здесь я родился и вырос, тут моя родина и мой дом.

Я никогда не отрывался от земли и могу с чистой совестью сказать, что все, чего добился и продолжаю добиваться, – результат собственного упорного труда.

– Можете дать оценку современному состоянию региона: насколько большие перемены, на ваш взгляд, здесь происходят?
– Я бы хотел говорить о позитивных переменах, которые очевидны, думаю, для каждого жителя республики. За последние годы значительно оживился строительный рынок, активно возводятся инфраструктурные, социальные объекты. Начался процесс развития собственной электрогенерации, создаются альтернативные источники энергии. Паводок, который случился в мае – июне, стал хорошей проверкой слаженности работы региональных и федеральных структур, и я считаю, что на достаточно высоком уровне – оперативно и, главное, без жертв, – с этой непростой ситуацией в республике справились. Наличие дорог и аэропорта также способствовало этому. Развитие инфраструктуры и экономики – поступательные шаги, которые направлены на то, чтобы субъект стал более самодостаточным. Я рад и последним кадровым преобразованиям в Правительстве Республики Алтай.

– Если говорить об экономических проектах, то как вы прокомментируете ситуацию, которая происходит вокруг особой экономической зоны «Долина Алтая», учитывая, что вы были первым руководителем проекта?
– Вплоть до своего ухода в 2009 году я доказывал и уверен сейчас, что этот проект республике нужен. Именно благодаря принятию распоряжения Правительства Российской Федерации о создании особой экономической зоны у нас появились аэропорт, дороги, газ. Может быть, какие-то действия опережали время и нужны были другие подходы. Мы были и остаемся связаны «правилами игры», принятыми законодательством об ОЭЗ. Если бы у нас была возможность самостоятельно принимать решения, не дробить проект на множество объектов, а отдать его одному серьезному застройщику, это в корне поменяло бы ситуацию. Тем не менее сама концепция проекта правильная, это и сейчас у меня не вызывает никаких сомнений. Конечно, есть вопросы к её изменению и корректировке и культуре строительства. Но надо отдать должное, что опыта реализации таких объектов не было ни в Республике Алтай, ни в России. Сейчас там имеются технические неполадки, но они устранимы, и правительство региона, я знаю, активно ведет работу в данном направлении, в том числе с федеральным центром. Особая экономическая зона «Долина Алтая» будет построена, я в этом уверен.

– Как вы относитесь к развитию туризма в регионе?
– У меня есть большой опыт путешествий по стране, и я могу сравнивать Республику Алтай, например, с Иркутской областью, Бурятией, где находится знаменитое озеро Байкал. Могу сказать, что мы в свое время обогнали эти регионы на десять – пятнадцать лет в плане развития туризма. Да, был долгий период хаотичной застройки туробъектов, но этим нужно было «переболеть». Ввиду того, что внешнеполитическая ситуация в стране изменилась и теперь внутреннему туризму уделяется повышенное внимание, на наш регион «смотрит» уже не только Сибирь, но и средняя полоса России, развивается vip-туризм – с учетом появления аэропорта. Весь вопрос в том, что мы должны посчитать экономику: деньги от туризма должны оставаться и работать в республике. И я в числе прочих ставлю перед собой такую задачу на перспективу: внести корректировки в законодательство о туризме в данном направлении. Вся беда в том, что у нас очень большое количество денежных ресурсов привлекается в республику, но такое же большое количество ресурсов и выходит из нее, этого быть не должно. Думаю, нам необходимо провести анализ. Туризм, безусловно, должен оставаться отраслью экономики, но вот должен ли он быть приоритетной отраслью, это вопрос. Я вижу три главных направления развития: культура, туризм и сельское хозяйство, именно в этом порядке. Почему, на мой взгляд, именно культура должна стать основной? У нас многообразная алтайская культура, богатые традиции старообрядцев, русский фольклор, традиционная казахская культура – мы должны умело использовать свое преимущество в данном вопросе. Наличие прекрасных театра и музея должно нам в этом помочь. Ничего не мешает сегодня республике задать тон первенства в этом направлении и стать национальным культурным центром Сибири.

Главное, на мой взгляд, – чтобы в человеке не было черствости и равнодушия к своему делу, это касается как руководителей, так и специалистов. Если кто-то горит своей работой, то он осилит любые задачи.

– Сегодня в республике как раз проходит одна культурная акция, которая фактически никого не оставляет равнодушным. Я говорю о сборе подписей в пользу захоронения мумии, названной Принцесса Алтая. Как вы относитесь к происходящему? И какого лагеря придерживаетесь – за или против захоронения?
– У меня есть своя точка зрения, но ввиду непростого политического цикла в регионе, я говорю о предвыборном периоде, считаю неуместным ее сейчас озвучивать. Я бы перевел ваш вопрос в другую плоскость: каким образом должны такие решения приниматься? Я бы установил две урны для голосования в самом музее и дал возможность посетителям проголосовать на выходе. Чтобы люди, которые пришли в музей, может быть, как раз только ради этого экспоната, могли дать свою оценку, уже осмыслив полученные знания и эмоции. А затем, допустим через полгода или год, специально созданный общественный совет мог бы посчитать голоса, сделать некий анализ и уже на основе этого принимать какие-то решения, в том числе выносить их на общественный суд. Но нельзя такие вещи делать в угоду сиюминутным целям, на эмоциональном пике и тем более в период активной политической борьбы.

Совет Федерации – это уникальный орган, потому что это представительство от регионов, и в Совете Федерации нет понятий, большой или маленький субъект, дотационный или экономически развитый, там действуют общие правила для всех…

– Поговорим о ваших планах как возможного сенатора от региона. Что предполагает должность сенатора, и какой вы ее для себя видите?
– Совет Федерации – это уникальный орган, потому что это представительство от регионов, и в Совете Федерации нет понятий, большой или маленький субъект, дотационный или экономически развитый, там действуют общие правила для всех, и это всегда два представителя от каждого субъекта. Основная работа сенатора связана с лоббированием интересов жителей его региона. Очень важно, что каждый представитель Совета Федерации имеет право законодательной инициативы, то есть может напрямую влиять на улучшение федеральных законов. Я полагаю, что для Александра Васильевича Бердникова главным фактором при выборе моей кандидатуры послужило то, что вот уже 10 лет я плотно работаю с двумя ключевыми федеральными ведомствами – Министерством финансов и Министерством экономики России. Я хорошо знаю, как устроены эти ведомства, как они работают, знаком с их руководящим и кадровым составами, замечу, что там на руководящих постах – люди моего возраста, и нам легко понимать друг друга.
Что касается моего видения, не в обиду тем, кто представлял интересы Республики Алтай ранее, если сложится, что я буду сенатором, в отличие от предшественников буду ездить в Москву на работу, а возвращаться в республику домой. Это даст мне возможность непосредственно здесь, на месте заниматься проблемами жителей республики. Если судьба укажет на меня и я действительно стану сенатором, в первую очередь намерен обратить особое внимание на работу с Комитетом Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам.

…если сложится, что я буду сенатором, в отличие от предшественников буду ездить в Москву на работу, а возвращаться в республику домой. Это даст мне возможность непосредственно здесь, на месте заниматься проблемами жителей.

– Желаем вам удачи и надеемся встретиться с вами уже в новой должности!
– Спасибо!

Для справки:
Полетаев Владимир Владимирович
родился 23 мая 1975 года в Горно-Алтайске.
По образованию юрист, в 1997-м окончил Алтайский государственный университет (г. Барнаул), в 2002-м – аспирантуру Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации. Кандидат юридических наук, имеет почетное звание «Заслуженный юрист».
Женат, воспитывает двоих детей.
Годы и места работы:
07.1997 г. – 06.1998 г. – главный инспектор юридического отдела Горно-Алтайской таможни;
06.1998 г. – 08.2003 г.- заместитель министра – начальник отдела по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению Министерства имущественных отношений РА;
08.2003 г. – 06.2004 г. – руководитель Территориального органа ФСФО России
в Республике Алтай;
12.2004 г. – 03.2006 г. – министр имущественных отношений РА;
01.2007 г. – 09.2007 г. – министр экономического развития и инвестиций РА;
09.2007 г. – 12.2010 г. – руководитель
ТУ РосОЭЗ по РА;
с декабря 2010-го – заместитель руководителя
УФНС России по Алтайскому краю.

Юлия Бабайцева
Оплачено из средств избирательного счета зарегистрированного кандидата на должность Главы РА, Председателя Правительства РА А.В. Бердникова.

Газета “Звезда Алтая” 26 августа 2014 г .

Related posts

комментарии