Всем народом, всем селом

Апшуяхтинскую сельскую администрацию возглавляет Галина Сергеевна Чаптынова. Она же главный вдохновитель и генератор идей, неистощимый источник энергии. И спеть может, и сплясать, и молоток в руки взять, и коня оседлать. Так и хочется сказать, перефразируя классика: «Есть женщины в наших селеньях…» Кстати, практика показывает, что в тех небольших деревеньках, где у власти женщины, уюта больше, организованности, в общем – порядка.

Галина Сергеевна Чаптынова

Рассказ о жизни села Галина Сергеевна начинает именно с той темы, которая на устах у всех, – с наводнения. Казалось бы – далеко живут апшуяхтинцы, высоко, речушка через село бежит маленькая, однако ж и им досталось от большой воды так, что до сих пор до конца не восстановились, да и вспоминают едва ли не каждый день, как боролись со стихией.
– Во время паводка размыло русло нашей реки, в зону подтопления попало три дома. Документы на компенсацию собрали вовремя, люди деньги уже получили, так что тут никаких проблем нет. Недавно к нам приезжали подрядчики вместе с главой района, будут делать мост и ямочный ремонт дороги внутри села. Два смытых моста мы восстановили своими силами, очень помогли частники – вывезли лес, пилорамщики распилили. Сейчас районная власть поможет, выделит деньги, чтобы заплатить людям за работу.
На мост, что в черте села, готовится проектно-сметная документация. Из всех переправ он остался один, да и то лишь потому, что в самый пик мы за него буквально бились со стихией, укрепляли как могли, чтобы не уплыл. Дежурили с 29 по 31 мая включительно, вышли всем селом.
Первый день на берегоукреплении и спасении моста работали 60 человек, в том числе 24 жителя Каспы откликнулись на призыв о помощи. Если бы мы тогда не удержали воду, подтопленными бы оказались не три дома, а вся окраина деревни. Люди вручную носили камни, коряги, что под руку попадется, лишь бы остановить вымывание грунта, работали пять тракторов – частники, на своей солярке, не считаясь с затратами, отстаивали свое и чужое имущество. 31 мая мы вышли на работы к тем мостам, которые были за пределами села. Самих мостов уже не было, дождь сменился снегом, который валил хлопьями, однако ни один человек не ушел домой.
Женщины организовали горячее питание. Принесли из домов продукты, прямо на месте сварили еду и накормили работающих. На второй день тоже 60 человек работали. Люди понимали, что дорога – единственная наша связь с районом, с республикой. Заставлять никого не пришлось, все сами вышли.
Мы ходили по домам только 28 и 29 мая, предупреждали, что, по данным МЧС, возможна угроза подтопления, оповещали тех, кто живет на берегу. Все были готовы к паводку, но такого наводнения никто не ожидал. К семи утра 30 мая у нас уже не было ни одного пешеходного моста, плавал и качался большой мост, потому что размыло подъездные площадки. С этого момента работы и начались. Мы бросали камни под берег, а они даже не задерживались, их тут же сносило течением. Позже удалось сделать что-то наподобие дамбы, когда тракторами уложили большие камни, вручную насыпали сверху небольших. Размыв был шириной полтора метра, длиной – почти три.

– Галина Сергеевна, чем живет село?
– У нас замечательный детский сад, в школе нынче вода будет. Стадион есть. 19 июня проводили праздник села, на котором отметили людей, работавших во время паводка, еще к нам примкнули тонгужаны, и это мероприятие мы посвятили 80-летию М.В. Карамаева. Как всегда, все держится на энтузиазме: поляна есть, изгороди нет, денег тоже нет. Администрация предоставила пиломатериал, люди за три дня сделали изгородь вокруг стадиона. Теперь его дальше надо благоустраивать, потому что такого нигде в районе больше нет.
Вообще мы живем натуральным хозяйством, потому что кроме школы, садика и сельской администрации больше работать негде. Есть откормочная площадка, которая открылась в 2012-м. В прошлом году один молодой фермер получил грантовую поддержку. Конечно, многие, особенно молодежь, уезжают в поисках лучшей доли в район, в город, в другие регионы. Всего в селе сейчас проживает 345 человек.
Было у нас 11 крестьянских хозяйств, но после пенсионной реформы осталось семь. Два из работающих хозяйств получили субсидию по системе «корова – теленок» в этом году, люди берут кредиты. Но если до прошлого года их возмещали из федерального бюджета, то теперь этого нет, зато как сельхозпроизводителям можно взять под небольшой процент.

– Как вы считаете – село развивается?
– Я пришла на должность в декабре 2009 года. За время работы изменения налицо. Развитие идет. В декабре восемь домовладений провели воду. Самая глубокая скважина – 41 метр, любую технику можно подключить: и стиральные, и посудомоечные машины. Так вышло, что в селе нет центрального водопровода, мы не вошли ни в одну программу, потому что живем в сложной рельефной местности, водопровод получается очень затратный. Я хотела в селе в трех местах пробурить скважины и сделать общественные колонки, но это тоже затратно. В нашем поселении таких денег нет, оно же самое маленькое и с самым маленьким доходом. Еще показатель того, что уровень жизни людей повышается, – почти все поголовно вставляют пластиковые окна, меняют крыши, собираются обшивать дома сайдингом.
Многие покупают технику. За последние четыре года односельчане приобрели восемь тракторов, обзаводятся прессами, граблями. Люди работают. Они чувствуют, что надо надеяться только на себя, потому и стараются.

 

 Наталья Антюфьева

Related posts

комментарии