Понедельник, 18 декабря 2017   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
10:27, 05 мая 2015

Их воспоминания – часть нашей истории


В солнечный воскресный день 22 июня 1941 года люди занимались обычными делами. Никто не подозревал, что приятные хлопоты, задорные игры и многое другое в жизни перечеркнёт одно страшное слово: «Война!» У нескольких поколений, рождённых с конца 1920-х по 1945-й, украли детство. Их воспитала война! Отцы погибли на фронте, а матери — от голода и бомбёжек. Ребята осиротели. В лучшем случае их ждал детдом, в худшем — концлагерь.
Дети военной поры ещё могут рассказать, как страдали от голода и страха. Как тосковали, когда наступило 1 сентября 1941 года и не надо было идти в школу.
Дети и подростки помогали фронту всем, чем могли. Они пришли в обезлюдевшие цеха заводов и на опустевшие колхозные поля, заменив взрослых. В 11 — 15 лет они становились станочниками, сборщиками, выпускали боеприпасы, собирали урожай, дежурили в госпиталях. Свои трудовые книжки они получили раньше, чем паспорта, которые выдавала война.
В Чойском районе проживают люди, чье детство выпало на нелегкое военное время. Сегодня их воспоминания – это часть нашей истории.
«Отца забрали, и он погиб в 1942 году, а мать, Зоя Михайловна Колышкина, осталась с тремя детьми одна. Было голодно, ели что придётся: колоски, очистки, варили суп из пучек и крапивы. Иногда не было и этого, голодали по нескольку дней. Приходилось и по миру ходить, попрошайничать, – вспоминает Людмила Андреевна Рожкова из с. Сейка. К началу войны ей исполнилось всего три года, но то страшное время она помнит. — Своего дома не было, жили где и как придётся. В 45-м выделили маленькое помещение в сельской школе, где работала мама. Из мебели были стол и лавки, а в центре комнаты — большая печка. На ней спали дети. Однажды зимой был случай, когда заболела единственная школьная лошадь, и, чтобы она не замёрзла, её поместили к нам в комнату. Было очень нелегко за ней ухаживать, но деваться некуда. Воду брали на речке в проруби. Одежды было мало на всю семью».
Люда в свои семь лет трудилась наравне со взрослыми: летом помогала на покосах, собирала лён, топтала кизяки на продажу. Зимой таскала воду для скота, мыла полы, разносила молоко по деревне, нянчилась с чужими детьми. Платили всего три рубля в месяц, но и это было в радость. В школу пошла в 1947 году. После десятилетки окончила Горно-Алтайскую торгово-кооперативную школу. Вернулась работать в родное село, где и живет ныне вместе с семьей.
Восьмилетней девочкой встретила войну Валентина Петровна Турукина. Она родилась в деревне Молчаново Заокского района Тульской области. Семья была большая – восемь детей. С ними проживал дед, отец матери. Бабушки не было. До 1940 года жили с родителями. Случилась беда — умерла мама Вали. Отец начал хлопотать о пособии на восьмого ребёнка — грудного. Несколько раз ездил в район, но ничего не смог добиться. В очередной приезд встретил там соседа, который работал милиционером. Выпив, отец стал ругать Сталина. Сосед сообщил в органы, и отца забрали. Дети остались с дедушкой. Вале тогда было семь лет. Папа прислал из Бутырской тюрьмы только одно письмо, где просил, чтобы ему привезли кружку, ложку и смену белья. Поехала старшая сестра, но ей сказали, что отца отправили по этапу. Вскоре умерла грудная девочка. Поскольку отец считался «врагом народа», детей никуда не брали. В хозяйстве была корова. Дед складывал печи, ловил рыбу, люди помогали. Так дожили до 1941 года…
Началась война. Корову забрал колхоз, надо было платить заём. Валя пошла учиться в первый класс, в который потом ходила три года. Она хорошо запомнила свою первую учительницу Серафиму Григорьевну. Ходить на учёбу приходилось за три километра, иногда босиком, потому что обуви не было. Как она вспоминает: «Дойду в букваре до буквы «В», где нарисованы запряжённые волы, а там уже снег начинает выпадать, учение мое заканчивалось. Ходили грязные, вшивые, голодные. На руках и ногах — коросты. Побирались по деревням. Люди были добрые, накормят и с собой дадут, а кто и голову помоет. Подавали везде, кто картошку, кто лепёшки, сделанные из мороженой картошки. Идёшь в другую деревню. Собаки на нас лают, ребятишки их палками отгоняют.
Когда немцы подходили к Туле, надо было эвакуироваться, но дедушка сказал, что Бог сирот не обидит, и отказался от эвакуации. Немцы пришли и выгнали нас из дома. Оккупанты варили кур, гусей, свиней, а кости выбрасывали. Дедушка варил из этих костей похлёбку, добавляя какую-нибудь траву. Старшая сестра рассказывала Вале, что хотела стащить что-то у немцев со стола. Один из них толкнул девочку. Падая, она сильно ударилась головой о порог, потеряла сознание, долго не приходила в себя. А брат украл у них фонарик, за что был жестоко избит. Из-за этого он долго не прожил, умер в 27 лет. Их семью тогда спасло ещё то, что у них никого не было на фронте. Других же сельчан расстреливали целыми семьями. Так наступил 1944 год. Стал болеть дедушка. Начали хлопотать об отце. Получили известие, что он погиб на передовой штрафником. Валентина с двумя братьями попала в Гатницкий детский дом, двух других отправили в ФЗО, старшего брата в 45-м успели взять на фронт, где он пропал без вести. Старшая сестра и дед остались дома. В детдоме Валя прожила шесть лет, окончила шесть классов. Ее отправили в Тульскую школу ФЗО учиться на штукатура. Там она познакомилась со своим будущим мужем Василием. В 1964-м супруги переехали на рудник «Весёлый», где и прожили всю жизнь, вырастили и воспитали троих детей.
Нелегкое детство было и у Елены Никаноровны Польниковой. Родилась она в 1933 году в с. Усть-Юля (около с. Красносельск) Чойского района. Семья была большая (восемь детей: четыре сестры и четыре брата), она была четвертым ребенком. Отец Никанор Андреевич приехал в эти места из Перми, мать Ксения Антоновна, из местных, была моложе отца на семь лет. Держали хозяйство (в войну, как и другие, платили продналог), работы было много. С девяти лет Лена работала в совхозе. В войну возили копны, собирали колоски, пололи поля, в пахотный сезон девочка работала погонщиком коров. Отца забрали на фронт. На полевых учениях он сильно простудился, его комиссовали, и он вернулся домой (позже, в 1951 году, умер от воспаления легких). Когда Лене исполнилось 10 лет, семья переехала в ближнее село Челушкара, где она окончила четвертый класс. Далее на учёбу приходилось ходить за три-четыре километра в сёла Нижняя Чиста, Верхняя Чиста, Ок-Тюрюк. Перед ними протекала большая река Уймень. Чтобы попасть на занятия, надо было переправляться. Иногда переправу ждать приходилось долго. Учительница была приезжая — из блокадного Ленинграда. Потом она уехала, доучивал мужчина. Как вспоминает Елена Никаноровна, хоть жизненные условия и были тяжелейшие, желание учиться было очень большое, а главная проблема состояла в том, что не в чем было ходить. По этой причине она окончила 10 классов только в 22 года. После попала на рудник «Весёлый». В 1955-м устроилась работать в библиотеку. Вышла замуж. Работала секретарём в сельсовете при председателе Н.Г. Овсянникове, после ушла в Золотопродснаб, оттуда — на пенсию.
Вот так война ворвалась в жизни наших героинь, навсегда лишив их многих радостей детства.
У нас и детства не было отдельно,
А были вместе детство и война.

Л.О. Семенова,
заведующая Сейкинской
сельской библиотекой

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru