Воскресенье, 11 апреля 2021   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
В голодном тылу
18:37, 09 мая 2013

В голодном тылу


…Основным продуктом питания жителей с. Юстик Усть-Коксинского района в годы войны был картофель. Его сажали много. Каждая семья имела огород площадью в один гектар и более. А так как женщины целыми днями были заняты на колхозной работе, то копать его приходилось по ночам, и хорошо, если ночь была лунная.

По словам Лукерьи Дмитриевны Бабешковой, те, кто свою картошку не сажал, чужие огороды с согласия хозяев перекапывали, и ещё по нескольку мешков оставленной картошки собирали. Из картофеля хозяйки умудрялись готовить разные блюда. Её варили в мундире и очищенной. Евдокия Григорьева Фокина пекла в войну пироги, начинка и корки которых были картофельными. Она варила картофель, выносила на мороз, а утром, пока печь топилась, оттаявшую картошку толкла (с мороза она становилась клейкой), это были корки, а свежесваренную картошку нарезала пластинами и накладывала её внутрь мороженой – это была начинка. Из тертого картофеля, перемешанного с яйцом и солью, пекли ландорики (драники). Собирали конопляное семя, жарили, толкли, заливали кипятком, и в эту смесь (помакушку) макали картошку или же, наоборот, картошку ею обливали.

Если картофеля до новины (нового урожая) не хватало, то, как только начинали пахать огороды, ребятишки, по свидетельству Ивана Васильевича Боброва, как грачи за плугом, шли и собирали прошлогоднюю картошку, а после её толкли и пекли оладьи. Если в доме была мука, её понемногу добавляли в толченую картошку, всё это перемешивали и делали каральки. Их выкладывали на лист и сажали в печь. Хлеб почти не стряпали, так как не было муки. Его давали за выполнение нормы 100 г, не выполнил – 50. Чтобы получить хлеб, подростку нужно было выкосить 30 – 50 соток, женщине – 70, а то и гектар. С такой нормой справлялся не каждый. Понемногу ячмень начали давать на трудодни в 1946 году. Его ссыпали в кадушку и секли лопатой, чтобы околотить. Затем веяли на ветру и мололи на мельнице, а после пекли лепёшки. Любимой едой были печёнки (печёные в огне картофелины). Картофельная кожура также шла в пищу. Её мыли, сушили в печи, толкли и добавляли в хлеб. Выращивали брюкву, репу, капусту. Брюкву и репу закатывали на под в печь, все это упаривали, затем разрезали и ели. Отваренные свёклу и морковь нарезали кубиками, выкладывали на лист и ставили в печь. Высушенные кубики посасывали, как конфетки. Погребов не было, и овощи хранили в огородах в ямках.

С приходом весны появлялись первые проталинки. По ним босоногие ребятишки пробирались на гору и рвали слизун, который, по воспоминаниям Ивана Тимофеевича Огородникова, как бога ждали. Его срезали или прямо с головками выкапывали. Ботву мелко крошили, добавляли одно-два яйца, если они были, складывали всё в чугунку и ставили в вольный жар. А головки, по словам Бобровой Анны Исаевны, сушили, толкли, и таким образом получалась мука, из которой пекли оладьи.

Кроме слизуна в пищу шли клубни саранок, кандыка, заячья капуста (молодило), лебеда, крапива двудомная, горец змеиный (хлеб), в пищу употребляли его листья, боржовка, мочка, то есть хвоя лиственницы, завязь шишек (маленькие ягодки, сладковатые на вкус). Нераспустившиеся бутоны боржовки добавляли в похлебку. Например, баба Дуня (Евдокия Затеевна Боброва) ела их до последнего, а умерла она в 1988 году. Старики Саврулины нарезали стебли боржовки, разрезали их на полоски и парили.

Самым популярным блюдом была колхозная затерка. Немного муки натирали с водой и спускали в кипяток, заправляли боржовкой, слизуном, батуном или чем-нибудь еще.

Девочки собирали грибы, ягоды: клубнику, кислицу, смородину, черемуху. Все это сушили, а зимой запаривали и ели. Особенно много набирали черемухи. После сушки ее мололи на мельнице. Но если ее было мало, то толкли дома в ступке.

Из овсяной муки (если она была) варили кисель. Заливали ее теплой водой и размешивали как на блины, затем недолго кипятили эту массу (минут пять), вытаскивали из печи и разливали по тарелкам. Она остывала и становилась густой. Кисель подсаливали (если была соль), нарезали ломтиками и ели. Ну а если он был жидким, то пили.

Помимо овсяного киселя при наличии молока варили молочный кисель. В кипящее молоко добавляли картофельный крахмал, ягоды или мед, который иногда по 2 – 3 кг давали в колхозе.

Были еще кулага и толокно, но из-за недостатка муки их в войну практически не готовили. Для приготовления толокна в корчагу набивали сухую муку, плотно закрывали, ставили в печь и томили. Потом эту муку понемногу заливали чаем и пили как с талканом. Кулагу готовили из ржаной муки, которую заливали водой, добавляли сухие ягоды, все это распаривали в печи и ели.

Еще хозяйки готовили свёкольник. Отваренную свёклу заливали квасом и хлебали.

Е. КУЗНЕЦОВА,

учащаяся Юстикской школы Усть-Коксинского района, (руководитель – учитель истории М.И. Замятина).

По материалам сборника документов «И сердце приказало в тылу Отечество спасать», составитель – начальник архивного отдела Усть-Коксинского района Л.В. Бухтуева.

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

© 2021 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru