Вечное наследие

По мере взросления человек все чаще задает себе вопросы: зачем я родился, как надо прожить жизнь, что нужно узнать и к чему стремиться… На поиски самого себя, своего места под солнцем уходят годы.

Запах детства

Это сегодня Јажый Тогочоева – известный в республике мастер декоративно-прикладного искусства, художник и архитектор. Профессии архитектора она посвятила 25 лет, а любимому делу – рисованию – практически всю жизнь. В 90-е годы к ее давнему хобби добавилось еще одно страстное увлечение, к которому она интуитивно стремилась всегда.

Причиной тому – безработица. С двумя детьми-подростками приходилось нелегко. Нужно было не только кормить, одевать и обувать их, но и дать им образование. Как на это заработать? В чем проявить свои знания и умения?

Однажды Јажый просматривала свои эскизы алтайских национальных костюмов (традиционную алтайскую национальную одежду она изучала многие годы в разных районах республики, а затем рисовала по памяти). И тут ее осенило: «Это то, что нужно!» Вспомнила и про старый запылившийся тулуп, сшитый руками мамы и бережно хранящийся как память о самом родном и дорогом для нее человеке. Достав его, почувствовала запах детства и погрузилась в воспоминания. Будто киноленту, мысленно прокручивала «записи» давно минувших дней, где все было по-другому: краски ярче, небо синее, солнце теплее, звонче журчание ручейков… Она отчетливо видела отару овец, мирно пасущихся на запашистых лугах, слышала пение птиц и голоса родителей за привычными для них занятиями: мать, беспрестанно выделывающую шкуры, валяющую потник или шьющую одежду, отца, изготавливающего кожу для обуви… Одна картинка плавно сменяла другую.

Родители Јажый – Јаҥарчы и Арајан Тогочоевы были простыми животноводами. Вместе воспитывали восьмерых детей. Как было заведено в старину, обувь, головные уборы, одежду всем членам семьи шили сами. Люди были великими тружениками, никогда не сидели без дела. Практически всю бытовую утварь, начиная с посуды, детских игрушек, оберегов и заканчивая постельными принадлежностями, тоже делали своими руками. С годами каждая хозяйка становилась искусной рукодельницей, а кормильцы семей – мастерами на все руки. Во всём им сызмальства помогали дети, перенимая таким образом традиции и обычаи, приобщаясь к труду.

Премудрости жизни

Помимо родителей в воспитании подрастающего поколения большая роль отводилась дедушкам и бабушкам, учившим домочадцев премудростям жития-бытия. Большой и дружной семьей Тогочоевы совершали традиционные национальные обряды и отмечали семейные торжества: выдавали замуж и женили молодежь – братьев, сестер и племянников, готовили приданое, шили свадебные костюмы, проводили белькенчек (свадьба в доме невесты). Также все вместе провожали в последний путь стариков. Живя в отчем доме, дети успевали научиться всему и подготовиться к самостоятельной взрослой жизни.

Между делом родители, дедушка и бабушка учили детей и внуков никогда не жалеть куска хлеба для вошедшего в дом, просили не гневить духов Алтая и предков плохими мыслями и дурными поступками.

В старину люди не стремились к накопительству, роскоши, материальному благополучию. У них были другие ценности: гораздо важнее было научиться жить в гармонии с самим собой, с членами семьи, родственниками, односельчанами. Главное – не причинять вреда окружающему.

– Раньше люди лучше понимали и чувствовали природу, потому что видели и знали о ней гораздо больше, относились к ней с великим почтением, – говорит Јажый Јаҥарчыновна. – Они считали себя частичками мироздания. Сейчас, живя в городе, оторвавшись от природы, от своих корней, опустошили себя. Я рада, что выросла в селе, рядом с лесом, животными и с детства слышала пение птиц, вдыхала ароматы разных трав, наблюдала за насекомыми… Воспитывалась в чабанской семье, где строго соблюдались национальные традиции и обычаи. Наши предки были очень мудры, так как жили правильно, передавали свои знания детям, воспитывали нас полноценными, духовно богатыми людьми. Они научили нас тому, о чем им рассказывали их родители и деды, о чем тогда не писали в книжках. Этим дали нам возможность понимать многие вещи, которые современные люди относят к суевериям, пережиткам прошлого. Наши старики объясняли, почему нельзя выходить на улицу после заката с непокрытой головой, почему нельзя называть друг друга ночью на улице по именам, почему нельзя переступать место, где был очаг, почему нельзя кричать и громко разговаривать в лесу, почему, когда девушка выходит замуж, ей заплетают две косички (символ перехода от девичества к замужеству из семьи отца в семью мужа) и многое другое.

То, что Јажый впитала с молоком матери, в зрелые годы нашло отражение в ее творчестве. Взявшись за пошив алтайских костюмов, она старалась максимально приблизить их к тем, что шили и носили алтайцы раньше. Люди, знающие толк в этом, стали обращаться к ней за консультацией и оставляли заказы.

У истоков современного прикладного искусства

В маленьком городке, где все знают друг друга, Тогочоева прослыла как знаток алтайского костюма, народных традиций и обычаев. В начале 1990-х ее пригласили в мастерскую декоративно-прикладного искусства «Сартакпай». Здесь помимо костюмов она изготавливала всевозможные поделки и сувениры на продажу. Все бы ничего, но обстоятельства сложились так, что мастерскую закрыли. Однако любимое занятие Јажый не оставила. К тому времени у нее появились свои клиенты, круг которых постоянно расширялся. Это выручало ее в плане заработка.

Для разнообразия Јажый продолжала рисовать, создавала войлочные панно из бисера, делала игрушки, занималась росписью по кости. Творить предпочитала исключительно под музыку. Любимое занятие приносило ей удовлетворение.

Готовые изделия самобытного мастера заинтересовали работников культуры и сотрудников национального музея. Ей предложили провести персональную выставку-продажу. В середине 90-х прошло первое такое мероприятие, привлекшее внимание широкой общественности. О Јажый написали почти во всех республиканских СМИ. На выставке кроме панно были представлены декоративные коврики (сырмаки), обрядово-бытовые предметы (талисманы, танзагаши), художественно-графические работы и сувениры (куклы и кокпееки – поделки из кости). О Јажый Тогочоевой заговорили как о человеке, стоящем у истоков современного прикладного искусства алтайского народа, создавшем новое ремесло росписи по кости. Конечно, ей было приятно слышать это, но творчество было гораздо важнее. С самого начала к своему делу она относилась очень щепетильно, постоянно пополняла знания, изучала архивные материалы, часто подолгу просиживала в музее, библиотеке, просматривала работы замечательного художника, известного общественного деятеля прошлого века Григория Чорос-Гуркина.

На основе накопленных знаний формировалось мировосприятие Тогочоевой, что непременно находило отражение в ее работах.

О глубоком философском значении, отражающем духовную культуру алтайцев, говорят названия: «Чактын чакка айлан ийигим» («Из века в век крутись, мое веретено»), «Јажыл бӱр» («Весеннее моление»), «Байрам» («Праздник»), «Мӧнкӱлик энчи» («Вечное наследие»), «Уйедеҥ уйеге» («Поколение»)…

В каждом созданном панно «зашифрован» глубокий смысл, понятный не только коренным жителям Алтая, но и настоящим ценителям этнографии, фольклора.

На одной из выставок эскиз алтайских костюмов Тогочоевой за 500 долларов купил мексиканец. На эту работу в общей сложности ушло около 20 лет. Сначала по крупицам собирала Јажый нужную информацию, потом писала эскиз, только после этого изготовила панно.

Всего в Мексику попало четыре работы нашей героини. Все они были выполнены в единственном экземпляре. У автора не осталось даже их фотографий. К счастью, снимки экспонатов были опубликованы в республиканских газетах «Звезда Алтая» и «Алтайдыҥ Чолмоны».

– Я рассчитывала на местную публику и очень удивилась, когда их купили иностранцы, но позже поняла, почему, – размышляет Јажый Јаҥарчыновна. – Дело в том, что некоторые традиции, обычаи да и образ жизни их и наших предков во многом перекликаются.

В 2000-е годы нашу республику посетил всемирно известный ученый, исследователь древних цивилизаций, писатель и поэт, художник и музыкант Хосе Аргуэлльес. Тогда он ездил по Чуйскому тракту, побывал в Усть-Коксинском районе. По его версии, прародина майя – Алтай.

Јажый с интересом общалась с ним (через переводчика), помогала ему в оформлении книги.

– Из разговора с ним я поняла: некоторые слова майя схожи с алтайскими – јылан (змея), от (огонь), кӱн (солнце), – говорит Јажый. – Как когда-то майя, алтайцы живут по лунному календарю. У них, как и у нас, были шаманы, и в наших эпосах говорится о связи людей с космосом.

Из века в век крутись, мое веретено

Јажый Јаҥарчыновна, как рождается сюжет вашего будущего панно? – спрашиваю мастерицу.

– Не знаю. Это сложный вопрос, на который у меня нет ответа…

Думаю, каждый видит в ваших работах нечто особенное, по-своему интерпретирует их смысл. Интересно узнать, что же хочет сказать сам автор, например в панно «Ӱргӱликтиҥ jанылгазы» («Эхо вечности»)? Почему его так назвали?

– В центре аила – очаг, или зародыш, символизирующий начало начал, свет, огонь, добро, единение. Рядом сидят двое – мужчина и женщина. Сколько бы ни было лет человечеству, двое, огонь, зародыш и солнце на небе – постоянны. Эта картина как отражение жизни на земле. А тучи вокруг – это и есть эхо вечности, они реальны, динамичны, но мы не можем потрогать их. В продолжение этой темы я создала другое панно «Ӱйедеҥ ӱйеге» («Поколение»): молодежь на лошадях, рядом ушедшее поколение, они, как и Всевышний, как духи гор, лесов и озер, наблюдают и оберегают нас с момента рождения и встречают нас в другом мире. Именно поэтому так важно для алтайцев знать свои корни, своих предков до седьмого колена, почитать и уважать старших, правильно воспитывать младших, жить в гармонии с самим собой, с совестью, с природой. Смена поколений – это и есть время. Меняются лишь люди на земле, все остальное вечно. Прошлое, настоящее и будущее – неотъемлемая часть человечества и мироздания в целом.

Что значит в вашем понимании жить правильно?

– Очень просто: жить так, как жили наши предки: уважать и почитать старших, помнить и соблюдать обычаи, традиции своих дедов и прадедов, жить за счет своего труда, ценить и беречь свою землю и научить этому детей.

Интересно называется другое ваше панно – «Чактын чакка айлан ийигим» («Из века в век крутись, мое веретено»)…

– Оно тоже о связи поколений, связи человечества с Вселенной. Веретено – как время, как нить, связующая прошлое, настоящее и будущее. Рядом два ангела держат арчын (вереск), священный для алтайцев. Спираль – это космос, вечное, откуда тянется серебряная непрерываемая нить. Јыламаш (каури) издревле считается оберегом алтайцев. В виде амулета многие носят его до сих пор. Пока крутится веретено, кипит земная жизнь, и наоборот. Все это происходит внутри огромной Вселенной параллельно с миром ушедших предков и духов. Они наблюдают за всем происходящим: кому-то помогают, кого-то наказывают.

Не знаю, почему, но по содержанию ваши панно напоминают мне наши древние наскальные надписи и рисунки. Глядя на них, начинаешь фантазировать, придумывать мир, который пытались отобразить их авторы…

– Существует много неразгаданных загадок и вопросов, на которые мы еще не нашли ответов. Наскальные рисунки я называю сакральной геометрией. Символами и знаками наши предки изображали всё. Алтайские узоры – это целая философия, в которой сокрыта информация, понятная не только нам, но и многим другим тюркским народам.

Обратила внимание на вашу картину «Умай Эне». Она похожа на православную икону. Сомневаюсь, что кто-то из алтайцев видел в реальности покровительницу женщин, матерей и детей – Умай Эне. Почему вы ее нарисовали именно так, на радуге?

– Умай Эне – это тема для отдельного разговора. Скажу только: люди каким-то образом узнали про нее, теперь приезжают и берут ее «напрокат», чтобы провести свадьбу, а затем возвращают назад.

Всеобщее признание

Јажый Јаҥарчыновна немногословна, может быть, поэтому столь же загадочна, как и ее работы. Творчество Тогочоевой любят многие: картины и панно приобретаются для частных коллекций, в разные уголки земного шара – в Турцию, Америку, Швейцарию, Швецию, Польшу – развозятся сделанные ею сувениры. По достоинству оценили ее работы и профессиональные искусствоведы. В 1990-е годы в Женеве Ј.Я. Тогочоевой вручили сертификат участника международных выставок, в 2007-м во Всероссийском выставочном центре в Москве наградили медалью «Лауреат ВВЦ», а в 2009-м – на международной выставке «Северные цивилизации» присудили второе место в конкурсе «Лучшее произведение национального народного искусства», в 2008 году в Новосибирске на выставке «Чарующий бисер» признали лауреатом в номинации «Хранители народных традиций», в 2010-м – на региональной выставке изобразительного и декоративно-прикладного искусства наградили дипломом. В ноябре 2013 года на межрегиональной выставке художественных промыслов «Традиции и современность в искусстве народных художественных промыслов и ремесел Крайнего Севера, Дальнего Востока и Сибири» в номинации «Национальное шитье» Јажый Тогочоева награждена дипломом II степени.

Марина ТУРКУШЕВА
Тогочоева с сайта коллективного блога

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

из века в век крутись мое веретено

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

поколение

 

Related posts

комментарии