Я это прошла сама

Новоселье бабушка Агриппина справила в 2012 году, когда ей по соответствующей программе построили домик как вдове ветерана войны. Ее прежняя избушка, что стоит неподалеку, от возраста накренилась и по самые окна вросла в землю.
– Хоть на старости лет воздухом чистым подышу, – с облегчением говорит бабушка о своем доме.
В ее жилище уютно, чисто и тепло. Удобно расположившись, мы завели неторопливый разговор, а после старушка начала интересный рассказ о своей непростой жизни.
Родилась Агриппина Селифонтьевна в далеком 1925 году. С 15 лет начала работать в колхозе «Память Чкалова», что был в Баштале, пахала на лошадях вместе со взрослыми поля под пшеницу. Когда была совсем юной, грянула война и началась ее тяжелая доля труженицы тыла.
В семье кроме Агриппины было еще трое детей, жилось несладко, а вскоре у отца закончилась бронь, и его отправили на фронт. Получили от него только одно письмо с дороги. После этого отец пропал без вести, и до сих пор его судьба неизвестна.
– Многих, почти всех мужиков забрали на фронт, – вспоминает бабушка Агриппина, — очень тяжело пришлось нам одним. Трудились от зари до зари зимой и летом. Я работала в бригаде, пахала сама поля от речки Кастахты до башталинских окраин. В 1944 году меня перевели в тракторный парк прицепщиком. Трактор работал на березовых чурочках, техника часто ломалась, но все же это легче, чем на быках да лошадях.
Я трудилась и на плуге за рычагами. При пахоте постоянно приходилось внимательно следить за плугом и лемехами, чтобы не сломать их о камень.
Вскоре моего тракториста направили в Чендек бригадиром, а меня – вновь на ферму, к скоту. Все лето мы жили на белках – летних высокогорных выпасах, а зимой в долине ухаживали за скотом. Что давало нам сил, так это сплоченность. Жили все вместе, работали бок о бок, помогали друг другу и всем делились.
Есть совсем нечего было. Лошадям давали овес, а повар ухитрялся немного брать. Овес толкли, потом замачивали в кадушке. Весь жмых собирали и отдавали лошадям, а оставшуюся массу в виде киселя варили и хлебали. Хлеба давали совсем мало, он был черный и безвкусный, будто муки в нем не было, слизун и батун перемешивали с киселем и ели – вот такое у нас питание было, – дрожащим голосом рассказывает моя собеседница и утирает платком глаза. — Умирали люди с голоду. Помню, одна женщина пошла за ягодой и умерла, а дед Сычев послал мальчишек, чтобы они вырыли хоть небольшую яму и закопали тело. Так вот и хоронили.
– А теперь кто поверит? – спрашивает она и сама отвечает: — Никто. Это надо пройти, чтобы понять такое горе. Пшеницы немного для еды страшно было в карман или сапог насыпать – сразу судили и сажали на пять лет в тюрьму.
Хлеб во время войны рождался в долине хороший, да и после тоже урожаи были неплохими, но все до зернышка сдавали государству. Получали столько, сколько зарабатывали на трудоднях в колхозе.
Все должности, – от бригадиров до доярок — занимали женщины, мужчин совсем не было, одни старики да ребятишки.
Познакомилась Агриппина с красноармейцем Иваном Зелениным, который после ранения в ногу приехал жить в Усть-Коксу. После войны он сильно болел, умер в 1968 году, оставив Агриппину с тремя дочерьми.
С 1952 года Агриппина Селифонтьевна трудилась в больнице санитаркой, после – кладовщицей и заготовителем, сестрой-хозяйкой. Потом довелось быть разносчиком и нарочным в прокуратуре. Работала при прокуроре Николае Тимофеевиче Савченко, о котором вспоминает и говорит только хорошее. Одновременно нянчила внуков, пока дочери работали.
В 1980 году вышла на пенсию. Тогда и вручили Агриппине Селифонтьевне первую медаль «Ветеран труда». А после – юбилейные медали к Дню Победы, всего их у нее четыре и одно наградное удостоверение на пятую, которая где-то затерялась.
Раньше из скромности, а теперь из-за слабости Агриппина Селифонтьевна наград своих на праздники не надевает, хранит их в укромном месте. Раскладывая медали, она с нескрываемым трепетом рассказывает о том, как их вручали, как ликовала ее душа, какой это был праздник, будто вновь окунулась она в ту свою непростую, честную, полную труда жизнь. Вспомнила и рассказала она и о брызнувших слезах радости, о том дне, когда молнией пронеслась долгожданная весть: «Война кончилась!»

sam_1

Андрей КОПОРУЛИН

Related posts

комментарии