Музей алтайского Гомера

В живописном месте у села Паспаул расположился музей алтайского Гомера – Николая Улагашева. Он построен с целью возрождения и поддержки культуры коренных малочисленных народов республики в рамках соответствующей программы. Заведует им Мария Викторовна Сакова.

У ворот музея нас тепло встретила и пригласила войти научный сотрудник М.В. Сатлаева. Выставочный комплекс – это несколько аилов. Центральный – стилизованный корьевой конусообразный аил – жилище северных алтайцев.

– Улагашев – уроженец этих мест. Он появился на свет в местности Кам-Тыт урочища Сары-Кокша в 1861 году в семье бедного охотника-тубалара, – начала свой рассказ Мария Васильевна, и повела нас по музейным залам.

– Природа одарила Николая особым даром – исполнять сказания горловым пением, – продолжает экскурсовод.

Когда входишь в жилище северных алтайцев, видишь в центре костровище – очаг. Это общая зона. Вокруг предметы быта: посуда, зернотерка для приготовления талкана, огромный деревянный черпак, различная утварь. Тут домочадцы занимались совместным хозяйством и встречали гостей.

Оглядываешь все вокруг, и воображение начинает рисовать картинки из прошлого. Представляешь себе, как тубалары проводят вечера, сидя у костра и слушая кайчи – сказителей.
В юности Улагашев мечтал, чтобы сказки кайчи воплотились в жизнь, наступило вечное лето и песня кукушки была нескончаема.

Когда мальчику было 13 лет, он услышал, как старики сетуют, что в их местности давно уже нет ни одного хорошего кайчи. И тогда попросил у отца разрешения исполнить одно из сказаний, чем очень его удивил. На вопрос: «Откуда ты это знаешь?» – юный Николай скромно ответил, что уже пять лет исполняет их своим друзьям.

– Но ведь у тебя нет топшура,- возразил отец. Сын сказал, что сделал его сам. Вскарабкавшись на кедр, он достал топшур и начал петь.

Глядя на кедровую заготовку для топшура, представляешь, что именно из такой юный умелец сделал свой первый инструмент. Играя на нём, Николай так заворожил своим пением слушателей, что те не заметили, как наступило утро.

Вступив на путь творчества, Улагашев ездит в соседние села, встречается со знаменитыми кайчи, запоминает предания, диалоги. У него была феноменальная память. Уже к 16 годам начинающий кайчи обретает популярность. Чуть позже его женят. С супругой он по-прежнему живет все в том же корьевом аиле.

Вот мы входим в женскую половину жилища тубаларов, видим колыбель, увешанную тряпичными куклами. В такой же колыбели жена Улагашева качала детей. После рождения первой дочки Николай ослеп от инфекционной болезни глаз – трахомы. Однако, будучи сильным человеком, несмотря на недуг, он ведёт полноценный образ жизни.

Глава семейства не отказывался и от домашней работы. Вместе с женой заготавливал орехи. Она подводила мужа к кедру, он ловко взбирался на него и сбивал колотушкой шишки.
Вот почти такая же колотушка лежит в углу экспозиции, а рядом – веялка для ореха с лопатой. Тут же – инвентарь для уборки сена. Таким же во время сенокоса пользовался и Николай Улагашевич. Когда он косил траву, по соседнему прокосу шел сын и звенел колокольчиком.

Ещё в детстве мать научила Николая выделывать кожу и плести узды, этим он зарабатывал на жизнь. Приспособления для выделки кожи и плетеную упряжь также можно увидеть в зале музея.

В 1937-м о сказителе – сыне тубаларов узнали в Ойрот-Туре (ныне – Горно-Алтайск). К нему приехали известный алтайский писатель Павел Кучияк и московская фольклористка Анна Гарфт. Они застали Улагашева сидящим под могучим кедром – мастер плел ремённые узды.

Внешний вид сказителя поразил визитёров. Особенно – большие рабочие руки: казалось, ими можно гнуть подковы и рвать цепи. Но кайчи взял хрупкий инструмент и, нежно перебирая струны, низким сильным голосом стал исполнять древние былины.

Репертуар сказителя был обширен. Между Кучияком и Улагашевым завязалась творческая дружба. Павел Васильевич часто приезжал и записывал сказания. Вскоре он издал ряд статей о народном кайчи.
Сборники сказаний, статей и портретов великого алтайского Гомера довольно широко представлены на выставочных стеллажах мемориального комплекса.

В 1939 году Улагашев одним из первых в Ойротской области становится кавалером ордена Почёта. Вручая награду, всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин спросил у тубаларского кайчи, много ли тот знает сказок, на что сказитель, не задумываясь, ответил, что может их исполнять без остановки два года, не меньше.

По возвращении из Москвы Улагашев получает дом в Горно-Алтайске. Этот дом становится «штабом» алтайской интеллигенции. Тут бывают ученые, литераторы, студенты и все, кто понимает и ценит искусство.

Дом сказителя до сих пор цел и практически не изменил своего прежнего облика. Находится он в районе бывшей Ткацкой фабрики по улице Типографской (Почтовой).

Паспаульский музей так же, как когда-то дом сказителя, не пустует – здесь много гостей. Ежегодно в большом шатре устраиваются всевозможные мероприятия – конкурсы рисунков, показы национальной одежды – и, конечно же, проводятся состязания между современными кайчи – сказителями. Как и прежде, здесь царит атмосфера творческого содружества и духовного единения.

Изображение 364

Изображение 378

Изображение 382

Ольга КОРМИНА

Related posts

комментарии