Он был героем своего времени

Мои воспоминания о Чете Кыдрашевиче Кыдрашеве весьма отрывочны. Я его лично никогда не лечила, да и напрямую общаться пришлось всего один раз, и то при особых обстоятельствах, когда нервы были напряжены до предела и оценить ситуацию со стороны было крайне сложно. Но именно про это общение мне и хотелось бы рассказать, поскольку оно, на мой взгляд, является ярким показателем времени, в котором жил и работал Чет Кыдрашевич, а также отношения руководителей высшего ранга к подчиненным и рядовым гражданам.

Я – студентка второго курса мединститута. Как и большинству моих сверстников, выходцев из многодетных послевоенных семей, жить приходилось на весьма скромную стипендию, а собственное мое жизненное пространство ограничивалось железной койкой в общежитии. Зато с каким рвением мы грызли гранит всех наук!..

И вот совершенно неожиданно получаю депешу из Горно-Алтайска, в которой говорится, что мой брат, ученик 10 класса областной национальной школы, ещё вместе с девятью товарищами исключен из интерната за драку. Сегодня такое известие мало кого повергло бы в шок. А на тот момент решение администрации учебного заведения на практике означало, что исключенные ребята не смогут окончить школу и в лучшем случае пополнят ряды пастухов в заброшенных таежных селах автономной области, ведь снимать квартиру и самостоятельно жить, питаться им было не по карману.

Поскольку я старшая сестра в семье, то своим долгом считала помогать братьям и сестрам и вообще отвечать за их настоящее и будущее.

Не трудно представить, как я расстроилась от такой новости. Что делать? Как поступить? Вопросы захлестывали мое сознание. А тут еще связи никакой. Узнать подробности случившегося невозможно. Даже просто позвонить было проблемой. По воле судьбы в тот же день я получила письмо от брата, в котором он сообщал, что все исключенные ребята живут в избушке у одного знакомого инвалида войны. Питаются скромно. Желание учиться не пропало.

Получалось, что изгнанные из интерната парнишки ютятся в доме человека, которому себя-то прокормить сложно, а тут десять ртов прибавилось! Словом, требовалось действовать незамедлительно. Я решила срочно ехать на прием к председателю облисполкома. Легко сказать – ехать. Это сейчас четыре часа – и ты уже в Горно-Алтайске, а в те годы приходилось добираться на перекладных, порой суток не хватало чтобы приехать в город. Худая, маленькая, я «долетела» почти за сутки до Черемновки, а уже оттуда – в Горно-Алтайск.

Время стерло из памяти, как я готовилась к приему у председателя. Наверное, боялась, но делать нечего – идти надо! И я пошла. Какие-то люди провели меня в кабинет на втором этаже облисполкома. Сейчас в этом здании располагается правительство республики.

На Чета Кыдрашевича я даже не взглянула. Свою просьбу изложила четко, не забыв отметить, что все ребята из многодетных семей, их отцы – фронтовики и им очень важно окончить именно эту школу. Учатся они хорошо. Среди исключенных, кстати, были Борис Самык, Ногон Шумаров и Ока Чекурашев.

Наш разговор длился не более пяти – семи минут. Чет Кыдрашевич не перебивал, а, когда я закончила свой рассказ, тут же попросил соединить его с руководителем облоно – Дмитрием Алексеевичем Сортыяковым. Разговор в моей памяти отпечатался навсегда.

– Слушай внимательно, парень, – говорит Чет Кыдрашевич – ты знаешь, что детей фронтовиков, десятиклассников, исключили из интерната национальной школы? Найти всех срочно и вновь определить в интернат. Школу они должны окончить здесь!

Вот таким было мое знакомство с председателем облисполкома.

С ним у меня были встречи и потом, когда я стала работать врачом в областной больнице, была депутатом областного Совета депутатов.

И еще одну деталь мне хочется добавить. Думаю, людям небезынтересно будет узнать, каким замечательным он был отцом. В семье Кыдрашевых было трое детей. Один из сыновей родился больным и абсолютно беспомощным, его звали Володей. Красивый был — лицо белое, глаза черные. Он незадолго до кончины лежал в больнице, я его видела не раз. У его кровати в основном находился Чет Кыдрашевич. Печать глубоких страданий с его лица не сходила. Но ни мы, врачи, ни он не в силах были изменить ситуацию. Сестрички все тоже восхищались его отцовскими чувствами: так любить сына-инвалида, так страдать за него!.. Чет Кыдрашевич мог сутками не отходить от Володи.

Говоря о Кыдрашеве, нельзя не отметить, что он был образованным человеком, многое знал о трагической истории своего народа. На благо народа работал сутками. Это был герой своего времени – человек-созидатель, который интересы страны ставил выше собственных. Благодаря таким, как он, наша страна превратилась в сверхдержаву.

Э.Я. Бедюрова, заслуженный врач РФ,  депутат-ветеран Алтайского краевого Законодательного собрания.

 

Related posts

комментарии