Они наши, родненькие!

В Горно-Алтайске живет большая и дружная семья Вороновых, в которой папа Саша и мама Наташа воспитывают пятерых приемных деток. Хотя накануне Дня матери и принято говорить исключительно о женщинах, мамах, но стать Матерью с большой буквы можно лишь в семье, где глава — ответственный и заботливый мужчина, любимый муж, с которым и пятерых, и семерых не тяжело воспитывать.

Что передо мной семья, становится понятно с первых минут общения: дополняют друг друга, взахлеб рассказывая о достоинствах своих ребятишек, улыбаются, напоминают: «А помнишь, как Санька?.. А помнишь, когда Коля?..»
Как обычные люди, такие же, как мы с вами, решились на ответственный и серьезный шаг — стать семьей с приемными детьми?
— Мы с мужем очень любим детей, — говорит Наталья Алексеевна. – У него дочь от первого брака, у меня тоже. Старшие приемные дети у нас появились в 2005 году, сразу трое, хотя хотели одну только девочку взять, маленькую, годика три-четыре. Я все просила: «Саш, ну давай возьмем из приюта. Дети маленькие там, жалко их. Ну давай возьмем!» Муж меня всегда поддерживал, поэтому мы отправились в социальный приют на улице Петра Сухова. Почему именно туда, а не в детский дом, не в дом малютки, не помню. В общем, пришли, а там нет маленьких, ни девочек ни мальчиков.
— Нам предложили посмотреть малышей постарше, которые там находились, — продолжает разговор Александр Александрович. — Заглянули в комнату, где играли ребята, и сразу нам приглянулся шестилетний Саша. Решили с ним познакомиться. А он, подвижный такой мальчишка, мгновенно на руки взобрался, сказал, что с нами жить согласен. Разговариваем с ним, вдруг заведующая вошла. И как давай нас ругать, что к ребенку не приезжаем, не навещаем его. Сначала-то мы понять ничего не могли, потом уже выяснилось: Саша настолько на нас похож, что сотрудники приюта приняли меня и Наташу за его настоящих родителей!
Тогда же нам предложили познакомиться еще с одним мальчиком, десятилетним Колей. Так и стали с двумя мальчишками общаться: в гости к ним приезжали, на выходные к себе привозили, а уже через месяц забрали в семью.
— Представляете, — перехватывает разговор мама Наташа, — нам не сказали, что у Коли есть младшая сестренка! Я случайно об этом узнала, перелистывая его медицинскую карту. В общем, в скором времени у нас появилась пятилетняя Любаша. Забрали до кучи, не по-людски это — брата с сестрой разлучать.
С первого дня дети, предварительно договорившись между собой, начали называть Вороновых мамой и папой.
— Мы так переживали! — говорит Наталья. — Как же они нас будут называть? Оказалось, ребята все решили сами, так, как им сердечко подсказало.
— Не было опасений, что берете взрослых детей, с уже сформировавшимся характером, привычками?
— На тот момент страх отсутствовал. Было огромное желание, чтобы у детей появилась семья. Мы никогда не скрывали от ребят, что у них есть другие мамы и папы. Несмотря на это, через какое-то время Саня спросил: «Мама, ты же меня родила?» Ответила: «Нет, Санечка, тебя родила другая мама». А он: «Ну давай хоть понарошку, что ты меня родила!» Как было не взять этих детей, я вообще не представляю!
Обычные люди, без специальной подготовки, но с огромной любовью в сердце, Вороновы стали настоящими родителями обездоленным малышам. Лечили заболевания и души, учили добру и терпению, показывали, что в этом мире кроме жестокости и пьянства есть поддержка родных людей и взаимопонимание. Трудности, конечно, были, да и как без них, если за свои маленькие жизни ребята насмотрелись и натерпелись столько, что с лихвой хватило бы и взрослым. Но ни разу ни Наталья, ни Александр не подумали о том, чтобы отказаться от детей, вернуть их назад в приют.
— Порой такая усталость накатывала, — признается мама Наташа, — но Саша всегда мне говорил: «Держись! Все у нас получится!» Так и вышло, как он говорил, дети у нас выросли замечательные!
В каждом из приемных детей Вороновы сумели разглядеть талант и помогли развить то, к чему лежит душа. Так, старший сын Николай тяготел к технике. Сейчас он студент политехнического колледжа, получает профессию электромеханика. Саша – весь в движении, как капелька ртути. Отдали его на танцы – прекрасно получается! У Любы явная тяга к рисованию – посещает художественную школу. Педагоги и в школе, и на дополнительных занятиях ребят хвалят: отзывчивые, добрые, всегда готовы помочь.
Наверное, можно сказать, что жизнь супругов Вороновых приобрела иное качество. У них стало гораздо меньше времени друг на друга, но так ли это важно, когда они везде и всюду вместе с ребятами, когда в их руки доверчиво ложатся детские ладошки и сразу несколько ребячьих голосов кричат: «Мама! Папа!»
Много воды утекло с того дня, когда Вороновы впервые пришли в приют. Дети, и свои и приемные, выросли. Казалось бы, можно и для себя пожить, отдохнуть немного. Но не тут-то было – в семье появились еще две малышки: двухмесячная Ирочка и Настя, которой едва исполнилось год и девять месяцев.
— Тут уже Саша меня начал подбивать на то, чтобы взять ребеночка, — говорит Наталья Алексеевна. – И снова мы хотели одну девочку, лет трех-четырех. А получили сразу двух прекрасных малышек, сестренок. Они такие чудесные!
На вопрос, не тяжело ли сразу с двумя крошками, Вороновы с гордостью говорят:
— У нас есть бабушки! Да и старшие дети помогают!
Кстати, в пополнении семьи старшие принимали самое непосредственное участие: родители привезли их в приют, где они познакомились с малышами и поиграли с ними, а после в голос заявили: «Берем!»
Мамы Натальи Алексеевны и Александра Александровича также принимают большое участие в воспитании приемных детей: занимаются с ними, гуляют, покупают подарки, обнимают-целуют. В общем, растят, как родных.
— Они и есть наши, родные, — говорят Вороновы. — Мы не собираемся их никуда отправлять или отдавать, когда вырастут. И с внуками нянчиться будем – мы же семья! А что статус приемной сохранили – так пусть у детей хоть какие-то льготы будут.
Со льготами, кстати, вышли затруднения – не дают Вороновым статус многодетной семьи: Коля вырос, а четверо несовершеннолетних поровну записаны на папу и на маму. И получается, что у каждого родителя по два ребенка, а то, что живут вместе, одной семьей, не считается.
— С другой стороны, — улыбаются Наталья с Александром, — это знак просто, что нам еще одного ребенка надо взять, мальчика, маленького, лет трех-четырех.
И замолкают, глядя друг на друга, ведь они уже дважды хотели взять одного ребенка — маленького, а воспитывают пятерых… С другой стороны, счастья (а для Вороновых дети – самое большое счастье) много не бывает.

img_3072

20130324_142930

20140925_105404

img_3062

img_3642

 

 

Наталья АНТЮФЬЕВА

Related posts

комментарии