Сударыня женщина

Меня всегда раздражает, когда в общественном месте я слышу в свой или чужой адрес обращение «женщина!». Меньше коробит произнесенное «мужчина!», но и оно режет слух.

Думаю, не только у меня – у многих представительниц женского пола лет этак за тридцать портится настроение при подобном «наименовании». Хотя и девушки от него не застрахованы. Приятельница рассказала о случае, произошедшем с ней много лет назад. Ей было 20. Стояла она в очереди в кассу автовокзала. Подошли люди, спросили, кто крайний, им оказался мужчина средних лет. Поинтересовались у него, за кем стоит он. «Да вот за этой женщиной», – махнул рукой в сторону моей знакомой. У той кровь ударила в лицо: неужели она так плохо выглядит? По ее словам, после этого «оскорбления» в себя не могла прийти дня три.

Однако и многих дам бальзаковского и постбальзаковского возраста такое обращение не оставляет равнодушными. Хотя никто открыто не возмущается (собственно, возразить нечего – действительно, уже не девочки), каждая испытывает небольшую обиду от корявого «женщина».

Самое неприятное в этой ситуации, что в нашей стране нет общепринятого удобоваримого обращения к незнакомым людям.

Корни проблемы уходят в недалекое в общем-то прошлое. В царской России все было понятно: мужчина – сударь, женщина – сударыня, также были в ходу «барин», «барыня», «барышня» (к юным скромницам). Революция смела устоявшиеся формы, взамен предложив унифицированное «товарищ» (советская власть провозгласила равноправие полов). Впрочем, в обыденной жизни в отношении женщин это не прижилось. «Гражданин» и «гражданка» больше употреблялось в официальной речи представителей закона, но иногда можно было услышать эти слова и на улице.

Распался Советский Союз, вместе с ним в Лету канули и «товарищи». То, что было до 1917-го, оказалось позабытым, даже каким-то чужим. Вот тогда-то обрели свою силу имеющие неприятный физиологический оттенок «мужчины» и «женщины».

Очевидно, что подобное обращение пришлось по нраву не всем. Поэтому появились и другие, менее распространенные формы. Так, например, подвыпившие мужчины и просто дамские угодники могут назвать незнакомую женщину красавицей. От желающих вызвать жалость (как правило, это попрошайки или выпивохи) звучит «сестра». Люди в возрасте частенько используют слово «дочка» в отношении тех, кто значительно моложе, а молодежь – «мать», если дама по виду действительно годится в матери или бабушки. Кстати, «бабушка» тоже встречается и вызывает зачастую такое же неприятие, как и «женщина». Свидетелем тому я стала буквально на днях. Январским утром добиралась на работу на автобусе, на одной из остановок на проспекте Коммунистическом в салон зашла респектабельная дама в шубе. Заботливая кондуктор сразу обратилась к ней: «Женщина, присядьте, вот свободное место». На следующей остановке вошла женщина примерно тех же лет в незатейливой куртке. Усаживая ее, кондуктор подняла на ноги молодого человека: «Уступите место бабушке!» Женщина, которая нежданно-негаданно обрела новый статус, просто опешила. Еле справившись с эмоциями, прошептала: «Я еще не бабушка!» Всю дорогу она ехала мрачнее тучи. Думаю, будь на ее месте более эмоциональный человек, расстроился бы до слез. А представьте, какую дикую тоску может вызвать это случайно, походя брошенное в магазине или автобусе слово у женщин с неустроенной личной жизнью и надеждой ее наладить? Это же крест на всех мечтах!

Не отвлекаясь на рассуждения о том, что подвигло кондуктора женщин из одной возрастной категории называть по-разному, замечу: оба варианта звучат убого, что особенно обидно, ведь русский язык такой богатый! К сожалению, владение им, как, впрочем, и культура общения, сегодня не в цене…

Так каков же выход? Для многих им становится обезличенное обращение: «извините», «подскажите», «позвольте» и т.д. Но, согласитесь, в иных ситуациях оно неприменимо, например когда нужно заставить даму обернуться, вернуться за забытой вещью и т.д.

Очевидно, что наше общество не готово к появлению и принятию новых культурных форм, да и, честно говоря, некому и некогда этим заниматься – в стране есть проблемы и поважнее, посерьезнее. Однако с таких мелочей начинается самое ценное во все времена – общение. Помните, Антуан де Сент-Экзюпери говорил: «Самая большая на Земле роскошь – это роскошь человеческого общения…» Будьте внимательнее и тактичнее – поверьте, ответная реакция не заставит себя долго ждать.

Опрос: Как вы обычно обращаетесь к незнакомкам?

Этот вопрос мы задали нашим землякам. 

Владимир Петрович, 57 лет:
– «Девушка» или «женщина», в зависимости от возраста. А как надо? Сударыня? Мне кажется, это нелепо звучит, сейчас так никто никого не называет.

Анна, 38 лет:
– Ой, я просто не переношу, когда меня называют женщиной, поэтому сама стараюсь избегать этого слова. Однажды в свой адрес услышала «барышня», мне очень понравилось, жаль, что такое обращение в нашем обществе не распространено.

Нина Петровна, 68 лет:
– Предпочитаю тех, кто младше меня, звать милочками, так еще моя мама говорила. В отношении себя спокойно отношусь к любому обращению, кроме «бабушка» и «мать» – так называть меня могут только мои внуки и дети.

Сергей Васильевич, 45 лет:
– Если дама мне нравится, я частенько начинаю разговор так: «Мадемуазель…» Еще ни одна не обиделась, некоторые лишь недоуменно смотрели. По-моему, хороший вариант, у французов же как заведено: если доподлинно не знаешь, что женщина замужем, то, будь ей хоть сто лет, называть надо мадемуазель. Красиво!

Александр, 25 лет:
– Девушка, женщина… Я не понимаю, что может быть обидного в этих словах. Они же не оскорбительные, отражают реальную действительность.

Марина, 30 лет:
– Мечтаю, что когда-нибудь наша страна вернется к дореволюционным обращениям – сударь, сударыня, барышня. Само по себе это вряд ли произойдет, наверное, нужно подключить власть, может, какое-то постановление принять, ввести в органах власти, в учебных заведениях эту форму обращения. Поначалу, конечно, многие посмеются, «побрыкаются», но через несколько лет привыкнут.

Ольга ДЕНЧИК.

 

Related posts

комментарии