Понедельник, 28 мая 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
15:46, 22 марта 2012

Владислав Ялбаков: “Я люблю прямых и открытых людей”


Сегодня гость нашей постоянной рубрики – заместитель председателя Комитета ветеринарии с госветинспекцией Республики Алтай Владислав Иженерович Ялбаков. Встреча с ним у нас состоялась не случайно – 22 марта ему исполняется 60 лет.
Как заметил он сам, вся его жизнь связана с селом, сельским хозяйством.
Владислав Иженерович принадлежит к тому поколению людей, чьи детство и юность, становление как профессионалов проходили в советскую эпоху, и все мы помним, чем она отличалась. Многие качества характера и жизненные принципы юбиляра сформировались и закрепились еще в то время, они и помогли самореализоваться уже в новый, постперестроечный период.
Большая часть жизни В.И. Ялбакова прошла в родном ему Усть-Канском районе. Там он создал семью и начал трудовую деятельность ветеринарным врачом, затем – директором совхоза, а позднее довелось стать и главой муниципального образования. Но обо всем по порядку.

– Владислав Иженерович, по традиции первый вопрос, на который отвечают гости нашей рубрики, касается родных и близких людей.
– Я родился в семье животноводов. Мои родители Иженер Кабинович и Айбычи Токтомысовна Ялбаковы родом из села Ябоган Усть-Канского района. Там они прожили всю жизнь. К сожалению, их обоих уже нет. Вместе вырастили шестерых детей, все получили высшее образование, создали семьи. Сейчас нас осталось четверо: я, мои младшие братья Николай, Юрий и сестра Татьяна. Старший Алексей долгое время работал в команде Валерия Ивановича Чаптынова, в начале 90-х внезапно заболел и скончался. Средний Владимир был врачом Шебалинской ЦРБ, погиб в автомобильной аварии.
Мои детство и школьные годы прошли в Ябогане. Наши родители были чабанами, поэтому большую часть времени мы проводили на стоянке, можно сказать, там и жили. Круглый год помогали по хозяйству, пасли овец.
После службы в рядах Советской армии я поступил на факультет ветеринарии Алтайского сельскохозяйственного института, по окончании которого в 1977 году приехал домой и пошел работать ветврачом в Ябоганский совхоз.
В 1982 году мне доверили возглавить совхоз. Должность директора занимал до 1990 года – до момента, когда был избран председателем Усть-Канского райисполкома. Позднее, после известных событий в стране, меня назначили главой районной администрации. На выборах в 1996 году соперники оказались сильнее, и я передал свой пост. Долго не раздумывая, на семейном совете мы решили создать в Ябогане свое фермерское хозяйство. Неплохим стартом для этого послужила как раз чабанская стоянка родителей, которым тогда ещё хватало сил и здоровья помогать в наших общих начинаниях. Хозяйство живо по сей день. Там сейчас успешно трудится брат Юрий.
С 2005 года я вновь вступил в ряды ветеринарной службы, хотя, если говорить обобщенно, со своей однажды выбранной профессией никогда не расставался.
Заместителем руководителя республиканского Комитета ветеринарии был назначен в декабре 2007 года. Государственную ветеринарную службу Республики Алтай сегодня представляют 400 сотрудников, 128 из них – ветеринарные врачи. В настоящее время из бюджетных средств выделяются деньги на профилактику и борьбу с десятью видами заболеваний животных, опасных для жизни и здоровья человека, угроза заражения которыми, к сожалению, существует. Вспышки инфекционных болезней время от времени фиксируются в соседних регионах, в частности, в Туве и Монголии.
Сейчас мы находимся на пороге перемен. Ожидается внесение изменений в федеральное законодательство. На данном этапе большое внимание уделяется частной ветеринарии. Функции государства сужаются до надзорных. Видимо, так и должно быть. Если практику передать в частные руки, а государственная служба будет только контролировать деятельность, мы получим больший эффект.
– Я знаю, вы заботливый папа и дедушка. Расскажите о вашей семье.
– Моя супруга Анастасия Михайловна родом из Беш-Озека Шебалинского района, по профессии врач, работает им и сейчас. Мы воспитали двух дочерей. Старшая Чейнеш – кандидат экономических наук, работает начальником отдела в банке, Эркелей – юрист, судья Верховного суда РА. Растим троих внуков: Айсура и Амаду уже школьники, а самой младшей Байару недавно исполнился всего один месяц.
– Какой отрезок жизни, трудовой деятельности с высоты сегодняшнего дня является наиболее значимым для вас?
– Если оглянуться на прожитые годы, то самым интересным для себя я бы назвал период работы в Ябоганском совхозе. По меркам восьмидесятых годов, он был самым крупным овцеводческим предприятием Западной Сибири. В то время мы применяли передовые технологии, внедряя научную систему земледелия, культурные пастбища, овцеводческие комплексы, бригадный подряд, хозрасчет – одним словом, разные прогрессивные методы. И вообще, по моему мнению, расцвет, подъем сельского хозяйства пришелся именно на конец 80-х годов прошлого столетия. Показателем тому служило то, что многие рабочие-сельхозники стали строить себе дома, приобретать автомобили и в целом неплохо зарабатывать.
Интересно было работать и в райисполкоме. Именно тогда возводились Усть-Канская общеобразовательная школа и некоторые другие социальные объекты.
– И тут грянула перестройка…
– Именно грянула! Анализируя пережитое, сейчас могу сказать: мы не были готовы к такому переломному моменту в истории нашего государства и, по большому счету, не знали, как вести себя в сложившейся ситуации, что делать. В то время не существовало отчетливого понимания, к чему мы идем. В самом начале перестройки вышел Указ Президента РФ Б. Ельцина о невмешательстве государственных органов управления в деятельность хозяйствующих субъектов, то есть мы потеряли право планировать что-то в работе ещё действовавших тогда совхозов и колхозов. Именно в тот период прервалась связь власти и хозяйствующих субъектов. Это очень сильно повредило экономике, и таким образом наступил её развал. Ничего не было предложено взамен. Появилось чувство растерянности, оставалось надеяться только на себя.
Вместе с нахлынувшей «волной демократии» во власть пришли люди, которые не имели ни профессиональной подготовки, ни опыта работы в государственном управлении. И начались сплошные ошибки – непродуманный передел земли, имущества и так далее. Шел непредсказуемый и неуправляемый процесс.
Мне, как главе района, приходилось порой совсем не сладко. Уверенность в действиях придавало то, что мы работали под началом таких людей, как Валерий Иванович Чаптынов и Михаил Васильевич Карамаев.
Только сейчас в полной мере осознаем, насколько трудно было тогда всем. Но ведь каждое время имеет свои плюсы и минусы! Сегодня мы видим, каким путем шли, какой получили результат. Главное, у людей стало больше самостоятельности в выборе своих действий, появилась широкая возможность для самоопределения. Поэтому настоящая действительность интересна уже по-другому. Расширилось поле деятельности и в производственном отношении, и в вопросах идеологии. Думаю, это особенно важно для поколений, которые идут вслед за нами. В государстве выстроена система развития, выявились приоритетные направления. Прошла та растерянность, люди могут открыто и уверенно ставить себе цели, осуществлять ту или иную деятельность.
– Думаете ли о том, что тогда, в 90-е, можно было сделать что-то по-другому?
– В моем возрасте у каждого, наверное, может возникнуть желание вернуться назад в прошлое, чтобы что-то исправить. Если бы у меня была такая возможность, то в годы перестройки на уровне района я многое сделал бы по-другому. Отдал бы людям больше, чтобы они уже тогда самостоятельно развивали свои хозяйства, открывали производства и так далее. Они, может, смогли бы более безболезненно пережить тот период. А так в новую эпоху им пришлось начинать всё с нуля.
– Что посоветуете молодым инициативным ребятам?
– Для самореализации, я считаю, сегодня есть все возможности. Не следует отказываться даже от самых смелых планов. Не нужно бояться ошибок: не ошибается только тот, кто ничего не делает. Проявляйте твердость, напористость, настойчивость, не отступайте от намеченного, а добивайтесь всеми силами того, что задумали.
– Что вам удалось в жизни?
– Если говорить в целом, то я доволен тем, как жил, трудился все эти годы. Есть дети, внуки. Работать приходилось на разных уровнях, с разными людьми. Были и взлеты, и падения – перейти с поста главы района в фермерское хозяйство тоже, надо признать, было жизненным испытанием. Я другим говорил и сам себя готовил мыслями: карьера человека не может все время расти поступательно. Практически у любого руководителя лет через пять взгляд «замыливается», многие вопросы для него становятся неважными или второстепенными. Вот тогда его нужно понизить в должности, и если он не потеряется, вновь проявит себя, то на него уже действительно можно будет положиться.
– Каких принципов вы придерживаетесь по жизни?
– Я всегда хотел быть рядом с людьми. Руководить одними указами и приказами невозможно. Один в поле не воин.
– Какие люди вам нравятся?
– Открытые, которые могут в лицо сказать тебе правду, от которых не ждешь ни подвоха, ни удара в спину.
– А могут коллеги и родные назвать вас открытым человеком?
– Да, я стараюсь быть таким. Если что-то меня не устраивает или, к примеру, чувствую какую-то несправедливость, я могу сказать об этом прямо. Не остается недовольств, и окружающим известно мое мнение. Думаю, так легче всем, так рождается понимание. Да и сам заметил: когда общение открытое, люди к тебе тянутся.
В нашем коллективе все сотрудники родом из сельской местности. Я убедился: это, несомненно, накладывает отпечаток на дальнейшую профессиональную жизнь. У нас проще выстраиваются взаимоотношения, чем в других организациях, есть большое взаимопонимание, ведь интересы, особенно в молодом возрасте, были одни, воспитывались мы почти в одинаковых условиях, поэтому возвышаться кому-то перед кем-то нет смысла, да и не можем мы так. Открыты, доверчивы друг к другу. Кстати, председатель комитета Владимир Кириллович Макасеев – мой земляк, он тоже родом из Ябогана.
– В чем выражается ваша прямота: это больше критика или добрый совет?
– Чаще всего это бывают советы.
– Жизнь не ограничена только радостными моментами. Как вы справляетесь с трудностями?
– Мне всегда помогал надежный тыл. Большая часть домашних дел лежит на плечах моей жены. По возможности я ей, конечно, помогаю. В семье я остался за старшего, поэтому при разрешении сложных ситуаций, которые складываются порой не только в моей семье, но и у братьев, сестры, племянников, ответственности с себя никогда не снимаю. Вместе мы обсуждаем проблемы, находим оптимальный выход из положения. Вообще считаю, успех в работе на 60 – 80 процентов зависит от благополучия в семье.
– На кого вы равняетесь в своей жизни, кто для вас самый авторитетный человек?
– Мама. Она нам подсказывала, направляла по жизни. К примеру, именно мама посоветовала мне выбрать профессию ветеринара. Она была сильным, волевым и одновременно добрым человеком. К её мнению мы всегда прислушивались.
– Что означает для вас слово «родина»?
– Родина для меня – это Ябоган, место, где жили мои родители, где я вырос.
Наше село в советские годы было многонациональным. В числе представителей алтайской, русской и других национальностей там жили ссыльные литовцы. Они, я считаю, оказали сильное влияние на развитие села, привнесли культуру из европейской части страны. Это были в основном очень образованные люди. Появились они у нас где-то перед войной, в годы массовых репрессий. К примеру, один литовец учил местных жителей игре на музыкальных инструментах.
Ябоганская школа долгое время славилась своими хорошими результатами в образовании.
Люблю бывать там, проехаться верхом на коне, посидеть у костра на берегу речки, походить – на родину меня тянет постоянно! Часто туда езжу повидать родственников: раз – два в месяц навещаю их обязательно.
– Владислав Иженерович, вы человек с государственным мышлением и твердой гражданской позицией. Хотелось бы услышать ваше мнение по поводу ситуации, которая сложилась в общественной организации Курултай алтайского народа. Почему в определенный момент у нас появились два лидера – два Эл Башчы?
– Я думал об этом и пришел к выводу: ничего страшного не произошло, просто меняется время, вместе с ним люди, поэтому, видимо, и там настало время перемен. Конечно, есть некоторые ошибки. Считаю, нам нужен регламентирующий документ, в котором будет четкое определение таких наиболее важных понятий, как зайсан, Эл Башчы, определены требования, кто имеет право ими быть. Убежден, что должность Эл Башчы следует давать человеку пожизненно, он должен вести народ к духовному развитию, а сегодня всё это стало похоже на политическую игру, где чиновники пытаются отыскать себе лазейку получить пост.
– Насколько комфортно вы ощущаете себя сейчас в современной республике как политик, как профессионал?
– Если говорить о сегодняшнем дне, о нашей республике и сравнивать те периоды, что мы пережили, то мне нравится работать в команде действующего Главы РА А. Бердникова.
Когда Александр Васильевич выдвигал свою кандидатуру на пост Главы республики ещё несколько лет назад, в период предвыборной агитационной кампании вместе с ним мы объехали все села Усть-Канского района. Мне довелось быть свидетелем его общения с населением. Считаю, мы все-таки многое потеряли за тот восьмилетний период, после того как он баллотировался, но не прошел, и видя то, что сделано сегодня, после его прихода к власти.
В целом обстановку в республике я бы назвал спокойной и стабильной. Но когда некоторые говорят о том, что плохо или мало строится школ, больниц и других объектов, то я с этим в корне не согласен. Те люди просто не владеют информацией. В сравнении с последними десятилетиями минувшего века объем строительства сейчас увеличен в разы.
Достигнув шестидесятилетия, я счастлив и доволен тем, что работаю именно в этой команде созидателей, рад за земляков, что они своими глазами видят те перемены к лучшему, что мы переживаем.
– Спасибо вам за интересный и открытый разговор. Примите поздравления с днем рождения, желаю вам крепкого здоровья и всех благ!

Беседовала Наталия МАНЫШЕВА

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru