Александр Алчубаев: “Мы всегда найдем решение”

Имя Александра Николаевича Алчубаева давно и прочно ассоциируется с экономикой Республики Алтай, хотя после окончания Томского политехнического института и до возвращения на родину двенадцать лет своей профессиональной жизни он посвятил Волжскому автомобильному заводу. Вернувшись в Горный Алтай, работал начальником планово-экономического управления – заместителем председателя облисполкома, затем заместителем Председателя Правительства. В 1990 году делал экономическое обоснование выхода Горно-Алтайской автономной области из состава Алтайского края и придания ей статуса республики. В 1997-м принимал участие в создании и руководстве «Эл Банка». С сентября 2007-го – министр экономического развития и инвестиций РА. Однако было время, когда ученику Областной национальной школы Саше Алчубаеву советовали поступать в Абаканское училище, видя в нем будущего музыканта.

Александр Николаевич Алчубаев
Александр Николаевич Алчубаев

– Александр Николаевич, почему вы не пошли тогда в культуру?
– Начиналось самое интересное время в школе: я ходил в драмкружок, занимался спортом, выступал в команде КВН, участвовал в общественной работе, и отъезд в мои планы не вписывался. Хотя с нетерпением ждал окончания уроков, чтобы пойти поиграть в футбол, пообщаться с ребятами, считаю, музыкалка многое дала в плане самоорганизации и уверенности в себе, умения выступать на публике и вообще привычки чувствовать себя свободно, находясь в центре внимания. В старших классах мы играли такие сложные произведения, что сам удивлялся: неужели это я извлекаю из инструмента столь красивые мелодии, и как только все запоминают мои пальцы и голова?
– Мысли об экономике и руководящей работе в школьные годы уже возникали?
– Не мысли, а, скорее, предпосылки. Еще пионером входил в состав совета дружины, потом был комсоргом класса, руководил клубом «Юность», объединявшим старшеклассников. Я очень благодарен ОНCШ, где нас развивали во всех направлениях – в спорте, искусстве, науке, что прошел эту школу лидеров: научился общаться с разными людьми, организовывать их, внимательно слушать собеседника. Cам себя я видел инженером. Тогда было время космонавтов и физиков-ядерщиков, мне было близко все, связанное с техникой, – хорошо давались математика и физика, я достойно выступал на городских и краевых предметных олимпиадах. Когда в крае не занял призового места, сначала расстроился. А потом, вспоминая, что по количеству жителей только Барнаул в три раза больше всей нашей области, я почувствовал то, что раньше знал лишь теоретически: Горный Алтай – еще не вся Россия, а лишь ее частичка.
– Какую роль сыграл в вашей жизни Волжский автомобильный завод, и как вы попали туда из сибирского вуза?
– По окончании школы поступил в знаменитый Томский политех. На факультете управления и организации промышленного производства мы изучали инженерные науки, которые дополнялись финансовыми, экономическими, юридическими и дизайнерскими дисциплинами.
При распределении я изъявил желание поехать на АвтоВАЗ, где проходил практику (мне очень понравилась эта современнейшая махина), будучи уверен, что это из области фантастики. Но через два дня получил направление в Тольятти и был вне себя от счастья – сбылась еще одна мечта!
Там была очень четко отработана система вхождения выпускников вузов в реальную жизнь завода, и за год, согласно плану стажировки, я поработал во всех имеющихся структурных подразделениях. Начинал мастером участка сварки каркаса передних сидений: отвечал за бригаду из 42 рабочих, оборудование, программы, спецодежду и даже за талоны на молоко. Было не просто. Поначалу «старожилы» цеха настороженно приняли молодого специалиста, но вскоре мы стали слаженной командой. Потом было производственно-диспетчерское бюро, поставлявшее детали на сборку только что вошедшего в производство автомобиля «Нива – ВАЗ-2121» (1977 год), затем – остальные структуры и ЭВЦ, куда стекалась вся информация и который обеспечивал синхронность деятельности всех участков и цехов ВАЗа. Постоянным местом работы стал отдел организации управления труда и заработной платы ИТР и служащих.
Я участвовал в разработке организационного проекта «Производство автомобиля ВАЗ-2104, 05, 07». На заводах-гигантах, а на нашем предприятии трудились 90 тысяч человек, и размер его основной площадки был два на три километра, мало иметь технический проект изготовления продукции. Необходимо сформировать бригады, участки, цехи, отделы, бюро, управления, распределить, кто что должен делать, предварительно взяв за основу предметную или технологическую специализацию, расписать полномочия и функции каждого подразделения. Только на ВАЗе я понял, что же такое организационный проект.
Через три года меня признали «Лучшим молодым специалистом» среди организаторов, экономистов и управленцев, и, окрыленный, я решил поступить в аспирантуру, в чем меня поддержал заместитель генерального директора Петр Макарович Кацура – новатор из тех, кто в свое время формировал систему управления ВАЗа.
В 1980 году был зачислен в аспирантуру Московского института управления, и, таким образом, сбылась мечта об учебе в Москве. От поездки в столицу осталось ощущение праздника – был год Олимпиады!
– Ваши пробежки по МКАДу и письмо в «Советский спорт» – из того времени?
– Да. Сначала учился заочно, совмещая основную работу с научной деятельностью и участием в общественной жизни: был секретарем комсомольской организации заводоуправления. Потом попросил творческий отпуск и перевелся на очное отделение. В период завершения работы над диссертацией для поддержания физической формы решил обежать Москву по Большой кольцевой. Сто девять километров одолел в четыре забега, за 11 часов 50 минут. После написал письмо в «Советский спорт» и спросил, кто первый это сделал. А еще предложил провести эстафету от западной до восточной границы СССР, установив тем самым мировой рекорд. Получил ответ: по поводу идеи писали, что подумают, – она интересна, но реализовать ее непросто. На вопрос не ответили, хотя, думаю, были чудаки и до меня.
Обежав столицу, я поверил в свои силы, а вскоре защитил диссертацию и вернулся на завод начальником бюро. Мои наставники стали моими подчиненными – я смущался, а они говорили, что для нашего коллектива это, наоборот, престижно. Вместе мы сделали организационный проект по выпуску автомобилей ВАЗ-2108 и 2109. До сих пор при виде этих машин с теплотой думаю: в них есть частица и моего труда.
Через год после защиты, в 1987-м, меня пригласили на должность директора Тольяттинского филиала Центрального НИИ информации и технико-экономических исследований автомобилестроения СССР. В нем работали 102 научных сотрудника и было 20 тысяч рублей на счете – шел период начала хозрасчета. Через два года на счете имелось уже почти полмиллиона.
– Что побудило вас вернуться?
– Вообще-то я собирался обосноваться на родине ближе к пенсии, но, когда приехал в очередной отпуск, Валерий Иванович Чаптынов пригласил на беседу и сумел найти слова, убеждая, что в Куйбышевской области меня будет кем заменить, а вот дома такой специалист необходим. Я дал согласие и через полгода (согласовывал с Москвой и заканчивал начатые ранее проекты) был здесь.
– Александр Николаевич, бывая в районах, вам приходится говорить не только на русском, но и на алтайском языке. Вы им владеете свободно?
– К сожалению, нет. Во времена моего детства даже дома говорили по-русски – такое было время. Так что алтайскую речь слышал только у родственников в деревне – с тех пор что-то осталось в памяти, и на бытовом уровне я могу говорить. Но, когда приезжаю, допустим, в Онгудай и местные жители обращаются ко мне с вопросами, вынужден отвечать довольно скупо, исходя из своего словарного запаса. Пытаюсь, не обижая собеседника, перейти на русский язык, но чувствую себя неловко. Могу пойти в театр на алтайский спектакль – понимаю, о чем речь, однако каких-то языковых нюансов, отдельных удачных реплик и острот не улавливаю и тоже испытываю чувство неловкости – не получается сопереживать героям пьесы до конца. Ставлю себе в минус, что не выучил родной язык по возвращении из Тольятти.
– Какие традиции и правила вы перенесли из родительской семьи в ту, которую создали сами?
– Прежде всего теплые отношения между собой, доброжелательность и уважение к людям вообще, особенно к старшим. Почитание женщины, матери. Хорошо помню жесткий урок, преподанный мне отцом, когда я не выполнил мамино поручение. От своих детей тоже требую, чтобы все просьбы, житейские и бытовые поручения супруги всегда выполнялись. Гостеприимство. Наша фамилия переводится как «богатый гостями», и родители всегда радушно принимали родственников и знакомых, устраивая красивые застолья с разговорами и песнями. Самостоятельность. Несмотря на то что я единственный ребенок в семье, отец не баловал меня, пресекая капризы, излишние просьбы или нежелание что-либо делать. В этом ключе стараюсь воспитывать и своих сыновей, жизненные дороги они прокладывают самостоятельно.
А еще отец очень любил землю, где родился и вырос, и привил это чувство мне: в те редкие дни, когда мы бывали вместе во время его отпусков и моих каникул, он старался показать мне Алтай. Теперь я передаю это своим детям. Хотя сыновья уже взрослые, мы стараемся хотя бы раз в год выбраться в какой-нибудь отдаленный уголок, куда не доехать на машине, только на лошади.
– Какие из уголков республики вам особенно близки?
– Люблю весь Чуйский тракт – возможно, за то, что, пока едешь, столько всего можно увидеть: за каждым поворотом новые картины! Люблю и немного побаиваюсь, уважая, Катунь – испытываю трепет перед ее неведомой силой. Люблю Кош-Агач с его пейзажами «обратной стороны Луны». А вообще, можно сказать, у меня нет любимых уголков, потому что люблю здесь все! Горный Алтай – невиданный по красоте и гармонии край, и если раньше я говорил так больше из чувства патриотизма, то теперь, побывав во многих странах (и в национальных парках), понимаю, что это не просто слова, а констатация факта.
– Считается, что земля, где царит гармония в природе, рождает и притягивает гармоничных людей. Какие человеческие качества вы особенно цените? Какие черты не приемлете?
– Ценю честность, ответственность и умение держать слово. Когда человек пообещал и не сделал, я, возможно, не покажу вида, но внутри у меня что-то изменится.
Нравится аккуратность. Люблю иметь дело с людьми спокойными, нераздражительными, умеющими управлять эмоциями и чувствами (хотя понимаю: бывают случаи, когда волю чувствам можно и дать). Мне кажется, «высший пилотаж» в человеческих отношениях – умение управлять собой в зависимости от ситуации и говорить с разными людьми, будь то ребенок или начальник, на их языке. Предпочитаю, чтобы люди уважительно относились друг к другу, исходя из личностных качеств, а не только из-за положения и постов. Хочется, чтобы больше было людей порядочных, и, кажется, их действительно становится больше. Возможно, я в этом плане большой оптимист.
– Какое изречение вы бы «примерили» в качестве девиза к своей жизни?
– Их несколько. Много возникало в жизни ситуаций, когда проблема «давила» и решения не было видно. Но по прошествии времени начинал по-другому смотреть на вещи или случались какие-то события, и решение приходило. Поэтому, считаю, «Время – лучший лекарь» – не просто слова. Часто «срабатывают» твоя предыдущая жизнь и деятельность, отношение к людям. Значит, сегодня надо стараться жить так, чтобы была «база» на завтра. А еще для меня очень важно чувствовать себя нужным в семье и на работе, ощущать, что кто-то ждет моей поддержки, совета. Отсюда и основной девиз: «Счастлив тот, кто чувствует свою необходимость и полезность».

Беседовала Галина МИРОНОВА.

Related posts

комментарии