Из Долины слез – в Долину счастья

90 лет назад в Усть-Канском районе был снят первый фильм о Горном Алтае – «Долина слез». Работы осуществлялись экспедицией Госкино под руководством режиссера А.Е. Разумного.

Расзумный

«В те годы перед нами стояла задача отражать жизнь разных народов Советского Союза, – пишет в своих воспоминаниях А. Разумный. – Кинодраматурги В. Туркин и Б. Мартов предложили взять за основу будущей картины ойротскую народную легенду, разработка которой позволила бы сделать зрелищный интересный фильм об одном из малых народов».

kinopoisk.ru

В ней говорится, как на алтайские аилы налетели ханы-поработители. И с тех пор долина, где жили свободные народы, стала называться Долина слез. Некоторые из жителей бежали в горы. Бежал с ними и Ношу со своим сыном Ойратом. А в соседней долине в это время властвовал хан Сагдай. И была у него заветная мечта – жениться на красавице по имени Цветок Алтая, выросшей на его глазах. Но гордая девушка полюбила другого и родила от него дочь Катунь. Разгневанный хан приказал живьем закопать молодых людей, а их ребенка умертвить, но над девочкой сжалился добрый джигит и отдал ее в один из аилов. Впоследствии ее полюбил храбрый юноша Ойрат. Узнав из рассказов отца о горе своего народа, он решил освободить братьев. На клич Ойрата собрались бесстрашные джигиты. А когда произошла революция и освободились народы Алтая, Долина слез стала называться Долиной счастья и труда.
«Доехав поездом до Бийска, мы продолжили путь в Ойротию на лошадях, доверив им свое бесценное по тем временам оборудование и пленку, – продолжает вспоминать А. Разумный. – Съемочную базу устроили в огромном деревянном сарае, а группу разместили по квартирам местных жителей, оказавшихся на редкость приветливыми и доброжелательными. Кроме ветеранов коллектива с нами была молодежь – Р. Мессерер, мать талантливой советской балерины Майи Плисецкой, Н. Шатерникова и другие.

Работы мы начали, как говорится, исподволь, с изучения нравов ойротов, их привычек, обычаев, без чего, конечно, не могло быть и речи о съемках. Появились свои переводчики. Костюмеры сразу же приобрели (главным образом за счет исключительной щедрости и радушия местного населения) национальные костюмы и причудливые головные уборы мужчин и женщин Ойротии.

Небольшая группа, в том числе второй оператор К. Кузнецов и актер В. Карин, направилась на выбор натуры. Ойроты, о жизни которых нам предстояло рассказать, жили в небольших аилах, состоявших из нескольких (от трех до десяти) юрт. Места их расположения буквально сказочные! А между ними – бурные реки, крутые спуски, пропасти.
В одну из теплых алтайских ночей мы развесили на пригорке на двух столбах белое полотно экрана. И через несколько минут привычно застрекотала наша «передвижка».

Зрители (главным образом женщины и дети) расположились на земле полукругом и, точно загипнотизированные, смотрели на экран. Первые же кадры утихомирили эту шумную аудиторию. Незаметно с разных сторон стали подходить мужчины-ойроты, в том числе и пользующиеся у них беспредельным уважением старики.

Наконец приступили к съемкам, так как все наши актеры вжились в материал, превратились в лихих наездников, успели перенять ойротские манеры и обычаи, к тому же превосходно загорели.

Решили, как говорится, взять быка за рога – снять сразу же важнейшие эпизоды тоя (свадебный обряд с похищением невесты и последующим калымом) и камлания (процесс священнодействия шамана в случае какого-либо общего несчастья: падежа скота, болезней и т.п.).

По нашей просьбе в порядке исключения Усть-Канский волисполком разрешил оповестить население волости о трехдневных грандиозных празднествах. Было выпущено воззвание: «В пятницу для приехавших участников празднеств будут заколоты две кобылы, в субботу – три кобылы».

Ранним утром в пятницу 5 сентября стали съезжаться к нашей базе ойроты с семьями. Среди них на холмах рассредоточились и наши герои, органично вписавшись в толпу. Начались скачки лихих джигитов, затем – потешная выездка необъезженных кобылиц.

Работа по технологии походила на то, что называется съемки скрытой камерой. Ойроты оказались удивительно выразительными и экспрессивными актерами. Когда мы вынуждены были делать дубли, меняя ракурс или план, они сразу же вживались в повторяемое действие, да так, что остановить их бывало довольно трудно.

Более того, они и на следующий день при съемке игровых эпизодов точно повторяли предшествующее задание, старательно репетировали, внимательно и чинно слушая разъяснения переводчиков. Но к вечеру плановые съемки как-то незаметно превращались в праздник, регулировать который соответственно замыслу было выше наших сил и возможностей. Отчаянные голоса переводчиков буквально тонули в гике джигитов, в смехе молодежи.
Отсняв за три дня много интересного материала, мы всей съемочной группой направились в горы. Началась таборная кочевая жизнь – переходы по сотне километров, ночевки под открытым небом, незапланированные встречи с дикими обитателями алтайских лесов. Так продолжалось до поздней осени, до снега и первых заморозков, которые оторвали нас от прекрасной поэтичной природы тех мест.

Наверное, первой ночью, когда мы все спали спокойно, была ночь после проявки негатива в Москве. Все обошлось благополучно, и к 12 декабря монтаж картины был закончен. Через несколько дней состоялась ее премьера. Любопытно, что одновременно в ряде кинотеатров были развернуты этнографические выставки на основе привезенного нами материала и экспозиция работ художника-алтайца Андрея Никулина, привлекшая широкое внимание».

Информация из «Календаря памятных и юбилейных дат Республики Алтай на 2014 год»

Related posts

комментарии