Понедельник, 19 октября 2020   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Мы трудностей не боимся!
9:44, 04 июня 2015

Мы трудностей не боимся!


Окончание. Начало опубликовано в №№95-98

Старшая сестра писала стихи о военных годах, о том, как мы жили, как ждали отца.
Жена и детишки считали  недели,
Ночами не спали, не пили, не ели.
Но черные дни наконец пролетели.
Однажды в декабрь, после сильной метели,
Хотя и в телеге, больной и хромой,
Наш папа вернулся с Победой домой.

На груди солдата блестели орден Отечественной войны, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».
В 1998 году в возрасте 90 лет Дмитрий Мамонтович Шипулин, солдат Великой Отечественной, ушел из жизни. Похоронен в Горно-Алтайске. Мы, его дети и внуки, свято храним память о нем.
Годы войны были для нашей семьи невыносимо трудными, голодными. Папа ушел на фронт, мама сутками работала, от темна до темна. Но беда не приходит одна. В результате непосильной работы, голода мама тяжело заболела. В селе не было фельдшера, и ее на быках увезли в районную больницу Усть-Пристани. Практически целый год она проболела, перенесла неудачные операции и чудом осталась жива. В течение 1943 года она, еще неокрепшая, лежала дома.
Мы с братом были под присмотром старшей сестры, которой в то время исполнилось 12 лет. По рассказам Зины, это были страшные годы. Зима, холод, дров не было. Вязанки хвороста привезет с забоки, протопит печь, а через несколько часов хатенка снова выстынет.
Голод косил всех без разбора. Мы с братом от голода опухали, обессилев, не могли слезть с печки. Позднее у меня развился рахит. От явной смерти нас спасла тетя Нюра, папина старшая сестра Анна Мамонтовна Бахтеева. Она смогла сохранить корову, а это значит было молоко и на корове можно было привезти дров. Накормит свою семью, а что останется – нам принесет. Благодаря любимой тетушке мы и выжили. Царство ей небесное! Мы до сих пор посещаем ее могилу, возлагаем цветы.
Через год мама поправилась. Да и мы с братом чудом выжили в тех невероятно тяжелых условиях. И очень рано повзрослели. От голодной смерти нас спасали травы, ягоды. На зиму запасали калину, весь наш домик был увешен букетами красных ягод. Много собирали черемухи и боярки. Мололи ягоды на деревянных круглых мельницах. Это был для нас очень тяжелый труд – смолоть боярку, ее косточки. Зимой из полученной муки пекли лепешки, добавляя в них опилки.
Когда приезжаю в родное Солдатово, обязательно бегу в заросли боярки и черемухи, кланяюсь им в пояс: «Спасительницы вы наши, как же вы постарели, высохли! Почему вас не берегут, ломают?» Мы в те далекие годы очень бережно относились к этим деревьям и кустарникам. Если кто сломает ветку, взрослые ругали и убеждали, что это не просто кусты, а наши кормильцы.
На зиму солили слизун и луговой лук (перо), а когда приходила весна, люди оживали. Перелопачивали свои огороды, чтобы найти случайно оставленную с осени перемерзшую картошку, мыли ее, толкли и стряпали лепешки. И, конечно, ждали, когда появится зелень. С мамой ходили рвать кандык, медунку, слизун. На болотах росли пучки, собирали, мама их отваривала, и ели. А когда появлялись крапива, лебеда, толкли их в ступе, добавляли, если были, отруби или опилки и пекли оладьи.
Вот так все и старались выжить в те трудные военные годы. Особенно голодными были 1942-й и 1943-й. Все, что выращивали и убирали с полей, отправляли на фронт. Жили под девизом: «Все для фронта, все для победы!». И не дай бог, если кто-то припрячет муки или зерна, – сразу тюрьма.
Хозяева, у которых имелись корова, куры, овцы, были обязаны сдавать продукты государству, доводился план сдачи. Никто не роптал, все понимали, что солдатам на фронте это нужнее. Ведь они, жертвуя своими жизнями, защищали Родину, нашу землю, свои семьи.
И теперь, когда прошло много лет, я все больше удивляюсь маминой выносливости, силе, терпению, мудрости. Откуда они только брались у нее? Все отдавала нам, детям. Мы никогда не видели, чтобы она плакала, только часто замечали: вернется из сарая или коровника с красными глазами и утирает фартуком глаза.
Дети во время войны быстро взрослели, мальчики с 7 – 10 лет ездили на запряженных быках, под присмотром женщин пахали землю, заготавливали дрова, сено. Девочки помогали по хозяйству, водились с малышами, работали в огороде, поливали, пололи. А когда созревала пшеница, нас, ребятишек, привлекали на поля для сбора колосков. Целыми днями на жаре, с утра и до заката солнца, босиком, без головных уборов и перчаток собирали колоски в корзинки, сумки. Поесть было нечего. Бегали к родникам или на речку, чтобы попить воды, умыться.
Зато вечером уставшие, грязные, потные, с кровоподтеками на ногах и руках, получив по 100 – 200 граммов хлеба, радостные, довольные бежали домой. Часто хлеб съедали по дороге, не донеся до дома.
С фронта все шли похоронки. Крик, плач, причитания долго раздавались по селу. Первые годы после Победы тоже были очень тяжелые, голодные. Большинство мужчин погибли на войне, а те, кто вернулся, были больные или инвалиды.
Какие дружные, участливые люди были тогда! Семьи погибших не оставляли без внимания и заботы, соседи старались утешить, помочь, несли кто молока, кто – хлеба. Горе сплачивало людей, заставляло взрослеть детей. И после войны на полях, фермах работали женщины и подростки.
Много можно рассказывать про наше военное детство. Хлеб в магазинах или пекарнях продавали по карточкам, очередь занимали с вечера. Заняв очередь, играли, жгли костры, так как ночи были холодными, а под утро, закутавшись в фуфайки и тряпки, засыпали у костра. Были случаи, когда от горящих углей загоралась наша одежонка.
Навсегда осталась в памяти картина: мы, детвора, сидим у костра, а по улице идут уже взрослые девчата, бывало, и гармонист вместе с ними. И разносятся по всему селу голосистые песни. Я их до сих пор как будто слышу: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!», «На позицию девушка провожала бойца», «Расцветали яблони и груши». А затем менялась тематика песен, звучали грустные, мелодичные – о несбывшейся любви, о несостоявшейся встрече: «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина» или «Под окном черемуха колышется», «Разлука ты, разлука, чужая сторона». Видимо, в песнях те девушки отражали свои мечты, желания, тоску.
Деревенские девчата очень любили петь частушки, да с приплясом. До утра звенели задорные, залихватские: «Пойду плясать, дома нечего кусать, сухари да корки, на ногах опорки!»
А утром с булкой хлеба мы бежали домой радостные, веселые, оттого что нам досталось. Мама наливала стакан чая или молока, и мы уплетали краюшку. Какой хлеб был вкусный! Описать невозможно, это надо почувствовать.
В школу ходили с особым желанием. Как мы впитывали каждое слово педагогов! Образ моей первой учительницы Клавдии Георгиевны Вершининой навсегда остался в памяти. Добрая, тактичная, внимательная, степенная, она старалась всех нас научить, приласкать, обогреть. А мы, младшеклассники, голытьба! Босиком ходили в школу, носили холщовые платья, юбки. Сумки тоже были сшиты из холста, на них пришивали карман для чернильницы. Чернила готовили из сажи или свеклы. К деревянной палочке привязывали металлическое перо, такой ручкой писали. Тетрадей еще не было, писали на старых газетах, в книгах между строк.
В школе очень хотелось есть. С собой брали картошку, а с осени – морковку или кукурузу. И друг перед другом хвалились, у кого больше и слаще уродилась морковка.
А когда наступали холода и выпадал первый снег, босиком ходить в школу становилось проблематично. Мне папа сшил из овчины или выделанной шкуры сапоги, а зимой скатал валенки. Я подружкам давала сапоги, чтобы они могли добежать до дома. Многие ученики простывали и сильно болели. Мне кажется, что я все детство болела малярией — меня постоянно знобило. Мама укладывала меня на русскую печку, укрывала овчинами, так и лечила. Однако занятия в школе мы старались не пропускать, было интересно узнавать что-то новое.
Хочется отметить, что военные и послевоенные годы были особым временем, когда люди жили очень дружно. Если дом ремонтировали или строили, то всем селом. Был такой обычай – собирать помощь. Если похороны, то тоже всем селом несли кто что может. И в те трудные, невероятно тяжелые годы формировался характер детей. В нас воспитывали чувство долга, высокого патриотизма, незыблемого интернационализма. С раннего детства учили трудолюбию, честности, ответственности, доброте, которые я пронесла через все последующие годы.
Навсегда остались в памяти слова-поговорки папы: «Жизнь, дочка, прожить – не поле перейти», «Хорошо жить широко, но поуже тоже не хуже», «Учиться – всегда пригодится».
Работать я начала в 16 лет в Барнауле, на заводе «Трансмаш» аппаратчицей. Жила в общежитии. Работала и училась три года в вечерней заводской школе рабочей молодежи. Окончила 10 классов. Надо заметить, что тогда создавали условия для учебы. Каждый завод, фабрика имели свою вечернюю школу, порой прямо на территории. Лучших учеников отправляли на экскурсии в туристические походы, создавали агитколлективы, которые выезжали в ближайшие села с лекциями и концертами.
После того как мы побывали на экскурсии в Горном Алтае, приняли решение поступать в Горно-Алтайское педагогическое училище. Нас покорил этот цветущий край.
В 1959 году поступила, окончила в 1961-м. Годы учебы были интересными, насыщенными. Нам давали всесторонние знания. Это действительно кузница педагогических кадров.
После получения диплома меня направили работать в Чибитскую школу в Кош-Агачский район. Затем избрали вторым секретарем Кош-Агачского райкома ВЛКСМ. По семейным обстоятельствам в 1963 году переехала жить в Горно-Алтайск, стала работать учителем в школе №1. В 1974-м меня перевели в Горно-Алтайский Совет профсоюзов, где я проработала около 25 лет, прошла путь от методиста организационного отдела до заместителя председателя Рессовпрофа.
За годы работы я побывала в командировках во всех районах, селах, на чабанских стоянках. Это были мои зрелые годы. Сколько было встреч с замечательными людьми, нашими тружениками!
В те годы профсоюз имел большое значение в трудовых коллективах. Необходимо было научить председателей профкомов многому: как организовать соцсоревнование, овладеть знаниями в трудовом законодательстве, развивать шефство-наставничество, наладить охрану труда, проводить культурно-массовую работу и организовывать отдых детей.
Работа в профсоюзе требовала не только много времени и сил, но и знаний. Меня направили учиться заочно в Высшую профсоюзную школу культуры в Ленинграде, я окончила ее в 1982 году, получив высшее образование. Мне довелось участвовать в XIX съезде профсоюзов СССР, а также в Первом учредительном съезде профсоюзов России. Это было незабываемое время!
Работа, учеба, командировки требовали от меня большой отдачи, их необходимо было совмещать с семейными делами. У нас росли двое детей, сын и дочь, они учились в школе. Я безмерно благодарна моему мужу Николаю Сафроновичу Звягинцеву, который взял на себя большой груз семейных забот. Однако судьба распорядилась жестоко, в 1999 году смерть забрала его от нас.
Будучи на пенсии, я продолжала работать. Последние пять лет (2002 — 2007) – заместителем председателя городского Совета ветеранов. Это тоже были непростые годы, особенно для пожилых людей. Задержки выплат пенсий, резкое повышение цен, недостаток льготных лекарств и так далее. Все это требовало сил, энергии, умения вести переговоры с властями.
В то же время городским Советом ветеранов проводились большая разъяснительная работа среди пенсионеров, интересные социологические исследования по уровню жизни разных слоев, групп ветеранов. Организовывались интересные мероприятия, встречи ветеранов с молодежью, велась большая работа по патриотическому воспитанию молодого поколения. Два раза в год — встречи с мэром города или республиканским правительством, депутатами городского Совета и республики.
Общественной работе с ветеранами, пенсионерами я посвятила более 20 лет. Сейчас являюсь председателем ветеранской организации Рессовпрофа. И не жалею! Это придает мне сил, повышает мое социальное самочувствие. И какое моральное удовлетворение получаешь, если ты помог хотя бы одному нуждающемуся в этом пожилому человеку.
Мой трудовой стаж составляет 45 лет. За добросовестное творческое отношение к труду, умелую организацию работы, активное участие в общественной жизни я отмечена 37 грамотами, дипломами и благодарственными письмами. Среди них — Почетные грамоты Президиума Всесоюзного Центрального Совета профсоюзов СССР, Государственного Собрания – Эл Курултай РА, Президиума Совета Федерации независимых профсоюзов РСФСР, Президиума Алтайского краевого Совета профсоюзов, Совета Всероссийской организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов.
Награждена государственными наградами Российской Федерации: орденом Дружбы, медалями «Ветеран труда», «100 лет профсоюзам России», «90 лет Октябрьской социалистической революции», памятной медалью «Дети войны», удостоена звания и награждена медалью «Почетный ветеран города Горно-Алтайска».
Опаленное войной детство, трудные послевоенные годы, стремление учиться, получать знания, ответственное отношение к труду нас, детей войны, так закалили, что мы дожили до преклонных лет, не согнувшись, не озлобившись, не разуверившись в правоте выбранного пути. И мы достойно встречаем 70-летие Великой Победы!
звягинцева

Рассказ Иды Дмитриевны Звягинцевой записал Ю.В. Секачев,
председатель правления ОО «Дети войны»
г. Горно-Алтайска

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

© 2020 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru