Вторник, 20 октября 2020   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
9:03, 02 марта 2015

Алтайские березки


У «женской» войны свои краски, запахи, свое освещение и свое пространство чувств. Свои слова. Там нет героев и невероятных подвигов, там есть просто люди, которые заняты нечеловеческим человеческим делом. И страдают там не только люди, но и земля, и птицы, и деревья…

Светлана Алексиевич

Внезапная, грозная, беспощадная война 1941 — 1945 годов все дальше уходит в глубь истории, все меньше остается в живых ее свидетелей, и тем более ценны сегодня любые крупицы воспоминаний, повествований об ужасах фронтовых лет и о роли нашего народа в Великой Победе.
Война – дело не женское, но участие в ней женщин, причем не только в качестве медсестер, но и с оружием в руках, было реальностью.
За годы войны из Майминского района было призвано 12 женщин. Из них не вернулись с полей сражений семь. Людмила Ивановна Абысова, 1922 г.р., с. Майма. Призвана в июле 1941 года, рядовая, снайпер 1236-го стрелкового полка 382-й дивизии. Погибла 28 января 1944 года в деревне Верхний Прихон Шимкинского района Ленинградской области. Мария Ивановна Зырянова, 1922 г.р., с. Майма. Призвана 02.04.1941 г., санинструктор 712-го стрелкового полка. Погибла 6 февраля 1943 г. под Курском. Антонина Ивановна Зубарева, 1922 г.р., с. Майма. Призвана в июле 1941-го, пропала без вести в 1944 году. Таисья Михайловна Сафронова, 1923 г.р., с. Бирюля. Похоронена в Воронеже. Варвара Никитична Козлова, 1909 г.р., с. Бирюля. Пропала без вести. Елизавета Владимировна Бичеева, 1918 г.р., с. Карасук. Пропала без вести. Тамара Иосифовна Короткова, 1919 г.р., военфельдшер, пропала без вести.
Я храню в памяти, в документах, фотографиях воспоминания о своей маме — Анне Петровне Бжицкой (Купрюхиной) и сегодня хочу ими поделиться. Я была на местах сражений майминских санитарных инструкторов.
Мама рассказывала нам о войне, она оставила много фотографий и записей, ее рассказы вошли в книгу Е.И. Мордвиновой «Дорогой славы земляков» (Горно-Алтайск, 2008 год). Но самым запоминающимся для меня в жизни было то, что мы с ней проехали по местам, где она когда-то воевала, где было пролито немало крови. С горно-алтайской делегацией ветеранов 232-й стрелковой дивизии мне посчастливилось присутствовать на праздновании 40-летия освобождения городов: 2 июля 1982 года в Воронеже, в 1983 году — в Сумах и Киеве.
Когда побывала на встречах однополчан, проехала по местам боевых сражений, увиденное и услышанное пронзило меня до глубины души. Я понимаю, как важно, чтобы наши дети, дети наших детей всегда помнили тех, кто сохранил для нас такое чудо на земле, как жизнь.
Встреча боевых друзей неописуема: они узнают друг друга, обнимаются, целуются, плачут от радости. В большом зале Ленинского райкома партии Воронежа звучит Гимн Советского Союза. Встают все. Под звуки торжественного марша вносят знамя 232-й стрелковой дивизии, которое было дорого бойцам. Под этим знаменем они присягнули на верность Родине, участвовали в боях, прошли 3800 км огненных дорог. На торжествах они чувствовали себя частью истории, победителями фашизма. Было и радостно и скорбно, так как ветераны тогда потеряли двух однополчан — израненные войной сердца не выдержали накала эмоций.
Мы проехали по селам Губарево, Новоподклетное, Кочетовка, где наши бойцы во время войны держали оборону.
Нынче, когда Россия отмечает 70-летие Великой Победы, мне захотелось еще раз рассказать, через что прошли моя мама и ее соратницы, майминские женщины. Поэтому поделюсь ее воспоминаниями:
«Первый бой… Он запомнился нам на всю жизнь. Под артиллерийским и пулеметным огнем выносили раненых с поля боя, укрывали их в безопасных местах и отправляли в санвзвод батальона. Многие тогда остались навечно в воронежской земле, густо политой кровью наших земляков-алтайцев».
Часто мама рассказывала, как ее стрелковая рота получила задание взять «языка»:
«С бойцами в разведку пошли санинструкторы — я, Лиза Манеева (проживала в Майме на ул. Алгаирской, 33) и Тося Коробова. Переправились через Дон, прошли минное поле и подобрались к высоте, где проходила немецкая оборона. Но немцы нас обнаружили. И пошли на нас в атаку немецкая пехота и конница. Завязался рукопашный бой. Мы метались от раненого к раненому. Видя, что силы неравны, наш командир вызвал огонь на себя. Я, казалось, вросла в землю – и тут наступила тишина… Огляделась — никого не вижу, и поползла искать кого-нибудь. Неподалеку нашла раненого лейтенанта Переверзева и еще одного бойца. Отползли мы в камыши и там нашли Тосю Коробову, раненную в позвоночник. Уложили ее на шинель и потащили волоком. Продвигаясь дальше, увидели лежавшую в камышах Лизу Манееву и двоих бойцов. Лиза была ранена в ногу и спину. Я перевязала ее, мы сделали носилки, и бойцы понесли ее…»
После того боя моя мама была награждена медалью «За отвагу».
О Губарево, Кочетовке, местах Придонья, которые я увидела благодаря маме и тем, кто организовал поездку по местам славы, я сегодня вновь и вновь рассказываю внукам, перечитываю им строки маминых героических воспоминаний:
«Оборона на Дону. Я со взводом находилась в боевом охранении. На наше расположение пошли в атаку немцы. Мы хотели дать сигнал своим, но при выстреле ракетница разорвалась. Пришлось принимать бой, хотя немцев было во много раз больше. На всякий случай оставляли гранату или патрон для себя. Нам пришли на помощь соседи, атака немцев была отбита. Раненых я отправила в тыл. Каждый из воинов дивизии помнит «каменоломни» под селом Губарево Воронежской области. Наш батальон держал там оборону и вел бои. По пять — девять атак неприятеля отбивали в день. Сколько там полегло наших бойцов и командиров! Прибывало пополнение за пополнением, назавтра их уже не было в строю. Раненых мы сосредотачивали в низинах, а ночью переправляли через Дон. Ночью же переправляли на наш берег пополнение, оружие, питание, перевязочный материал. Не один раз мы с Женей Карпуниной оказывались с немцами в одной траншее (метрах в 15 от них), перекликались с ними и бросали друг в друга гранаты. Видно было, как они курили.
В январе 1943 года наш полк участвовал в боях за Кочетовку. Долго стояли в обороне на снегу в 40 градусов мороза. Когда пошли в наступление, 250 человек не встали, замерзли…
Сейчас то место называют Солдатским полем. Помню, пошли в наступление, утопая по пояс в снегу, потом вели бой с немцами, укрывшимися на опушке леса. Немец-снайпер уничтожил наш пулеметный расчет. Я побежала туда. Только залегла за пулемет, дала очередь, снайпер выстрелил и в меня. Пуля попала в щиток, прошла рикошетом и ранила меня в бедро. Ранение оказалось тяжелым. После госпиталя меня демобилизовали. На фронт я больше не попала».
Моя мама на уроках мужества рассказывала о фляжке, из которой поила раненых. Летом 1942 года на Дону шли тяжелые бои. И вот однажды Аня подобрала тяжелораненого бойца. Оказала ему первую помощь, вынесла в укрытие на берег Дона. Когда стала переправлять его через реку в медсанбат, он протянул ей фляжку и сказал: «Береги. Всегда имей в ней водицу. Знаешь, как она нужна солдату?!» Воин тот, Садыл Кадырович Кадыров, был земляком — из Кош-Агача.
Мама мне говорила: «Как мы боялись попасть в плен! На Курской дуге освободили село, вошли в него, а там… наши подруги боевые. Кто просто повешенный, у кого грудь вырезана… Издевательства девчонки вытерпели, о которых и сказать невозможно! И ведь живых пытали, у всех раненых на лбу фашисты выжигали звезды….»
Среди тех, кто ковал Победу, была Евгения Андреевна Громова (Карпунина), кавалер ордена Ленина, санинструктор, старшина 232-й стрелковой дивизии 712-го стрелкового полка.
Под селом Подклейное Евгения спаслась только благодаря своей быстрой реакции и ловкости. Медсестры приготовили место для приема раненых. Только разложили медоборудование, приняли первых бойцов, неожиданно немцы пошли в наступление. Спасались кто как мог. Евгения сгребла инструменты в простыню, закинула все в проезжающий мимо обоз. Бежала за телегой так, что земли под собой не чуяла, но сумела спастись, а тех, кто не ушел, немцы сравняли с землей. Под селом Поповка Сумской области Евгения Карпунина совершила подвиг — подняла роту новобранцев в атаку. За это ее наградили первой боевой медалью «За отвагу».
Вторая однополчанка Мария Тимофеевна Золотухина (Титанакова) весной 1942 года добровольно ушла на фронт из села Инурек. Однажды Мария встретила земляка Алексея Какина. Он направлялся на лодке к другому берегу Дона за патронами. Немцы открыли огонь. Алексея ранило в грудь. Солдат был доставлен до места и передан санитарным носильщикам. Особенно тяжелы воспоминания, связанные с форсированием Днепра. Мария Золотухина пять раз с ранеными под бомбежкой переплавлялась через широкую реку. В последнем рейсе она чуть не утонула.
Третья однополчанка Елизавета Видинеевна Манеева была призвана 28.04.1942 г. Инвалид 2-й группы, награждена орденом Отечественной войны 2-й степени, медалью «За победу над Германией», демобилизована 12.12.1942 г. по контузии (на Курской дуге). Мама ее вынесла из окружения под Воронежем.
Я, дочь участницы Великой Отечественной войны, впитала в себя эти рассказы, проехав с мамой по местам боевой славы, в следующие разы брала с собой уже свою дочку Аню. Сейчас помогаю воспитывать внуков в духе уважения к стране, ее героическому прошлому. Всегда говорю: «Дай Бог, чтобы это все не повторилось!»
Недавно на конкурсе стихов моя внучка Лиза прочла стихотворение Н.И. Кляринского «Алтайские березки». Автор — офицер, командир, участник тех событий — посвятил его алтайским девушкам, погибшим в боях за село Губарево Воронежской области. Нигде в Интернете нет стихов участника 232-й стрелковой дивизии, а он написал их более двухсот. Мне хочется, чтобы вы его прочли.

Алла Четырина (Бжицких), Музей камня, Майма

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

© 2020 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru