История в картах

Во время путешествий человек обычно с интересом читает вывески с географическими названиями местности, по которой проезжает. Если территория далеко от его родины, то пытается узнать, что обозначает то или иное название.

Однажды во время поездки по заповеднику «Земля леопарда», что в Хасанском районе на Дальнем Востоке, меня удивило отсутствие географических названий на языке удэгейцев, живших на этой территории задолго до русских и украинских переселенцев. Друзья объяснили: после событий на Даманском полуострове в 1969 году все населённые пункты, географические названия местностей, рек и озёр были срочно переименованы. Вот и появились Сиреневки, Яблоневки и т.д. Красиво… но неестественно.

Наверное, не обратила бы внимания на это, если бы не лекция в Горно-Алтайском университете, на которой я побывала перед отъездом. Выступала автор Топонимического словаря Горного Алтая доктор филологических наук, профессор кафедры английской филологии Щецинского университета (Польша) и профессор кафедры английского языка ГАГУ О.Т. Молчанова.

Несколько лет тому назад Ольга Тихоновна заинтересовалась топонимами, оставленными путешественниками и картографами на старинных географических картах. Она считает, что данные карт могут помочь проследить историю заселения той или иной территории народами, сменявшими друг друга, но оставлявшими после себя свои географические названия. Например, река Чолушман на карте 1675 года как юго-восточный приток Телецкого озера обозначена как Charcan fl., в истоке реки есть крепость Charcan. У Дж. Кантелли (1683 г.) находим Charcan как большое поселение. На карте №2 шведа Й.Г. Рената – Tsolosba/Tsolospa. У С.У. Ремизова (1687 г.) – ulusman. У Ф. Страленберга (1730 г.) – Tzulischwa. У В.В. Радлова – Tscholyschman/Tscholym. У Г. Гельмерсена – Чулымшан/Чулышман/Чулыш. В других письменных источниках – Челушман, Чолушпан, Чолушяган, Чулушман, Чулымшан, Чулышман, Чюлушман.

– Внимательное прочтение доступных карт Сибири и сопредельных территорий ХVI – ХVIII веков может внести свои коррективы в установление мест пребывания многих народов. Например, киданей. Свой топонимический след на территории Горного Алтая оставили после себя разные народы – енисейцы, самодийцы, угры, согдийцы…

Из семи тысяч четырёхсот топонимов Горного Алтая, которые имеются в моей картотеке на сегодняшний день, приблизительно четыре с половиной тысячи могут быть соотнесены с лексемами алтайского и русского языков и их диалектов. Оба языка адаптировали географические имена бывших насельников, став таким образом принимающими языками. Алтай в этом отношении не является исключением. Вся территория, изученная в топонимическом плане, является многослойной, хранящей в своём топонимиконе следы древних народов и их культур. Вспомним Великобританию с большим количеством имён, оставленных римлянами. Или современную Германию с её огромной славянской стратой, где даже название столицы страны Берлин славянского происхождения – от слова «беролина» (берёза).

Для современных учёных, занимающихся изучением топонимов Сибири, большую проблему представляет отсутствие массовой письменной фиксации сибирских топонимов вплоть до XVIII – XIX веков.

Поскольку большинство географических имён Сибири в течение многих столетий существовало в устной форме, обычная практика изучения топонимов здесь не применима, считает О.Т. Молчанова. Исследование географических названий на европейском континенте учёные начинают со сбора всех письменных форм топонимов, зарегистрированных, скажем, в земельных кадастрах. Фиксируют их написание от первой записи до последней, имея тем самым письменное доказательство их происхождения. А далее исследователь встаёт перед лицом отнесения зафиксированных форм к какому-то языку, участвовавшему в формировании географических имён данной территории, начиная от самых первых поселенцев. Естественно, во избежание ошибок, возникающих от идентичных форм имён, которые возможны в ходе эволюции топонимов, учёным нужны обширные знания по истории, географии, археологии. Ни один исследователь не будет отрицать необходимости проверки этимологии на месте. Если же интерпретация не укладывается в топографию, этому должно быть найдено объяснение. Принципы и методы изучения географических имён Сибири были выдвинуты профессором А.П. Дульзоном (Томский педагогический университет) более 40 лет назад. Эти принципы касались географических имён, не имевших письменной фиксации с отдалённых времён. Исследования огромного массива географических имён Сибири велись профессором и его учениками на базе всех имён, снятых с географических карт. Карты покрывали территорию Западной и Восточной Сибири. Данные на каждое имя включали в себя его абсолютно точные координаты, а также различные написания, что составило корпус из более чем миллиона топонимов…

О.Т. Молчанова сообщает: «Я сама пользовалась данными карт-схем для доказательства распространения тюрко-монгольских географических терминов на территории Евразии. Карты-схемы помогли мне установить, что эпицентром топонимов с финальным компонентом дюл, чул, джул, юл (алтайское jул) и т.д. является Хакасия, хотя сам элемент встречается во многих языках. Отголоски этого слова можно найти во французском, испанском, арабском и персидском языках. Массовое присутствие географических имён одного и того же языка-источника в пределах границ обозначенного ареала является доказательством проживания носителей данного языка на указанной территории. Точечные вкрапления скорее всего свидетельствуют о путях передвижения какого-то этноса по изучаемой местности. Как правило, люди на новом месте жительства повторяют названия своей прежней родины. Например, англичане и ирландцы принесли с собой топонимы Великобритании в Америку, Австралию, Новую Зеландию. При повторяемости модели географических имён ключ к их расшифровке нужно искать у соседей. Так случилось с монголо-калмыцкой стратой на территории Горного Алтая. Она разместилась плотным ареалом с включением в себя более пятисот наименований. Они в большинстве своём повторяют те модели географических имён, что зафиксированы средневековыми монгольскими картами и собраны М. Хальтодом в его книге «Монгольские имена местностей» (Германия, 1966 г.).

На Алтае три страты – монгольская, алтайская, русская – отвечают всем критериям топонимической надёжности. Есть страты, не имеющие плотных ареалов. В этом случае расшифровка топонимов строится на допущениях и предположениях, порой исходя из разных языков-источников. Топонимикон любого народа образуется из ограниченного числа лексических единиц, среди которых такие значения для рек, как вода, река, текущий, являются основными.

Первые карты вырисовывались не на основе астрономических координат, а по рекам. Как правило, имена крупных рек сохраняются на века, а источники их наименований нужно искать в языках глубокой древности. Классический пример этому – река Обь. Оказывается, это название индо-иранского происхождения.

Могут ли карты помочь в установлении эволюции топонимов на территории Сибири? Дело в том, что русские карты Сибири первой половины XVII века истории не известны. Наиболее ранний общий чертёж, изображавший все восточные земли русского государства от Волги до Тихого океана, был составлен только при царе Алексее Михайловиче. Сибирью русские летописи XV – XVI веков называли Сибирское ханство, возникшее в результате распада империи Чингисхана. В конце XV века столица этого государства была перенесена из Тюмени в город Искер, или Кашлык, на правом берегу Иртыша напротив устья Тобола. В XVI веке земли Сибирского ханства простирались от восточных склонов Уральских гор до среднего течения Оби. Территории за пределами ханства представляли собой кочевья племён, о которых не сохранилось в русских летописях никаких свидетельств.

И только в середине XVIII века в российской картографии произошёл переход к астрономическим координатам. Много информации даёт «Карта разграничения земель Сибири и сопредельных территорий», созданная неизвестным автором в 1673 году и скопированная С.У. Ремизовым. На этой карте на юге Сибири и Алтае чётко обозначены земля чёрных мунгал (имеются в виду монголы), земли жёлтых, белых мунгал. Бассейн Телецкого озера и земли к востоку от него обозначены как земли алтырцов, или теленгицов. Их соседями на западе оказываются земли белых калмыков, на севере – земля кыштымска. На северо-востоке – земли белых и чёрных кыргызов. А на востоке и юго-востоке лежит земля саянска.

На всех картах C.У. Ремизова кроме русских названий есть голландские надписи, но они не всегда соответствовали русскому варианту.

К древним картам обычно трудно найти доступ. Так, карты Сибири XVII – XVII веков (подлинники) хранятся в Швеции (Упсала), в Голландии (Амстердам), в Польше (Вроцлав). Подлинник одной из карт Семёна Ульяновича Ремизова находится в США.

Любовь ИВАШКИНА.

 

 

 

алтайские-горы.рф

Related posts

комментарии