Суббота, 26 мая 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Р.А. Палкина: «Алтайская гуманитарная наука должна быть фундаментальной»
9:00, 27 ноября 2013

Р.А. Палкина: «Алтайская гуманитарная наука должна быть фундаментальной»


28 ноября кандидат филологических наук Раиса Атвасовна Палкина отмечает 75-летие. С ее именем в сибирском литературоведении связано исследование алтайской, хакасской и тувинской литератур. Сегодня Раиса Атвасовна подводит определенные итоги своей деятельности и высказывает собственное мнение относительно состояния современной науки.

вот эту

– Раиса Атвасовна, как вы пришли в науку?

– После института я девять лет проработала учителем русского языка и литературы в национальной школе. Это был серьезный этап в моей жизни. Среди моих воспитанников целая плеяда известных в республике людей: Юрий Антарадонов, Бронтой Бедюров и другие. Ученики до сих пор меня помнят, при встрече всегда улыбаются, здороваются… Это самые светлые моменты в жизни любого педагога.

В 1968 году я перешла в НИИ истории, языка и литературы. Через некоторое время одновременно со Степаном Каташевым поступила в аспирантуру Института мировой литературы (ИМЛИ), в 1977-м защитила диссертацию по теме «Роман в литературах народов Южной Сибири».

– Тогда, видимо, к этому процессу подходили очень серьезно?

– Да, в те годы в академическом институте уделяли особое внимание написанию диссертаций. То есть нужно было изучить огромное количество литературы, для того чтобы твое исследование получилось выверенным и в контексте многонациональной советской литературы, и в сравнении с литературами других народов. Я полагаю, такой научный подход – единственно правильный, потому что позволяет дать наиболее точное суждение об объекте исследования.

Сейчас диссертации пишутся слишком легко. Однажды я читала одну диссертацию. Я применила к ней те требования, что в свое время применяли к нам, и оказалось, что она по уровню чуть выше обычной курсовой работы.

Такая ситуация не идет на пользу науке. Происходит ее девальвация.

– Эти процессы характерны и для нашей республики?

– Я считаю, что раньше уровень изучения, подготовки материалов был значительно выше. Возьмем, к примеру, Ойротско-русский словарь, составленный в 1947 году Баскаковым и Тощаковой. Он до сих пор остается лучшим словарем по алтайскому языку! Я сама постоянно с ним работаю. Хотя сегодня алтайский язык стал богаче, так что речь может идти о дополнении издания.

В качестве примера могу привести и Энциклопедию Республики Алтай. С ее изданием очень спешили – вот и получилась она где короче, где длиннее. Основательность должна быть во всем.

Хочу затронуть еще одну проблему: я никак не ожидала, что у нас в республике возможно вольное обращение с чужими исследованиями. Например, рукопись из типографии может взять человек, не являющийся ни автором, ни членом редколлегии, ни редактором. Уже не говорю о том, что у нас иной раз не закавычивают чужие мысли, не ссылаются на оригинал.

– Вы сами принимали участие в издании каких-либо книг, сборников?

– В 70-е годы Нина Игнатьевна Шатинова, тогдашний ученый секретарь НИИ, предложила выпускать сборники научных работ. С этого времени все и началось. Институт провел два или три раза Улагашевские чтения, по итогам издали сборник – он подразумевал продолжение, но это послужило толчком для создания других сборников: «Алтайский фольклор и литература», «Национальное наследие и современность», «Актуальные проблемы современной алтайской литературы», «История и современность» и «Алтайские писатели» – в последний вошли юбилейные материалы и биографии.

В 1979 году вышла моя небольшая монография, в научных кругах к ней отнеслись благосклонно.

– Чем еще запомнились вам годы работы в НИИИЯЛ?

– Большой блок работы нашего института – проведение конференций вместе с писателями. Так, в 1988-м мы организовали конференцию «Актуальные проблемы современной алтайской литературы», приезжали исследователи из Якутии, Хакасии, Тувы, Одессы и т.д.

В 70 – 80-е годы Институт мировой литературы РАН задавал тон литературоведческой мысли и критике. Сектором «Литература народов СССР» (теперь он носит название «Литература народов России и ближнего зарубежья») заведовал Георгий Иосифович Ломидзе, под его руководством разрабатывались методологии исследования национальных литератур, в том числе и молодых, и так называемых бесписьменных. По всей стране проходили конференции на тему «Художественные искания советской многонациональной литературы». Я принимала участие в тех, что проводились в Одессе, Алма-Ате, Улан-Удэ и Якутске. С распадом Союза эта практика исчезла.

Проходили и тюркологические конференции. Мое видение проблем воспринималось с интересом, особенно нашими коллегами из союзных республик – они были вне поисков, которые велись в академических институтах, и пытались перенимать наши методы исследования.

– Чем ознаменовалась для вас, Раиса Атвасовна, смена общественно-политического строя?

– Значимым этапом в моей деятельности была работа над историей алтайской литературы. Шла она медленно, поскольку немного людей над ней трудились, при этом некоторые отказывались сотрудничать, отвлекались на другие дела в разгар процесса. В общем, только мы с горем пополам завершили этот труд, как грянули перемены. Необходимо было по-другому расставить акценты.

Мы со Светланой Тарбанаковой обсуждали эту проблему в ИМЛИ, и Нина Степановна Надъярных, зав. отделом литературы народов России и ближнего зарубежья, сказала, что в подобной ситуации оказались и карелы, но они быстро объединились и все переделали. У нас, к сожалению, так не получилось. Лишь в 2004 году мы смогли издать два тома – «Литературный процесс» и «Литературные портреты». Планировали и дальше создавать новые литературные портреты (Самыка, Телесова, Бедюрова и других), но политика изменилась, нет больше в Институте алтаистики сектора литературы. Это, конечно, печально, потому что творчество многих современных писателей не до конца осмыслено, с их произведениями широкая публика не знакома, о них судят только по тем ходовым вещам, которые были выхвачены из литературного процесса.

– Насколько известно, вы участвовали в написании учебников по алтайской литературе…

– Да, нас было четыре автора, но лично мне этот дебют не очень понравился, потому что я не удовлетворена тем, как отредактирован мой материал.

Планирую написать на алтайском языке работу о романе, которую можно будет изучать в школах. Ведь столько новых произведений появилось в последние десятилетия, например того же Аржана Адарова, – надо дать ученикам ориентацию для правильного их восприятия.

– Над чем вы работаете сейчас?

– Я продолжаю трудиться над своей монографией. Изначально планировала ее как докторскую диссертацию, но мне помешали обсудить ее в ИМЛИ и издать. Это было в 2008 году, за прошедшее время появилась необходимость написания новых глав.

Большую работу проводила и провожу по творчеству Эркемена Матыновича Палкина. Когда он был жив, я делала подстрочники для переводов. После его смерти занималась изданием произведений. В 1991 году подготовила посмертный сборник, в который вошли самые зрелые стихи поэта. Вторая книга была составлена из прозы – рассказов, очерков, публицистики. Недавно издана хрестоматия по творчеству Палкина, а в этом году из печати вышла книга на русском языке «Нам надо жить, обгоняя года» – в ней собраны стихи, написанные в разные периоды, а также новые переводы, сделанные Александром Сорокиным.

Как жене писателя, руководителя писательской организации Горного Алтая, мне приходилось заниматься всей бытовой стороной нашей жизни, а также помогать встречать гостей. Мы, четыре женщины – Вера Захаровна (жена И. Кочеева, первого ответственного секретаря Горно-Алтайской писательской организации), Надежда Адарова, Ольга Савчиц (жена Л. Кокышева) и я, помогали своим мужьям. Можно сказать, что алтайский литературный процесс 60 – 90 годов ХХ века протекал не без наших усилий.

– Спасибо, Раиса Атвасовна, за содержательную беседу и примите наши поздравления с юбилейным днем рождения. Счастья вам и здоровья на долгие годы!

Беседовала Ольга Денчик.

Об авторе: Звезда Алтая


© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru