Понедельник, 21 мая 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
За здоровье придется платить
16:36, 16 июня 2013

За здоровье придется платить


Собираясь на встречу с депутатом республики главным врачом Турочакской ЦРБ Валерием Пальчиковым, рассчитывала на разговор о ситуации в возглавляемой им районной больнице. Однако наша беседа повернула в совершенно иное русло: Валерий Семенович, как хирург нарывы, вскрыл проблемы современной медицины. Начал он с кадров.

Не хочу быть медсестрой…

– В системе здравоохранения, в том числе и в сельской, налицо кадровый голод как в высшем звене, так и в среднем, – сказал В.С. Пальчиков. – Возьмем для примера Турочакский район: у меня в подразделении работают 306 человек, укомплектованность кадрами – 99 процентов. Но! Большая их часть – люди в возрасте, зачастую уже находящиеся на пенсии. Если они уйдут, работать будет некому. Резерва нет.

В чем причина того, что молодежь не идет в медицину? Имидж медработника упал. Смотрите, когда я в 70-х годах поступал в мединститут, конкурс был 24 человека на место! Сейчас – приходи кто хочет. Конечно, не последнюю роль в этом процессе сыграли «лихие» 90-е, зарплату не платили месяцами, множество специалистов разбежались, остались самые стойкие. Второй важный момент: в стране нет законодательной базы, которая охраняла бы человека в белом халате. У меня на практике побывали девять студентов медучилища, только двое из них останутся в профессии, остальные собираются в торговую сферу. А зачем, говорят, будем унижения здесь терпеть? По телевизору недавно услышал: медсестра – самый страшный враг человека. Да это самый обиженный работник в России!

Пациент всегда прав?

– И какой же выход вы видите?

– Сегодня существует масса претензий к здравоохранению по одной простой причине (это лично мое мнение): законодательство, начиная с Конституции РФ, рассматривает только одну сторону – пациента. И нет статьи, защищающей права врача: на него можно наорать, наплевать – он утрется и дальше работает. Я считаю: этот однобокий подход нужно пересматривать. Тогда и статус врача повысится. А то сплошь и рядом слышим: ой, сегодня врачи такие плохие стали!.. Я 36 лет работаю – какой был, такой и остался. Сижу в кресле главного врача, но горжусь не этим, а тем, что я просто врач. В любой момент встану и пойду оперировать. Что, кстати, до сих пор и делаю, в год через мои руки проходит 400 больных. И это только оперативная деятельность, а есть же консультативная!

Я знаю, о чем говорю, – всю сознательную жизнь провел в здравоохранении. Что мне это дало: плохое зрение, седые волосы и нервы ни к черту. Рабочий день закончился, пришел домой, сел за стол – и тут же обратно, в операционную. Я не имею права пойти на речку с удочкой, уехать на выходные. А в итоге, если на операционном столе умрет человек с тупой травмой живота, полученной в пьяном угаре от такого же нетрезвого дружка, я окажусь виноватым, родственники могут подать на меня в суд. Где справедливость?

Крайним всегда остается врач. Вот, скажем, если ребенок родился больной, это все из-за доктора. А вы, мамаша, подумайте головой: почему он таким родился? Потому что зачали по пьяни и не знаете от кого. Есть же определенные каноны: в течение трех месяцев перед зачатием не пить, не курить, быть санированным урологически как мужчине, так и женщине. Хоть один человек пришел к врачу и сказал: я и моя супруга хотим обследоваться, потому что хотим родить ребенка?

Подвожу к такой мысли: здоровье человека зависит от здравоохранения лишь на 15 процентов, небольшой процент – от социальной сферы, а все остальное – от него самого.

– Думаете, люди этого не понимают?

– Получается, нет. Народ привык жаловаться. Вот жители Дмитриевки сочинили письмо: мол, у них один фельдшер, одна машина. А сколько надо, если здесь по нормативам один участок сформирован? Автопарк создавать? Между прочим, автомобиль новый, три года назад поступил.

При этом приезжаю в ту же Дмитриевку в школу – из 120 учеников 20 нуждаются в оперативном вмешательстве. Говорю с каждым родителем, приглашаю приехать, подчеркиваю, что оперировать буду только до 15 мая – после работает сосудистый хирург, он другими патологиями занимается. Я же имею лицензию, сертификат врача – детского хирурга, потому что выходец из педиатрии. Все согласились, но в результате приехали лишь трое! И опять виноват Валерий Семенович! В чем? В том, что на аркане не приволок? Не прооперировали сейчас, когда прижмет – куда побежите? Например, такая патология: мальчик может не стать полноценным мужчиной и не иметь детей. Я родителям это объясняю, а они: «Значит, в армию не возьмут?» Да неинтересно мне про армию, это дело военкомата, а я отвечаю за здоровье! Зато написать главе, прокурору, федеральному инспектору – на это мозгов и времени хватает.

Менталитет такой: все нам должны

– В таком случае что вы ответите на бытующее в обществе мнение: мол, пресловутая диспансеризация проходит весьма формально?

– Это в корне неверное мнение, смею вас заверить. Диспансеризация охватывает население старше 18 лет, в разных возрастных категориях проводятся определенные виды исследований, медицинские процедуры – кому-то достаточно общих анализов крови и мочи, кому-то нужны маммография, УЗИ и т.д. Как можно назвать формальностью ситуацию, когда доктор делает ультразвуковое исследование брюшной полости, а там – не дай бог, конечно, – новообразование?

Знаете, ко мне часто приходят учителя (женщины) во время плановых медосмотров и начинают возмущаться: чего это я должна раздеваться? Хорошо, не хотите показаться специалисту – встаньте перед зеркалом, осмотрите себя. Но ведь и этого не хотят делать! А потом обращаются с последней стадией онкологии! И снова ставят свою болезнь в вину доктору. Повторюсь: это абсолютно неправильно! За свое здоровье должен отвечать сам человек! А у нас в России особенность менталитета такова: «нам все должны» – госслужащие, работодатели, врачи… Кто-то обязан обеспечить финансами, кто-то – здоровьем и т.д.

Через деньги – к здоровью

– Валерий Семенович, как вы считаете, можно ли переломить это убеждение?

– Почему нет? Давайте возьмем мировой опыт. Халявы не должно быть! Тогда население будет по-другому смотреть на вещи. А у нас сегодня государство оплатило страховку (причем всем: и работающему, и бомжу) – и народ счастлив. Нет, я в принципе не против бесплатной медицины, но тогда и относиться к государству нужно подобающе: ту же диспансеризацию, раз она положена, проходить и т.п.

И все же западная форма страхования, на мой взгляд, более действенная мера: несовершеннолетний субъект, равно как и пенсионер, находится на государственном обеспечении, взрослый человек, налогоплательщик, сам платит страховой взнос. При этом должна быть градация: ведешь нормальный образ жизни – в меру пьешь (положен в Новый год бокал шампанского – так ты бокал и употреби, а не напивайся до поросячьего визга!), не куришь – взнос один. Не соблюдаешь эти правила – взнос больше. Потому что – это всем известный факт – вероятность заболевания пьющего и курящего гораздо выше, чем нормального человека. Тогда бы люди действительно задумались о своем здоровье. Боремся с курением разными методами: цену повышаем, в общественных местах запрещаем, а толку-то от этого – ноль! И если мужчины начали бросать, то женщины!.. Нет в руке сигареты – вроде как и не женщина.

Опять же при страховании должны быть прописаны нормативы поведения человека: два раза в год к стоматологу сходить, два раза – к гинекологу, проктологу, один – к урологу и т.д. Если ты не заболел в течение года, деньги вернутся в качестве вознаграждения. У людей появится стимул самим заботиться о себе любимых и перестать наплевательски относиться к своему здоровью. Приведу конкретный пример: человеку ставят диагноз инфаркт, медицина изо всех сил старается его вылечить (вон сколько сердечно-сосудистых центров открывается), а ему на это начхать – он вышел из острого состояния, взял сигарету и затянулся. Вновь происходит элементарный спазм сосудов. Зачем тогда лечили?

Пока мы в большинстве какой образ жизни ведем? Мало двигаемся, курим, едим ту пищу, от которой вообще нужно держаться подальше. Единственный вид «спорта» – постоять в очереди за продуктами. Поэтому продолжительность жизни в России менее 60 лет, а в Испании – 83 года, среди женщин – более 100. Сейчас у нас человек дожил до пенсии и «благополучно» умер. А если он следить за здоровьем начнет, то и на пенсии трудоспособным будет. И для страны трудовые резервы очень ценны.

Слухи и мифы о зарплате о сокращениях

– Время от времени общественность будоражат разговоры о том, что зарплата медработников далека от озвучиваемых цифр, что идет их сокращение…

– Штатное расписание зависит от численности населения, нормативы рассчитаны федеральным министерством. Скажем, на 12627 человек положено 0,5 ставки невролога. На терапевтическом участке должны находиться 1700 жителей. Так что никто никого не сокращает – все приводится в соответствие с нормативами. К слову, недавно вышел приказ Минздрава РФ, рекомендующий уменьшить участки в сельской местности до 1300 человек. То есть теперь нам надо сформировать дополнительно еще один участок.

В ФАПах (их у нас 16) штаты медработников также сформированы в зависимости от количества населения. Так, в Озеро-Куреево работают фельдшер и медсестра, в Удаловке – фельдшер, в Кебезене – заведующая фельдшерско-акушерским пунктом и две медсестры, в Яйлю – фельдшер, врач общей практики, педиатр.

Что касается зарплат. У медсестры ставка две с небольшим тысячи рублей. На этот мизер идут «накрутки» – стимулирующие коэффициенты и т.д. Средняя зарплата врача – 33 тысячи. Но эта цифра получается в результате совмещения, ведь сегодня примерно 80 процентов медиков работают на полторы – две ставки. Голый оклад доктора – 4500 рублей. Негусто, правда? Так что объективнее считать не общую зарплату, а положенную за одну ставку.

Я не понимаю, почему у господина, который работает в МВД, изначальный оклад выше в несколько раз, чем у доктора, отвечающего за человеческую жизнь?

Есть, конечно, перекосы и внутри финансовой системы здравоохранения. Так, врачам общей практики, участковым терапевтам и педиатрам, а также их медсестрам выдаются дополнительные деньги: высшему звену – десять тысяч рублей, среднему – пять тысяч. А как же остальные? Разве они в другой конторе трудятся? Доплачивают и тем, кто участвовал в модернизации: стационарным работникам – три тысячи рублей, поликлиническим – шесть тысяч. Одинаковые специалисты, только операционная сестра дежурит круглосуточно, дышит вредными испарениями, помогает оперировать, а медсестра хирургического кабинета заполняет бумаги с 8 до 16 часов. Как государственный человек я понимаю, что у нас должны стимулироваться стационарзамещающие технологии. Но почему люди, работающие в стационаре, должны страдать от этого?

А вообще смысл законов (федеральных, республиканских), на основании которых и идет распределение, верный: каждый должен получать по труду. Но изначальная ставка все-таки должна быть выше, тогда и доплаты не будут создавать напряжение в профессиональной среде.

По большому счету, правительствам РФ и республики надо памятники ставить за то, что они делают для здравоохранения. Ведь как бы мы ни хаяли отечественную медицину, результаты говорят сами за себя: снизилась смертность, увеличилась рождаемость, наш регион занимает одно из первых мест по естественному приросту. Просто так это не происходит, за каждым показателем – тяжелый кропотливый труд людей в белых халатах.

Беседовала

Ольга ДЕНЧИК.

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru