Среда, 23 мая 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Целина: 60-летие
6:46, 01 марта 2014

Целина: 60-летие


В конце февраля – начале марта текущего года исполняется 60 лет со дня начала освоения целинных и залежных земель в СССР. Это было грандиозное событие в истории нашей страны. Если отбросить всю политическую и пропагандистскую шелуху советского и постсоветского периодов, прежде всего мы увидим труд людей. Порой в неимоверно тяжелых условиях они делали невозможное. На новых землях первое время жили в палатках, землянках. Строили новые дома, создавали совхозы, чтобы обеспечить страну хлебом и другими продуктами. Шли на огромные лишения, но интересы государства были превыше всего. В XXI веке в это трудно поверить, но действительность была именно такова. По просьбе и зову партии, комсомола молодежь двинулась на неведомые земли и с их освоением в основном справилась.

Следует подчеркнуть: шли на это добровольно, не по мобилизации или ещё какому-то принуждению типа системы ГУЛАГ, как в тридцатые годы. Было уже совершенно другое время.

Возникает вопрос: почему же страна так решительно пошла на освоение целинных и залежных земель? Постараемся вникнуть в экономическую ситуацию того времени и найти ответ.

Не прошло и двух пятилеток после окончания Великой Отечественной войны, а в СССР уже восстановили из руин города. Довоенного уровня, а по ряду отраслей и выше, достигли промышленность и строительство. Наряду с такими впечатляющими успехами удручающее положение оставалось в сельском хозяйстве. На конец 1953 года зерна было заготовлено чуть более 31 млн. тонн, что меньше не только чем в 1951 – 1952 годах, но и в 1940-м, а расход увеличился в полтора раза. Без его необходимого количества нельзя было и думать о дальнейшем успешном развитии всего народного хозяйства. Зерновая проблема обозначилась как проблема номер один. Надо было принимать срочные меры. С высоты сегодняшнего дня можно оценивать целесообразность принятых решений, но надо иметь в виду главное обстоятельство того времени: рамки плановой экономики, которая в годы войны переросла в планово-мобилизационную и показала свою высокую эффективность. В результате у народа, прежде всего у руководящих кадров, сложилось представление, выработался стиль – общим нажимом, общей мобилизацией сил и средств можно в короткие сроки решить зерновую, а вместе с ней и другие проблемы сельского хозяйства.

Было принято решение взять хлеб на целинных и залежных землях Казахстана, Сибири и других территорий. Этой теме был посвящен февральско-мартовский Пленум ЦК КПСС 1954 года. Так впервые в политическом документе появилось слово «целина». По замыслу и, главное, осуществлению это была огромная государственная задача, которая включала в себя решение многочисленных комплексных задач. Например, задолго до принятия решения в районы будущего освоения двинулись ученые – гидротехники, ботаники, землеустроители, агрономы. Они определили на месте, что можно осваивать, что сеять, подготовили землеустроительные карты. (Сейчас многие полагают, что делалось это по наитию, без подготовки, как говорится, с кондачка.) Дело было не так. Перед Госпланом СССР были поставлены конкретные задачи о выделении материально-технических средств министерствами машиностроения, тракторного и тяжелого машиностроения, оборонной промышленности и другими ведомствами, которые должны были обеспечить ресурсами сельское хозяйство. Были разработаны меры по переселению людей в необжитые районы, прежде всего Сибири, образовано министерство совхозов, при нем создан штаб по отбору специалистов и направлению их на места. Решено было строить дороги, поселки со школами, больницами, клубами и другими социальными объектами.

В августе 1954 года принимается очередное постановление Совета Министров СССР и ЦК КПСС, подводятся первые итоги выполнения поставленных целей, где отмечается, что колхозы и совхозы перевыполнили план посева зерновых культур. Например, по Алтайскому краю вспахано целины 675 тыс. га при плане 553 тыс. га. В районах освоения по стране организовано 124 зерновых совхоза, к лету 1954 года поставлено 30 тысяч тракторов типа ДТ-54, 6300 грузовых машин. В МТС, колхозы и совхозы прибыли 140 тыс. человек. На строительство жилых и производственных помещений выделено 400 млн. рублей. В переводе на современный курс это более 400 млрд. рублей. Этим постановлением определены меры по повышению материальной заинтересованности колхозов и колхозников в увеличении производства сельскохозяйственной продукции. Например, снижены, начиная с урожая 1954-го, действующие нормы обязательных поставок колхозами зерна и семян масличных культур государству и увеличены госзакупки этих культур по повышенным ценам.

Освобождены после получения урожая 1954-го от обязательных поставок зерна государству хозяйства колхозников, рабочих, служащих, членов рыболовецких и промысловых артелей. Органам местной власти было запрещено доводить до колхозов задания по сдаче государству зерна и других культур, превышающие установленные погектарные нормы обязательных поставок. Названные меры – это первые шаги по раскрепощению хозяйственной деятельности колхозов, которые, несомненно, способствовали повышению эффективности их работы. Дальнейшее освоение земель планировалось вести за счет организации совхозов.

Несмотря на расширяющиеся экономические меры управления деятельностью колхозов, все-таки сохраняется старый командный стиль. Так, в июне 1954 года на Пленуме ЦК КПСС при рассмотрении сельхозвопросов принято решение: «Пересмотреть обязательный минимум трудодней для трудоспособных колхозников. Установить 200 вместо 120 трудодней…» Причем они расписаны по кварталам. С этого же года стало действовать неписаное правило привлечения рабочей силы на сено- и хлебоуборку из городов и райцентров, эта практика продолжалась до 1990 года.

А что же происходило у нас в Горном Алтае? Можно смело сказать, что регион не стоял в стороне от выполнения столь важной задачи. На пленуме обкома партии были также доведены планы освоения новых земель. Возникали предложения делать это и за счет осушения болот. Например, выступая на пленуме обкома партии в конце 1954 года, директор Теньгинского совхоза Емелин сказал, что план подъема целины выполнен на 89 процентов. Сегодня можно сказать, что невыполнение планов освоения болот обернулось благом для нашей земли. Болотистые места в Усть-Канском, Усть-Коксинском и других районах не раз спасали в последующие годы скот от зимней бескормицы.

Перед областью не ставили задачу увеличения производства зерна. С 1956 года Горно-Алтайская автономная область была полностью освобождена от плановых поставок зерна государству. Эта разумная мера способствовала укреплению кормовой базы и развитию животноводства.

Увеличение посевных площадей в области произошло позднее, в 60 – 70-е годы, за счет культуртехнических работ и организации полива.

В 50-е годы «целина» у нас проявлялась в основном в виде улучшения материально-технического снабжения колхозов и совхозов, их организационного и кадрового укрепления. Из Горно-Алтайска и райцентров на разные должности в колхозы и совхозы направлялись люди различных специальностей, прежде всего коммунисты и комсомольцы. Например, горком партии утвердил список коммунистов для работы на селе в количестве 82 человек. Назову лишь некоторых: Афанасий Григорьевич Попов – корреспондент комитета радиоинформации (ныне – комитет по радиовещанию и телевидению), Василий Александрович Суртаев – инспектор Госстраха, Василий Васильевич Музюкин – инспектор Госбанка.

В 70-х, а некоторые и ранее, они были отозваны и возглавили организации, из которых их направляли на целину. Так, А.Г. Попов стал председателем Радиокомитета, В.А. Суртаев – руководителем Госстраха, В.В. Музюкин – управляющим городского отделения Госбанка.

Отправляли людей и из райцентров: из Чои – 24 человека, из Онгудая – 15, из Маймы – 13, из Шебалино – 22, из Усть-Кана – 12, из Усть-Коксы – 18, из Улагана – 27, из Турочака – 31. Многие «направленцы» тоже выросли и стали очень заметными руководителями. Например, Иван Степанович Ерзумашев (Турочакский район) был направлен заведовать МТМ колхоза «Алтын Кёль». Елена Ивановна Упаева – продавец Онгудайского райпо – стала председателем колхоза в Ело. Арсентий Васильевич Санаа из Улагана – председателем колхоза «Победа», Василий Данилович Никулин – первым секретарем Онгудайского райкома КПСС, Николай Айбысович Штанаков возглавил областной штаб по приему молодежи из других регионов.

Этих людей, к сожалению, уже нет с нами.

А некоторые ветераны недавно отметили свои 90-летние юбилеи. Это В.К. Афанасьев, все пиковые годы подъема целины руководивший Эликманарской МТС, Э.К. Кыдыев – колхозом имени Сталина в Куладе.

В область приезжали посланцы из других регионов. По данным обкома партии, на 6 сентября 1954 года прибыл 521 человек, остался 461, из них 116 были направлены на курсы в училище механизации сельского хозяйства в Иню. Люди ехали в основном в МТС и крупные хозяйства. Для примера возьмем Чергинскую станцию. Всего сюда прибыли 56 человек: из Московской области – 5, из Ярославской – 16, из Курской – 6, из Бийска – 11, из Шебалино – 8, из Барнаула – 3, из Горно-Алтайска – 2, из Челябинска, Казани, Красноярска и Онгудая – по одному. К концу года выбыло 20 – шестеро сбежали, остальные уехали по уважительным причинам (призваны в армию, переведены на другую работу и т.д.). Среди хозяйств наибольшее число новоселов принял Коксинский молмясосовхоз – 84 человека. Из них 11 трактористов, 14 строителей, многие пошли работать в животноводство.

Так, рядовым скотником на ферме оказался новосел Дмитрий Ефимович Плетенецкий. Позднее он «вырос» в крупного руководителя – возглавил Мультинский совхоз, который вывел в передовые. В дальнейшем обком партии направлял Дмитрия Ефимовича в другие отстающие хозяйства, которые он ставил «на ноги». В настоящее время ветеран труда Д.Е. Плетенецкий проживает в Паспауле. Необходимо отдать должное памяти другого «направленца» – Николая Федоровича Семенова, буквально через год работы он стал директором Абайской МТС, затем долгое время руководил Амурским молмясосовхозом.

Молодым специалистом прибыл в Черный Ануй из Челябинска Темирхан Сафиевич Тухватулин, прошел путь бригадира, механика, главного инженера колхоза, руководителя районной сельхозтехники, таким образом большую часть жизни посвятил развитию хозяйств Усть-Канского района, в настоящее время проживает в Майме.

Большую работу проводили комсомольские организации. При обкоме комсомола, райкомах создавались штабы, группы по приему новоселов и работе с ними на местах. Шла разъяснительная работа с выпускниками местных школ.

В январе 1958 года на ХХ областной партконференции было отмечено, что в области создано 37 ученических производственных бригад с числом учащихся 812 человек. Пионерская дружина школы №12 Горно-Алтайска организовала выращивание цыплят для колхоза. Два выпуска Турочакской средней школы работали в совхозе «Краснодарский» Алтайского края. Выпускники 1956 года за добросовестный труд награждены орденом «Знак Почета», а классный руководитель Третьякова – орденом Трудового Красного Знамени. В 1957 году выпускники Кебезеньской средней школы уехали на работу в Коксинский совхоз.

В Горный Алтай прибывали также демобилизованные из армии уроженцы других мест. Так, в Ильинку приехал Семен Белкин. Белобрысый, кучерявый, веселого характера человек. Все в деревне звали его Бровкиным – так он был похож на героя кинофильма «Солдат Иван Бровкин».

С целиной, с селом связали свою жизнь не только рядовые, но и многие офицеры, даже генералы. Министра сельского хозяйства нашей республики можно с полным основанием отнести к первоцелинникам, хотя он родился во Владивостоке в год начала освоения целины. Его отец Семен Иванович Земиров, кадровый военный, старший офицер, с Дальнего Востока направляется на целину «в распоряжение Алтайского крайкома КПСС», в коридорах которого знакомится с Д.А. Коняшиным – посланцем Москвы, уже назначенным директором образовывающегося совхоза, и становится его заместителем.

Так они вместе работали и отстраивали новое село – Первомайское в тогда Шарчинском районе. Отсюда и берет начало сельская династия Земировых.

Все эти примеры говорят о том, что подъем сельского хозяйства стал всеобщей заботой, делом всего народа.

Тридцать миллионов поднятых, засеянных и принесших народу хлеб гектаров резко повысили государственные продовольственные ресурсы. Уже через три года, в 1957-м, практически исчез дефицит многих продтоваров, прежде всего хлеба, молока, мяса.

В настоящее время из первоцелинников, приехавших сюда и посвятивших всю жизнь Горному Алтаю, остались в живых единицы. Среди них Евгения Андреевна Баркова (начинала прицепщицей в Черно-Ануйской МТС, сейчас проживает в Усть-Кане), Алексей Федорович Медведев, Алексей Николаевич Сук, Дмитрий Арсентьевич Параскив, Николай Константинович Милюков, Юрий Анатольевич Балакин (работали в разных МТС, в настоящее время живут в Майме), Александр Викторович Репкин (живет в Усть-Кане), Александра Николаевна Федосеева (начинала землеустроителем, живет в Черном Ануе).

Это далеко не полный список первоцелинников, для которых Горный Алтай стал второй родиной. Прошу прощения у тех, кто не упомянут в статье. Для этого нужно продолжать поисковую работу, надеюсь, найдутся люди, которые это сделают. Была учреждена медаль «За освоение целинных и залежных земель», награждены которой в целом по области более тысячи человек.

Целинная эпопея получала и, наверное, будет получать разные оценки. В 50-х годах даже в самом ЦК партии не было единодушия (в то время народ об этом не знал). Намного позднее стало известно, что одной из причин выявления «антипартийной группы Молотова, Маленкова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова» стал вопрос по целине. Повторюсь: это одно из многих разногласий.

Из негативных последствий подъёма целины – появление пыльных бурь. С ними позднее справились благодаря появлению почвозащитной системы земледелия.

Прошло более полувека с того времени. Что, казалось бы, поколению, живущему в ХХI веке, до тех событий! Важно всем нам, особенно политикам и власть предержащим, не только знать историю, но, главное, делать соответствующие выводы, проще говоря, учиться на ошибках и стараться не допускать их впредь.

И еще вот к каким выводам я пришел. Ни позиция Н.С. Хрущева, ни позиция «антипартийной группы» не могли кардинально изменить положение в сельском хозяйстве. Почему? Потому что та и другая исходили из общего постулата: необходимо жесткое государственное регулирование. Ведь за крестьянина решали все: сколько сеять, что сеять, какой скот держать и сколько. Вплоть до того, как уже сказано выше, сколько трудодней отработать весной, летом и зимой. В данном случае просматривается только политика, никакими экономическими законами здесь и не пахнет.

Возьмем другой пример. Положение сельского хозяйства после поражения советской власти.

Полная противоположность старому. Вспомним 90-е годы и утверждения политиков: «Сельское хозяйство – черная дыра, поэтому помогать не надо, рынок сам все исправит». Что общего между ними? На первый взгляд ничего. Но это братья-близнецы. Здесь тоже голая политика и никакой экономики. Когда у нас заговорили о проблемах сельского хозяйства страны на уровне президента? Только после 2005 года. В нашей же республике вопрос о наделении крестьянина землей как проблема решается уже более двадцати лет – и конца не видно! Конечно, земельный вопрос сложный, и упрощать его не надо. Но ведь были примеры в нашей истории успешного и оперативного проведения землеустройства! Возьмем 1925 год. В стране рыночная экономика. Крестьяне наделяются землей. В Горном Алтае на каждую душу определено по две десятины (десятина – 1,09 га). Землеустройство и в то время было делом дорогим. Как же решили с оплатой? Более 50% затрат оформляли крестьянину в кредит, который он гасил в течение ряда лет своей продукцией. Были и льготы, например вдовам, беднякам, инвалидам Гражданской войны. Другое дело, что через два-три года после наделения землей её снова начали отбирать в пользу коллективных хозяйств.

Думаете, современные политики не знают историю? Знают, конечно. Но перед ними в 90-е стояла другая задача: любой ценой уничтожить колхозы и совхозы, с чем они успешно справились. А другие проблемы села? Их много. Упомяну лишь еще об одной. С вступлением страны в ВТО уже возникают трудности с реализацией сельхозпродукции, а в условиях республики – конкретно мяса. Уже начали поступать партии в красивых упаковках по 120 рублей за килограмм (без костей). Вроде бы для покупателя начинается рай – так как более чем в два раза дешевле, чем на рынке. Но ведь это мясо из Аргентины, Бразилии, Новой Зеландии, Австралии и других стран, где круглый год лето! Сибирь никогда не может конкурировать с ними по цене. Значит, на горизонте появляется призрак будущего банкротства многих наших фермеров. Опять будем ждать, когда все дело «поправит» рынок, теперь уже всемирный? Найти грань между свободой в работе крестьянина и государственным регулированием – вот в чем мудрость большого политика!

Дай то Бог…

А.М. Чичинов, ветеран труда.

tselina

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru