Игорь Суровцев: “Энергию черпаю из кедра…”

Восхитительная природа Горного Алтая, культура коренного местного населения – неиссякаемый источник вдохновения для творческих людей. Даже тот, кто хоть раз побывал здесь, попадает во власть магического обаяния нашего величественного края.

Самобытный резчик по дереву Игорь Суровцев – уроженец Бурятии, но, прожив на Алтае всю свою сознательную жизнь, считает себя истинным патриотом этой удивительной по красоте местности.
В 1956 году семья Игоря Валентиновича переехала в наш регион на постоянное место жительства. Ему было тогда пять лет. Замечательная семья (отец – художник, мама – госслужащая) достойно воспитывала троих сыновей. У родителей имелась прекрасная библиотека, книги очень ценились в их доме. Вечерами мама читала сыновьям всевозможные с захватывающими сюжетами рассказы Джека Лондона, Фенимора Купера, Майна Рида и многих других зарубежных писателей. Игорь рано научился читать. Когда пошел в первый класс, записался в детскую библиотеку и сразу же попросил роман Майна Рида «Белый вождь». Библиотекари были удивлены и на всякий случай предложили малышу кое-что попроще, вроде русской народной сказки «Репка».
Возможно, раннее приобщение к приключенческой литературе оказало определенное влияние на дальнейшую судьбу мальчика.
В школьные годы у Игоря развились определенные комплексы по поводу того, что он не был похож на других. Особенно его обижало, когда сверстники дразнили его одноруким.
Воспитанный и прилежный мальчик лишь к восьмому классу научился давать сдачу. С тех пор никогда не давал себя в обиду.
Без руки Игорь Суровцев с рождения. Естественно, интересовался у мамы, почему он не такой, как все. Она рассказала ему историю, которая с ней приключилась. Будучи на третьем месяце беременности, она попала в железнодорожную катастрофу под Иркутском: поезд, в котором ехала, потерпел крушение. Вероятно, полученные ушибы и психическое потрясение отразились на развитии плода.
– Думаю, настоящую моральную травму испытывает тот, кто теряет свои конечности, будучи здоровым, – делится своими размышлениями Игорь Валентинович. – Я же родился таким, поэтому воспринимал это как должное. Главное, я никогда не чувствовал своей физической неполноценности и всегда все делал наравне с другими.

Неожиданный подарок

После окончания школы проблема с выбором будущей профессии перед нашим героем не стояла. Юноша знал, что пойдет по стопам отца. В 1971 году он поступил в Иркутское училище искусств, но вскоре оставил учебу, вернулся домой и стал работать художником-оформителем. В летний период подрабатывал инструктором по туризму по конному маршруту на туристической базе «Катунь» Чемальского района. Так продолжалось с 1973 по 1993 год. За 20 лет случалось всякое. Бывало, переплывал Катунь, а коня он научился седлать быстрее, чем любой местный табунщик.
Однажды во время одной из экскурсий туристы из Киева подарили своему проводнику набор японских резцов. Это было в конце 80-х. Несколько лет инструменты лежали без дела. В 1991 году Игорь Валентинович решил попробовать свои силы в новом для себя ремесле – резьбе по дереву. Об этом он рассказывает:
– С теорией я ознакомился еще когда работал в художественном фонде в Горно-Алтайске. С нами трудился великолепный мастер по резьбе Алим Хусейнович Исхаков. Я с упоением наблюдал, как мастерски он это делает. Естественно, мои первые работы были далеко не совершенны. Их я просто дарил.
Постепенно умение Игоря Суровцева оттачивалось. В поисках тем для сюжетов своих будущих работ начинающий резчик заинтересовался алтайской культурой. Повезло, что он дружил с легендарным охотником, аксакалом из Нижнего Куюма Санатом Туяниным. Ему было за 80 лет, но Игорь Валентинович считал его одним из лучших своих друзей. Бывалый охотник рассказывал различные алтайские легенды и мифы. Как только стали публиковаться на русском языке первые издания алтайского героического эпоса, сказки и легенды, Игорь Суровцев читал их взахлеб. В свое время он прочел самое крупное, сложное и многоплановое произведение из жанра алтайского героического эпоса «Маадай Кара». В последующем он рассказывал обо всем прочитанном туристам.
– Каждый раз, перечитывая заново алтайский героический эпос, – делится впечатлениями Игорь Валентинович, – открываешь для себя что-то новое. Всегда вдохновляли меня и работы известного в республике художника Игната Ортонулова. На их основе и с его согласия я делаю резные панно. Вообще, работать с деревом мне очень нравится.
Кедр, по мнению мастера, излучает особую энергетику. Не зря алтайцы считают его священным. В том, что он обладает целебными свойствами, И.В. Суровцев убедился на примере матери. В послевоенные годы Валентина Николаевна работала агрономом, постоянно простывала, из-за этого часто болела. Ее мучили сильные головные боли. В 1993 году сын решил смастерить матери кровать из кедра. Настоящее чудо произошло лет через пять. Валентина Николаевна избавилась от своего недуга. Сегодня ей 94 года, но о бывшей болезни она даже и не вспоминает.

Дружба – это навсегда

Многих знакомых Игоря Суровцева удивляют его оптимизм и завидное жизнелюбие.
Сам он объясняет это тем, что энергию черпает из кедра, поскольку большую часть времени проводит с ним. По примерным подсчетам мастера-резчика, за 20 лет он выполнил около 10 тысяч работ. О судьбе многих из них даже не подозревает. Дело в том, что у него сложилась традиция дарить свои работы в знак уважения и поклонения величественной и непокорной реке – Катуни. Как правило, осенью. Однажды произошел такой случай.
– У меня было панно «Старик со свечой», – рассказывает наш герой. – Оно простояло все лето. Осенью я покрыл его лаком и опустил в Катунь. Так совпало, что ниже по течению рыбачили мои знакомые. Они выловили панно и принесли мне…
Свои работы И.В. Суровцев выполняет в виде объемной скульптуры и декоративного панно. Также мастерит вазы, маски и создает небольшие картины. Для большинства из них характерен алтайский национальный колорит. Среди лучших его работ местные ценители выделяют «Колдуна», «Шамана», «Горянку» и многие другие.
Так, в постоянном движении, в горах, за работой незаметно пролетели годы. Все это время Игорь Суровцев надеялся встретить ту единственную, которой посвятит всю оставшуюся жизнь. И этот долгожданный момент наступил. Ему было пятьдесят с лишком. Он был счастлив, что в его жизни появилась женщина, о которой он долго мечтал. Собой она затмила всех знакомых женщин.
– Когда я встретил Тамару, осознал, зачем вообще я живу на этой грешной земле, – говорит Игорь Валентинович. – Честно говоря, у меня тогда были не лучшие времена. Фактически я начал опускаться, причина весьма банальна – попал во власть всепоглощающего зеленого змия. Тамара вернула меня к жизни. По роду деятельности, а она была топографом-геодезистом и всю жизнь путешествовала по горам, нас многое объединяло: мы страстно влюблены в горы, нам нравятся походные песни, инструментальная музыка испанских гитаристов. Она очень умная, интересная женщина, увлекалась философией. Рядом с ней мне было легко, я чувствовал душевный комфорт. Вместе мы жили до тех пор, пока не случилась беда. Она очень тяжело переживала смерть старшего сына. После этой утраты уехала на родину – на Урал. Я часто навещал ее и пытался поддержать, но расстаться с Алтаем не смог. После разлуки с ней понял, что вряд ли когда-нибудь встречу другую такую женщину. Вообще, я очень болезненно переношу расставание с хорошими людьми. Такая душевная рана долго не заживает. После потери друга появляется гнетущая пустота…
Друзей, по его мнению, как и Родину, не выбирают. Ими становятся благодаря стечению обстоятельств. Сам Игорь Суровцев из числа тех, кто умеет дружить. К счастью, настоящие друзья у него есть. Часто он вспоминает друзей, погибших в горах Алтая, в их числе – спасатель Владимир Гришков, Евгений Крыса, Саша Безрученко.
Дружба, по мнению Игоря Валентиновича, испытывается годами. Приятельские отношения и дружба – далеко не одно и то же. Дружба – это навсегда.
Пережить трудные жизненные обстоятельства, восстановить физические и душевные силы Игорю Суровцеву помогает природа. Он часами гуляет по лесу или сидит на берегу Катуни, погрузившись в собственные размышления.
– Казалось бы, алтайские горы не высокие, но они очень коварные, – продолжает Игорь Валентинович. – Бывает так, что после восхождения на Памир, Тянь-Шань приезжают к нам туристы и, недооценив наши горы, погибают здесь. Часто им оказывают помощь профессиональные спасатели Республики Алтай, которые считаются лучшими в России. Я очень горжусь тем, что среди них у меня есть настоящие друзья.
Прожив на Алтае много лет, Игорь Суровцев с глубоким уважением относится к традициям местного населения и очень трепетно – к природе. Этому его научил дед – главный егерь Баргузинского заповедника на Байкале.

Секрет молодости

19 апреля в художественном салоне «Энчи» состоялось открытие второй персональной выставки-ярмарки Игоря Суровцева. Первая проходила там же девять лет назад. И первое, и второе мероприятия проходили по личной просьбе директора салона Татьяны Бабрашевой.
На первой выставке было представлено более 30 работ, а на этот раз – 23, и некоторые из них уже распроданы. Интересен тот факт, что экспонаты второй выставки мастер выполнил за полтора месяца! Поразительная работоспособность! Сам Игорь Валентинович это объясняет так: «Я дал слово Татьяне Кундучиновне сделать работы на выставку, а свое обещание я привык выполнять».
Если учесть, что занятие любимым ремеслом для мастера – не работа, а удовольствие, то с поставленной перед собой задачей он справился мастерски: легко и быстро. Останавливаться на достигнутом наш герой не намерен. В свои 60 с небольшим он еще полон энергии и желания творить. Прощаясь, бросил фразу: «Занавес жизни еще не задернут, спектакль продолжается!».
Общаясь с Игорем Суровцевым, понимаешь: это счастливый, очарованный жизнью человек, который радуется каждому новому дню и всему, что его окружает. Наверное, в этом и кроется секрет его молодости.

Марина ТУРКУШЕВА

Related posts

комментарии