Суббота, 28 ноября 2020   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
10:27, 19 апреля 2012

Алтайская литература. Взгляд сквозь столетия


Алтайская литература имеет богатые фольклорные и письменные традиции. Выделяют четыре основных периода ее развития: древнетюркский, охватывающий с VI по XII век, тюрко-монгольский – с XIII по XVIII век, литература второй половины XIX – начала XX веков и современный, XX – XXI века.

Древнетюркские литературные памятники, найденные на каменных плитах на берегу реки Орхон (Монголия) и в долине Енисея, учёные именуют орхоноенисейскими. Они посвящены прославлению исторических личностей и в жанровом отношении являются историко-героическими поэмами.
Стиль древнетюркской поэзии, как показали исследования известного алтайского фольклориста и литературоведа Сазона Самойловича Суразакова, близок к алтайскому фольклору, особенно к его героическим сказаниям. Поэтика древнейших образцов алтайского эпоса позволяет определить его как устную литературу.
В тюрко-монгольский период литература, по выражению выдающегося тюрколога Николая Александровича Баскакова, существовала в устном и письменном виде. Алтайские племена на протяжении пяти веков находились в составе Золотой Орды, где бытовало монгольское письмо – тодо бичик, была известна тибетская грамота. Но поскольку большая часть населения оставалась неграмотной, словесное творчество развивалось в устной форме по образцу древнетюркской литературы. Науке известны поэтические изречения алтайского предсказателя Боора, проучившегося в Тибете 18 лет, высказывания исторических личностей Шуну, Амыр-Саана. Яркое свидетельство существования устной литературы – историческое предание «Сыновья Солтона», посвящённое родословной рода кара майман. На территории республики найдены буддийские трактаты, тексты на языке тодо бичик.
После падения Джунгарского ханства предки нынешних алтайцев, проживавшие на его территории, из-за нежелания потерять свою этническую самостоятельность стали подвергаться почти тотальному истреблению. В 50-х годах XVIII века они обратились к русской императрице Елизавете Петровне с просьбой принять их в российское подданство. Эта просьба в 1756 году была удовлетворена. С этого времени развитие национального самосознания, этнополитическая, образовательно-культурная организация жизни субэтносов, позже объединённых под единым названием, пошли по пути, характерному для многих малочисленных народов сначала царской России, а потом Советского государства.
Во второй половине XIX – начала XX веков возникли условия для перехода литературы в письменную форму, был создан алфавит, что позволило графически фиксировать словесные произведения. В этот период на алтайский язык миссионерами Алтайской духовной миссии были переведены тексты из Священного Писания, молитвы, христианские заповеди.
Одним из основоположников алтайской художественной литературы по праву считается Михаил Васильевич Чевалков. В его творчестве есть автобиографическая повесть «Жизнь Чевалкова» (1860), жанр которой восходит к традициям написания родословной по обычаю тюрков. Жанр путевых заметок развили И.М. Штыгашев и Г.И. Чорос-Гуркин.
Григорий Иванович вписал в мировое художественное пространство мифопоэтический образ Алтая (Хан Алтай), ставший базовым компонентом всей последующей литературы Горного Алтая.
Литературный процесс в Горном Алтае активизировался в 1922 году, когда после постановления ВЦИК «Об образовании Ойротской автономной области» стали выходить первые газеты – «Ойротский край» (на русском языке) и «Кызыл Ойрот» (на алтайском языке).

Алтай-Буучай

Золотую снял узду,
В воздухе её потряс –
Золотой раздался звон.
Этим звоном привлечён
Крапчатый, в полоску конь,
Две передние ноги
Весело вперёд бросая,
Задними пускаясь в пляс,
Рысью прибежал тотчас.
Золотой уздой звеня,
Богатырь взнуздал коня,
Спину конскую погладил,
Чище чтоб она была,
Белый наложил потник,
Бронзовое в два крыла
На спине седло приладил
И стянул на конском брюхе
Ровно пятьдесят подпруг.
На плечо свой золотой
Он повесил самострел…

М.В. Чевалков
(пер. Л. Пеньковского).

Мой Алтай голубой, здесь вдали от тебя я скучаю.
Здесь и цветы не те, и трава другая, и деревья здесь не родные мне.
Нет высоких гор, нет гремучих ручьёв,
нет и быстрых светлых рек,
шумно стекающих  в изумрудные воды Катуни.
Ой, мне скучно здесь, дорогой Алтай.
Здесь всё чуждо мне и природа, и люди.
Пусть они устраивают политику, охрану страны и суд,
а мне, как художнику, – одна дорога и труд:
быть изобразителем красоты твоей, великий Хан Алтай.
ни политически-общественными делами,
ни кабинетно-деловыми заниматься
и быть полезным в силу своей усталости не могу.
А потому один выход – ехать домой на Алтай
изучать его искусство, служить которому я должен.
Хочется отдыхать на лоне природы – с тобой, Катунь!

Г.И. Чорос-Гуркин.

Это стихотворение в прозе художник и поэт написал в 1918 году, находясь в Томске, куда он был вызван для участия в заседаниях областной Думы.
Создание Горно-Алтайского отделения Союза писателей СССР в 1959 году ознаменовало начало качественно нового, профессионального этапа в развитии алтайской литературы. Это период активного включения алтайских писателей в литературно-художественную жизнь страны. В литературно-художественном альманахе «В горах Алтая» (впоследствии «Эл Алтай») печатаются литературные новинки алтайских писателей, отзывы, рецензии критиков-литературоведов и читателей.
Наряду с писателями-фронтовиками А.Ф. Саруевой, С.С. Суразаковым, И.П. Кочеевым, И.В. Шодоевым в это время публикуются первые алтайские выпускники Литературного института им. М. Горького А. Адаров, Л. Кокышев, Э. Палкин, Б. Укачин и другие. Молодые писатели внесли в литературу Горного Алтая дух «шестидесятничества», чем заметно её обогатили.
Наибольшего расцвета во второй половине ХХ века достигла алтайская лирика, которую в тот период отличало пристальное внимание к духовному миру человека. Перенимая опыт русской литературы, алтайские поэты освоили почти все жанры, в том числе редко практиковавшиеся ранее романсы, стансы, сонеты, пародии и т.д. Алтайская лирика развивалась в едином русле советской многонациональной поэзии. Основная её тематика: родная земля и её люди, человек и природа, вечные вопросы философии. Интересны размышления поэтов о времени и судьбах алтайского народа. В 60 – 70-е годы наряду с вышеперечисленными поэтами – выпускниками Московского Литературного института писали свои стихи Ш. Шатинов, В. Самыков. Несколько позже к разряду ведущих поэтов Алтая добавились имена Б. Суркашева, Б. Бедюрова и других.
Заметный след как литературовед и русскоязычный поэт оставил Г. Кондаков. Синтез славянского и алтайского архетипов позволил ему создать выразительный образ Алтая как особого духовного пространства. Среди горно-алтайских «шестидесятников» романтической направленностью отличался А. Эдоков.
В рамках мероприятий празднования 50-летия СССР в Горно-Алтайске начиная с мая 1972-го на протяжении почти полугода проходили Дни советской литературы, значительно обогатившие читательские представления о современном литературном процессе и активизировавшие литературно-критическую деятельность. Были написаны статьи Г. Кондакова, В. Чичинова, М. Измайлова. Усилилось внимание к творчеству начинающих поэтов. Создалось литературное объединение «Синегория», в которое в разные годы входили С. Демидов, А. Жуков, С. Макитов, Л. Мельтенисова, И. Романов, Л. Смирнова, Э. Тоюшев, И. Шинжин и другие. Заявила о себе женская лирика – А. Кивериной, Н. Писаревой, Л. Зайцевой.
Поколение поэтов, вошедших в литературу в 1980-е (К. Кошев, Б. Самыков, К. Тепуков, Д. Белеков, Б. Бурмалов, Г. Елемова, С. Сартакова и другие), тяготело к поиску собственных корней, продолжению национально-поэтических традиций, осмыслению места человека в жизни. Переводы их стихов публиковались в сборнике «Когда цветёт маральник» 1985 года.
В 1986-м начал выходить литературно-художественный и общественно-политический журнал «Эл Алтай», ставивший задачу расширить интеграционные процессы в литературе региона. В то десятилетие появились новые имена в русской лирике: Н. Балакирева, О. Бондарчук, Ю. Гаев. Характерное для литературы Горного Алтая противостояние общественно-публицистических и индивидуально-лирических линий в поэзии снимает творчество В. Куницына с выходом его первого авторского сборника «Ангаков камень» (1988 г.).

Я на камнях читаю имена.
Стою один, задумчиво мечтая:
Быть может, и моя строка простая
Не пропадёт, пройдёт сквозь времена?

Но как постигнуть истину до дна?
А вдруг надежда – ложная, пустая?
Откроется ли тайна золотая?
Тут помощь Бога, может быть, нужна.

Тут бесполезны мудрецов уроки.
Уже суровые подходят строки.
Уже в горах повеяло зимой.

Крепись, народ мой! И не падай духом.
Будь чуток сердцем, а не только слухом.
Услышь в напевах сердца голос мой!

А.О. Адаров.

Я в тайге алтайской пробудился.
Проступал сквозь ветки свет зари.
Горный гребень высился, гордился.
От любви стонали глухари.

Я в тайге алтайской пробудился,
Свежесть рос вдохнул в родном краю,
Как с другой планеты воротился
Вновь на землю милую мою…

Л.В. Кокышев.

Борису Укачину

Предзимье. Предсугробье. День погож.
Он с семицветной радугою схож.
Шуршит листва с необъяснимой грустью.
Быть может, Бог и нам грехи отпустит…

В.Р. Куницын.

Подготовил Сергей ТАНЗЫКОВ.
(При подготовке материала использовались статьи из научных изданий «Краткая энциклопедия Республики Алтай», 2010 г., «Алтайская литература», 2004 г.).

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

© 2020 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru