Суббота, 14 декабря 2019   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Где родился, там и пригодился
6:46, 22 февраля 2014

Где родился, там и пригодился


К 75-летию общественного деятеля Ивана Амыровича Охрина

Говорят, время, как и место, где суждено родиться, не выбирают. О том, что почетному гражданину республики, ветерану труда Ивану Амыровичу Охрину было предначертано появиться на свет в годы строительства коммунизма в Советском Союзе, он ничуть не сожалеет. Ведь это целая эпоха для страны, где жил и трудился наш герой. В этом году ему исполняется 75 лет. За плечами длинный, наполненный разными событиями жизненный путь. Так что ему есть о чем вспомнить и рассказать.

Яблоко от яблони…

Человек, на которого всю жизнь равнялся Иван Амырович, – его отец, Амыр Бедеевич Охрин, прошедший Великую Отечественную войну с начала до конца, до самого Берлина. Домой он вернулся инвалидом с орденами, медалями и благодарностью от Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина. Но инвалидность не помешала ему и в мирной трудовой жизни: он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Детство Ивана Охрина прошло в военные и послевоенные годы. В семь лет он уже считал себя взрослым, потому что, как и многие другие сверстники, работал – в колхозе «Парижская коммуна» копновозом. А с пятого класса стал подрабатывать кольщиком дров у частников. Летом зарабатывал на заготовке дров для интерната. Он понимал: в семье, где воспитывалось семеро детей, дорога каждая копейка.

Учеба в школе давалась смышленому мальчику легко. Он обладал феноменальной памятью и на лету схватывал все, что рассказывали учителя на уроках. Прочитав три раза роман в стихах Пушкина «Евгений Онегин», запомнил его наизусть. Этим восторгался учитель русского языка и литературы Д.С. Дробницкий и при каждом случае просил Ивана на память прочесть ту или иную главу. В равной степени проявлялись у Ивана склонности как к гуманитарным, так и к естественным наукам. Периодически испытывал его возможности учитель математики Т.М. Кискин, предлагая решить пример, который не проходили по школьной программе, и каждый раз удивлялся результату. Естественно, Шебалинскую школу столь способный ученик окончил с отличными оценками. С выбором профессии вопрос решился сам собой. Как-то раз в класс пришел райвоенком майор Буняк. Он сообщил, что военное летное училище в Павлодаре набирает грамотных ребят. Ну какой мальчишка не хочет стать летчиком! Иван решил туда поступить. Экзамены сдал легко и прошел по конкурсу, но сбыться его мечте было не суждено. На четвертый месяц обучения училище расформировали, объяснив это необходимостью поднимать сельское хозяйство и все имеющиеся трудовые резервы направить в него.

Иван вернулся домой, поступать куда-либо было уже поздно. Устроился рабочим в колхоз на Верх-Чергинскую ферму Шебалинского оленесовхоза. Его родители Амыр Бедеевич и Эрте Семеновна были рады. Самому Ивану было все равно, где и кем, лишь бы работать. Вскоре его призвали в армию.

Иван да Марья

После службы Иван вернулся в родное село и вновь устроился в колхоз рабочим. О способном юноше еще со школы знали в селе практически все. Некоторые считали, что парень «зарывает свой талант в землю» – ему нужно учиться. Весной Ивана пригласил секретарь парткома совхоза П.Е. Дурнев и предложил общительному юноше, обладавшему прекрасными организаторскими способностями, должность освобожденного секретаря комитета комсомола Шебалинского оленесовхоза. Иван не мог отказать уважаемому в селе человеку, тем более коммунисту. Так в новом «амплуа» продолжились для него трудовые будни. Работа ему понравилась.

Родители стали намекать, что пора устраивать личную жизнь. Иван сам знал, с этим тянуть нельзя. Тем более у него была девушка – Маша Чичканова, в которую он был влюблен с третьего класса. Ему казалось, по красоте и доброте ей нет равных на всем белом свете. Маша обещала дождаться его из армии и сдержала слово. Кстати, во время службы Иван получал заработок за выполнение специфичной секретной работы и исправно ежемесячно высылал деньги любимой, которая училась на филфаке в Горно-Алтайском пединституте. За годы службы он заработал приличную сумму и демобилизовался в звании лейтенанта. В первый же день после возвращения со своей избранницей и ее подругой по общежитию отправился в ЦУМ, где обул и одел девушек, как говорится, с головы до ног. Они преобразились на глазах, их радости не было предела, отчего Иван был безмерно счастлив. Эта история закончилась бракосочетанием. Молодоженам выделили в Шебалино квартиру.

Трос-волокуша

Через полтора года Ивана вызвал к себе первый секретарь Шебалинского райкома партии В.А. Малышев. Похвалив за добросовестное отношение к работе, Вениамин Афанасьевич предложил Охрину должность второго секретаря райкома комсомола. Спустя год после объединения Шебалинского и Онгудайского районов его назначили первым секретарем районного комитета ВЛКСМ. За два года деятельный Охрин побывал во всех селах вверенной ему территории, несмотря на то что у него не было ни служебной машины, ни даже лошади. Где пешком, где на попутном транспорте он добирался до места, чтобы поддержать рабочий дух сельской молодежи, провести комсомольское собрание, беседу, выступить с лекцией и т.д. Бесконечные командировки закончились неожиданно. Приехав в Теньгинский совхоз и общаясь с директором хозяйства, Иван попал в неловкую ситуацию из-за того, что не знал, что такое трос-волокуша. Тогда он подумал: надо получше узнать сельскую жизнь. Отправился к первому секретарю райкома партии Василию Васильевичу Тозыякову и попросил направить его на родную Верх-Чергинскую ферму, которая из-за пьянства управляющего попала в отстающие. Тозыяков был шокирован услышанным и отказал. Настырный парень написал заявление с такой просьбой первому секретарю Горно-Алтайского областного комитета КПСС Н.С. Лазебному. Дело дошло до первого секретаря крайкома партии А.В. Георгиева. Охрина вызвали в Барнаул на заседание бюро и спросили, неужели он всерьез намерен уйти в отсталое хозяйство? Получив твердый ответ, постановили: просьбу удовлетворить.

Раз уж такое пустяковое дело дошло до большого начальства, думал Иван, значит, он не может упасть в грязь лицом и во что бы то ни стало должен доказать, на что способен.

Из отстающих в передовики

В должности управляющего Верх-Чергинской фермой Иван Амырович работал засучив рукава пять лет. Это было его «боевое крещение». Вот тут-то ему пригодились все знания, опыт, организаторские способности, коммуникабельность и т.д. Положительную роль сыграла и его феноменальная память. Молодой руководитель знал все о делах в своем хозяйстве. Он знал поголовье каждого чабана, скотника и коневода, какой план доведен на пятилетку, как идут дела с его выполнением, какой объем кормов необходимо заготовить, какую сферу подтянуть и что для этого нужно делать. Также управляющий помнил дни рождения всех своих работников, в том числе ушедших на заслуженный отдых, и поздравлял каждого лично.

Довольно быстро он сумел подтянуть отстающую ферму. Соответственно увеличились производственные показатели. Передовиков стали стимулировать материально. Появилась возможность оказывать помощь нуждающимся. Доставка дров практически всем жителям села осуществлялась бесплатно, за счет хозяйства. Безусловно, авторитет Охрина вырос. Его уважали и стар и млад. За выполнение и перевыполнение плана, за достигнутые успехи почти каждый год ферма получала переходящее Красное знамя.

Партия сказала надо…

За работой управляющего с интересом наблюдало районное, областное и даже краевое руководство.

Однажды, а это было в 1967 году, его пригласил первый секретарь Шебалинского района В.И. Плетнев (два района на тот момент вновь разъединили). Он предложил Ивану Амыровичу ставшую вакантной должность председателя народного контроля района. Поскольку теперь Охрин был спокоен за односельчан, не раздумывая согласился. На новом для него месте быстро освоился, за короткий период наладил работу, направив ее в нужное русло. За отличные успехи получил Почетную грамоту от высшего органа – Народного контроля СССР.

Далее продвижение по карьерной лестнице нашего героя проходило стремительно. В 1968-м избрали заместителем председателя Шебалинского райисполкома. В настоящее время эта должность называется заместитель главы администрации муниципального образования.

– Сейчас у глав районов по пять замов, а тогда был один, – вспоминает трудовые будни Иван Амырович. – Я был председателем 33 комиссий, курировал все вопросы, в том числе по делам несовершеннолетних, по культуре, здравоохранению, образованию, спорту и т.д. Легче быть председателем, чем его замом. Мало того что нужно было проводить заседание за заседанием, требовалось отчитываться перед вышестоящим руководством. В общем, работы было непочатый край. До сих пор с ужасом вспоминаю то время и удивляюсь, как я успевал все делать. В 1972 году меня вызвал к себе первый секретарь обкома КПСС Н.С. Лазебный и поставил перед фактом о назначении председателем Шебалинского райисполкома и что нужно приступать к работе. Мои доводы он не стал выслушивать. Что делать, раз партия сказала «надо», а я был коммунистом, – значит, нужно браться за дело.

К тому времени Охрин окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Председателем райисполкома он проработал почти 16 лет, побив рекорд нахождения на этом посту в Горно-Алтайской автономной области.

На кону жизнь человека

Много разных людей повидал И.А. Охрин за это время. Постоянное общение сделало из него тонкого психолога. Без всяких рекомендаций и характеристик он отличал честного, порядочного человека от хитрого лицемера. Помимо своих прямых обязанностей считал своим долгом помогать людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Если видел, что рушится нормальная семья, делал все возможное, чтобы вразумить и воссоединить супругов. А через некоторое время они приходили к нему с благодарностью. Помогал также с поступлением одаренных детей в вузы. Договаривался поспособствовать этому с руководством Алтайского края, к которому относилась Горно-Алтайская автономная область. Самых талантливых ребят отправляли на учебу в Москву.

С особым уважением Иван Амырович относился к фронтовикам. Каково это – пройти через войну и остаться в живых, он знал по рассказам отца.

Жил и трудился в Шебалино Герой Советского Союза Сергей Венедиктович Налимов. Работал простым конюхом. Однажды у фронтовика случилась беда – умерла жена. Он так сильно любил супругу, что не хотел жить без нее и стал заглушать душевную боль спиртным, но это не помогало. Тогда решил свести счеты с жизнью. Слухи об этом дошли до председателя райисполкома. Он тут же приехал к Сергею Венедиктовичу. Свозил его на могилку, а затем решил отвлечь от мрачных мыслей и повез на Семинский перевал. Все это время беседовал с ним на отвлеченные темы. На вершине Семинского перевала Иван Амырович сказал: «Смотри, красота-то какая! Жить бы только и радоваться». И продолжил: «Хочешь, я тебе подругу найду?» У его собеседника рот от удивления открылся. После смерти жены он не мог думать ни о ком другом. Охрин решил свести его с замечательной труженицей, вдовой. Не откладывая дело в долгий ящик, встретился с ней и объяснил, что на кону жизнь хорошего человека: если ему не помочь, он может погибнуть. Кто-кто, а председатель райисполкома умел убеждать людей, не поверить ему было невозможно. Так его стараниями образовалась новая семья, которая много лет прожила счастливо.

За великую нашу Родину!

– Любое свое выступление я всегда заканчивал словами: «За великую нашу Родину! За СССР! За коммунизм!», – говорит Иван Амырович. – Когда отец рассказывал про войну, про то, как воевали с фашистами, слово «Родина» он воспринимал как-то по-особенному, а как именно, я понял, когда СССР, за который воевали наши отцы и деды, который строили вместе с нами, своими детьми, распался. Я плакал горькими слезами, когда той великой державы не стало. Больше суток не мог есть. Не мог смотреть, как растаскивают совхозы, стоянки, которые мы строили и в каждой из которых я побывал не раз. Сердце кровью обливалось, когда уничтожали поголовье. Было больно от того, что творилось в 90-е годы. Я тогда с ужасом думал: что мы оставим детям и внукам, как они будут жить? Свой партбилет бережно храню до сих пор. Зато сейчас радуюсь, что Россия возрождается и крепнет. Думаю, нам сам Бог послал Путина. Ведь именно он спас страну от краха. Очень радуюсь, наблюдая за тем, как меняется жизнь в нашей республике, в моем родном и близком сердцу Шебалинском районе, как меняется облик Горно-Алтайска. Сейчас снова засеваются поля, растет поголовье, фермеры строят стоянки. А сколько больниц, школ, мостов построено! Душа радуется! Так что благодарен руководству страны, правительству республики за то, что они думают о людях, заботятся о будущем.

Еще одно сильнейшее потрясение, кроме распада СССР, было суждено пережить Охрину. В конце 90-х в его жизни наступила черная полоса. В 1997 году умер его близкий друг Владимир Георгиевич Бедарев, практически следом ушла из жизни его любимая жена Мария Викторовна, с которой они прожили 38 лет и воспитали двоих сыновей. Один из них трагически погиб в 1999-м.

– Когда у жены случился первый инфаркт, я возил ее по курортам, – рассказывает Иван Амырович. – Вроде бы она оправилась. Но после второго слегла и попала в больницу. Однажды в час ночи звонит мне врач Любовь Михайловна Бородич и говорит: Мария Викторовна срочно желает меня видеть. Приезжаю к ней и чувствую, супруга желает проститься… Она дала мне пять поручений, а шестым было такое: «Твой близкий друг умер, но у него осталась вдова, она очень хорошая женщина. Мы много лет дружили семьями и хорошо знаем друг друга». В общем, Мария просила не оставлять ее, а потом сказала, что будет лучше, если мы сойдемся с Лидией Илларионовной.

Благодаря моей святой жене Марии Викторовне я обрел вторую – Лидию Илларионовну, которую называю божественной, если бы не она, меня давно бы уже не было на этом свете. Мария перед уходом позаботилась обо мне, чтобы я не был одинок. Лидия Илларионовна помогла мне пережить эту черную полосу. Она медик по образованию, очень добрая, внимательная и заботливая женщина, прекрасная хозяйка. Очень благодарен судьбе за то, что она подарила мне таких замечательных людей.

Несмотря на годы, Иван Амырович по-прежнему бодр, обладает тонким чувством юмора. Его феноменальная память поражает до сих пор. Он помнит практически все, что с ним происходило начиная с пяти лет, называет имена людей, с которыми тесно общался, жил и трудился. А за спиной у И.А. Охрина богатая, яркая жизнь, которая гармонично вплелась в историю Шебалинского района. При его непосредственном участии создавалась районная газета «Сельская новь», читателем которой он является 35 лет. До сих пор Иван Амырович живо интересуется происходящим не только на своей малой родине, но и в республике, стране, во всем мире. Каждую неделю много лет подряд он внимательно читает прессу («Звезду Алтая», «Постскриптум», «Алтайдын Чолмоны», «Родник», «Сельскую новь», «ЗОЖ»). Себя называет «газетным наркоманом». Родные знают, его не стоит тревожить по четвергам, когда доставляются свежие номера газет…

В постсоветские годы Охрин работал руководителем в республиканской Гострудинспекции и параллельно окончил Барнаульскую академию права и экономики. В 59 лет получил юридическое образование. И еще долго занимался общественной деятельностью: 17 лет был зайсаном рода тонжоон, три созыва – помощником депутата Госдумы Сергея Пекпеева, сейчас является членом Общественного совета при МВД по РА и членом комиссии по названию улиц в горадминистрации.

Наград за работу у него не перечесть. Не зря же говорят: «Где родился, там и пригодился».

Марина ТУРКУШЕВА.

3

4

Охрин

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

© 2019 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru