Ход железным коньком

В тот праздничный день в Кумалыре гости, разглядывая со всех сторон малогабаритный компактный трактор на подворье Юхтуевых, не скупились на похвалу. Все, кто имел хоть какое-нибудь представление о технике, дивились: — Вот так штука! Надо же такое придумать?! Удивительная сообразительность!
Красивая мощная рама в соединениях с кронштейнами. Основателен крепеж. Весь мудреный набор массивного железа мастерски собран в единый послушный механизм, управляемый толстыми щупальцами – тягами, которые славно послужили, и ещё послужат.
— Неужели это изготовлено кустарным способом? Лекало? А вы по образованию инженер?
— Не курам на смех старались! — отшучивается хозяин подворья Михаил Николаевич, вытирая тряпкой промасленные руки, завершая техобслуживание и складывая инструмент в ящик, — надеюсь, серьёзно не подкузьмит…
— Это ж сколько нужно потрудиться, чтобы создать такую надежную конструкцию? – не меньше остальных удивлен гость — водитель автобуса с завидным стажем, друг хозяина. Опытный шофер напрасно не похвалит, знает, что говорит. — Ай да трактор! Очень полезное, необходимое изобретение — с большим запасом прочности.
— Собирали поэтапно. Что-то приобрели, что-то имелось. Расчеты делали, исходя из имеющихся основных запчастей, — не без гордости разъяснял хозяин, – чтобы не было риска, неудачи…
Михаил Николаевич бережно касается родного железа натруженными ладонями, рассуждает о нём, будто оно живое. И не случайно. В прошлом на каком бы транспорте ни работал этот классный шофер, все завгары, инженеры отмечали его как одного из самых толковых, грамотных эксплуатационников, знатока дизельных, бензиновых моторов… Где Юхтуев, там всегда порядок, безаварийность на линии, говорили о нём.
Его трудовые руки хранят следы зарубцевавшихся повреждений, они приняли немало ударов (то керн соскользнет, то стружка, отломок острый).
Среднего роста, динамичный, рассудительный, добрый, скромный, большой любитель юмора, у него за плечами с добрый десяток специальностей и квалификаций, бесспорно обладающий энциклопедическими знаниями механики. Он производит впечатление человека с принципиально новым мышлением и представлением модели развития села.
— А вот скажите-ка мне, — обращается он к коллеге, — как быть нам, жителям села, в ситуации сегодняшнего дня, когда на сенокосе пользуемся архаичным дедовским методом – машем литовкой с утра до вечера? Отполированный руками дедов инвентарь до внуков дошел. И сколько ещё будет существовать такая тяжелая привычка «сенокосного наследства»? Я так кумекаю, друзья мои, если не согласны, поправьте. В селе проживают мои внучата. Мы с супругой Татьяной Исаковной, прожив вместе десятки лет, прививаем им, как и нашим детям, уважение к крестьянскому труду. Чтобы было кому оставить домашний очаг, работать после нас на нашей земле, доставшейся от предков. Ведь мы не вечны. Славные годы проходят в труде, заботах. Для сельского труженика нет важнее задачи, чем заготовка сена. От полученных результатов зависит весь последующий год. Готовишься к сенокосу загодя. Ждешь благоприятной погоды, хотя кто не ленится, тот всегда будет с кормами для скота. В общем, остается учить внуков заготовке сена так, как сам умею. Замыкается круг поколений. Вот о чём надрывается душа! Всё меньше желающих иметь в личных подсобных хозяйствах крупнорогатый скот для себя, родных и близких, реализовывать излишки продукции. У нас в селе, богатом сенокосными угодьями, выпасами, травостоем, всего два фермера – Александр Николаевич Козеняшев да Василий Николаевич Идубалин, добившиеся значительного увеличения поголовья дойного стада. Максимально механизировав производственный процесс, они обеспечили ежедневный выход продукции в промышленном масштабе. Очень серьезный и ответственный у них подход к делу. По праву можно гордиться достигнутыми результатами!
Эх, да в каждый бы двор, где истинные работяги, малую механизацию! Жизнь стала бы намного радостнее!
Обдумав и взвесив все «за» и «против», мой сын Евгений, решив, что тянуть дальше невозможно, сказал мне: «Батя, в какое время мы живем? В космос люди летают, делают разные открытия, сенсации, а мы, как всегда, в кормозаготовительный сезон с косой да конной упряжью расстаться не можем. Доколе нам жилы рвать? Пора менять эту традицию пращуров да прадедов! Все эти годы на сенокосе мы были словно загнанные лошадки. Довольно на пуп нажимать! Давай, отец, решайся!»
Он загорелся желанием изобретения и сделал мне намек на сборку небольшого самодельного трактора. Признаться, я и сам давно так думал. Много лет эта затея не давала покоя. Подыскивал варианты технических решений.
Да, пора применить накопленные знания. Но по финансам надо очень экономно, иначе не потянем, сказал я сыну, согласившись.
Так и решили: будем собирать из разных узлов небольшую силовую машину в форме мини-трактора — эдакого «силача». Да чтобы все операции, начиная от сенокошения и до кучкования, он производил конвейерно с учетом конкретных климатических условий. Механизировать большой объём ручного труда при нашем изнуряющем малопроизводительном сенокосе — это существенный прорыв.
Женя у меня парень понятливый, надежный, напористый. Раз взялся за дело – слово держит. Блеснул талантом умельца. Приходилось решать довольно сложные технические вопросы. Например, как добиться повышения силового ресурса в разы от первоначальных узлов через реверсы на валы, карданы и, что немаловажно, при минимальном потреблении двигателем топлива? Как вам такая техническая головоломка? Конечно, находили решения. Помогало знание механики. Очень пригодился опыт механизатора, шофера, экскаваторщика и т.д. Старались. Работа кипела. Порой не без спора.
Михаил Николаевич готов часами обстоятельно рассказывать о своем «авто-комби». Знает в нём абсолютно всё — до последнего винтика. К творению относится аккуратно, бережно. Своевременно проводит профилактические регламентные работы, техника у него всегда исправна, ни разу не подводила.
Продумали дизайн, размещение основных носителей силы и соотношение частей. Движок и коробка — от ЗАЗ. Вторая усиленная коробка передач — от ЗИЛ-130. Могучий задний мост с основной нагрузкой — от легендарного военного ЗИЛ-157, списанного с вооружения. Такая редкая высокопроходимая машина с тремя ведущими мостами есть ещё в воинских гарнизонах на Дальнем Востоке. Бездорожье – её стихия. Толстому высококачественному железу 1960 года выпуска, обладающему антикоррозийными свойствами, как уверяет конструктор, не будет износа ещё много лет. Задние колеса — от ГАЗ-66. Большая удобная кабина придает особенный вид. Практичный хозяин не сдерживает улыбки:
— Вот сколько начинки от разных машин-«доноров» для одного «мини».
Поразмышлять пришлось немало, прежде чем двигатель-тягач сдал свой первый тест, радость после которого была неописуемой.
Добились отличных ходовых качеств: легкое управление, без рвения, разные работающие системы, развитие скорости до 60 км в час, что очень практично. Хорошая проходимость, устойчивость на крутых склонах, а стальная «мускулатура богатыря» справляется с грузоподъёмностью до четырех тонн. Но как поведет себя этот железный конек, на которого так много поставлено, в многочасовом ритме сенокоса с утра до вечера? Выдержит ли он трудовые недели интенсивной нагрузки? Такие думы одолевали мастеров. И день настал…
Накануне первого выезда на сенокос в Большой лог волновалась вся семья. Когда испытывали трактор по усложненному варианту в топкой низине и дальше — по косогору с агрегатируемой сенокосилкой по высокой густой росной траве, наблюдали с замиранием сердца. «В добрый час, давай не подведи», — напутствуя, шептали губы.
Надежда оправдалась. Даже на минимальной скорости, на низких оборотах двигателя усиленный шатун вращался с ускорением. Получилось, как и задумали! Словно заводной, под напором мощи гудел режущий аппарат. Полотно ни разу не заклинило, не «закусило» даже на попадавшихся кротовых кучах!
После первого большого круга смекалистый зять Михаила Александр Бавин, выступивший в роли косильщика-машиниста, с восхищением глядя на ровную белесую полосу лежащей кошенины, торжественно воскликнул:
— Вся система отлажена, отлично работает! Да он просто не чувствует эту косилку, прибавляешь обороты — и она так прёт!
А Евгений махал широкополой шляпой из окна кабины, еле сдерживая радость, он был готов, как и зять, пуститься в пляс, подавал сигналы отцу, стоявшему в низине за сотни метров у серебристого родника под берёзами, внимательно следившему за косарями. Он профессионально вслушивался в ритм гула… От прямых солнечных лучей на глаза наворачивались слёзы – слёзы искреннего счастья мастера от выполненной работы. Теперь у них в штате надежный союзник!
К закату на нескольких гектарах лежала свежескошенная трава. Уставшие ребята смеялись и были очень довольны первыми результатами общего труда. С шутками возвращались на стан, назавтра с новыми силами с интересом и увлечением они продолжат работу.
Ежегодно для успешной зимовки личного хозяйства нужно более ста центнеров высококачественного сена. Чтобы их заготовить, требуется от полутора до двух месяцев изнурительного ручного труда при хорошей погоде, иногда — с привлечением дополнительных работников. Теперь же сенокосный сезон вошел в механизированный ритм, и время страды значительно сократилось: без привлечения посторонних рук уборка завершалась за две-три недели.
Прирожденные новаторы мастера широкого профиля Евгений Михайлович и Михаил Николаевич Юхтуевы – уникальные кумалырские модернизаторы. При помощи сварки, резака, наковальни за несколько месяцев упорной работы достойно справились с поставленной целью Вложив в свое творение по частичке души, свели тяжелый ручной труд до минимума, и как не порадоваться, что есть ещё в наших селах такие самородки, славные умельцы. Они смогли, они сделали.
Хозяин метко выразился:
— Место коренной савраски, возовой лошадки на подворье, достойно занял вот этот надежный железный конек. И он ещё даст фору другим, немало пошустрит в нашем хозяйстве.

* * *

Морозные дни последними метелями, белыми снежными хлопьями пропляшут свой танец. Холодный плен медленно сменится потеплением. Зима будет биться за свои права, сковывая высокогорья морозцем ещё долгие недели. Как бы ни злилась матушка-зима, как бы ни баловала, уже слышится голос весны, ярче и теплее на солнцепеках. И скоро всё оживится и начнет обновляться…
В эти дни у Юхтуевых, как и весь круглый год, полно забот. Коровы, телята, овцы, козы, куры – всем им уделяется должное внимание. Из-за резкого перепада температур молодняку требуется подкормка. Супруги стараются уберечь неокрепших животных от морозов – на ночь запирают всех в теплых избушках. Вся живность сохранена, удачно зимует, сена заготовлено достаточно, припасены и комбикорма. Многими годами отработана своя тактика ухода за животными. Скот всегда сыт и не теряет в весе. Родителям помогают трудолюбивые дети — дочери Лариса и Аленушка и сын-молодец гренадерского роста Евгений.
Когда статья была написана, я позвонил в Кумалыр:
— Как там у вас?
— Да все в порядке, — послышался в ответ знакомый голос гостеприимного хозяина. – Теплыми днями выгоняю животинушку на косогоры, где уже нет снега, погреться на солнышке, на моцион… Радуемся – весна скоро!
Пусть у замечательных тружеников жизнерадостных супругов Татьяны Исаковны и Михаила Николаевича, по жизни излучающих оптимизм, всегда всё будет в порядке! Здоровья им и радости!

zheleznyj-kon

Владислав Параев
Фото Евгения Юхтуева

Related posts

комментарии