Вторник, 16 июля 2019   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
8:47, 17 апреля 2012

Николоай Кокышев о своей сестре


Трудно писать о родном человеке, когда его уже нет рядом. Я не биограф, но постараюсь описать то, что часто вспоминаю из жизни моей безвозвратно ушедшей старшей сестры  Чендековой (Кокышевой) Анастасии Васильевны.

Она родилась 5 августа 1930 года, так говорится в документах. Однако, по воспоминаниям нашей матери, покойной Арины Саналовны Кокышевой (Куучынчы Саналовны), когда родилась Тася, ее бабушка (мать отца) запретила регистрировать внучку, пока ей не исполнится годик. Поэтому записали не 1929, а 1930 год рождения.
Учились они вместе с братом Лазарем в начальной школе в Алтай-Камлаке и жили там, а по выходным приходили домой пешком. Каждый раз, поднимаясь на Камышлинский перевал, Тасе приходилось за руки тянуть младшего братика, который очень уставал и отказывался идти сам.
После окончания начальной школы мать отправила её учиться в Орус Камлак (Камлак-Оозы). Учеба давалась трудно, так как она плохо знала русский язык, но зато научилась прясть и вязать. До самых преклонных лет Тася вязала всем родственникам теплые пуховые носки и варежки. Этому ремеслу в детстве она научила и меня. Я вязал и спицами, и крючком, прял и скручивал пряжу не хуже, чем женщины. Сейчас эти навыки уже утратил. Тася нам вязала рубашки, а мама из телячьих шкур умудрялась шить штаны, в которых мы с Лазарем, как нам казалось, были похожи на первобытных людей – в шкурах да в шерсти.
Мама с раннего утра до поздней ночи была на работе, на ферме, оставляя младших детей на попечение старшей дочери.
Часто думаю: как бы мама подняла нас на ноги, если бы не ее дочь – наша старшая сестра Тася? Она практически была нашей второй матерью – и кормила, и одевала. А еще успевала помогать матери – зимой с ней в телятнике, готовила дрова, возила сено, всё лето на колхозном поле – сенозаготовке.
Летом и осенью сестра собирала ягоды, колбу, слизун, ревень, копала корни кандыка, варила незамысловатую похлебку и кормила нас. Зимой, когда совсем становилось туго с едой, она с подругами, преодолевая страх, ходила туда, где осенью молотили хлеба. Разгребали руками снег, добравшись до шелухи, снова веяли ее руками, чтобы найти зернышки. Наберется с горсточку – счастье, а в то время за горсть этих прогнивших зернышек можно было получить десять лет лагерей.
На всю жизнь запомнил один случай. Я тогда учился в четвертом классе в селе Актел. У меня заболели глаза. Об этом сообщили матери, которая поручила старшей дочери съездить за мной. Тася выпросила у председателя колхоза лошадь с санями и приехала забрать меня домой. На обратном пути при переезде через реку Сему наша подвода провалилась в полынью. Как мы не утонули? Откуда взялись силы у Таси, хрупкого подростка, выбраться самой и вытянуть меня, одному Богу ведомо! Ведь старше меня она была всего на три года.
Как-то зимой мать нас с Тасей отправила в село Усть-Уба добывать картофель. Нам дали быка по кличке Кызыл-Уул, когда-то выращенного матерью, с санями. Едем домой, впереди перевал, наступает ночь. Бык устал, сани тянуть не смог. Мы с половины перевала вернулись в Камлак, переночевали – и снова к перевалу. Бык снова не смог тянуть сани. Мы так измучались! Бедная моя сестра Тася! Она, сама еще ребенок, мешки с картошкой стала таскать на перевал. Откуда только брала силу, волю к жизни? Чтобы с голоду не умерли младшие? Уму непостижимо!
Достигнув совершеннолетия, Тася поступила в Горно-Алтайский зооветеринарный техникум на курсы ветфельдшеров и окончила их. Работала по специальности в Беш-Озеке, родном колхозе «Кызыл Чолмон», на ветеринарной станции в Усть-Кане. Где бы ни трудилась, она свою работу выполняла добросовестно, честно, чему учила нас, младших братьев и сестренку. За свой труд, 44 года трудового стажа, была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», тремя юбилейными медалями в честь Победы.
В 1950 году Анастасия вышла замуж за Петра Давыдовича Чендекова, с ним вместе она прожили 50 лет. Сначала молодая семья снимала квартиру. У них не было ни доброй одежды, ни постели, ни мебели. В 1951 году родилась моя первая племянница, которую назвали Раей. Однако в яслях девочка заболела, спасти ее не удалось. Как молодые родители пережили этот удар, трудно представить. Какое горе – потерять первенца! Тася с мужем выстояли. А в следующем году у них родилась дочь Валентина, через год – сын Владимир, в 1956 и 1957 годах – дочери Ольга и Вера. Петр Давыдович работал воспитателем в городском детдоме. Они с Тасей и маленькими детьми жили прямо в здании детдома, в маленькой комнате. Привезли меня из деревни, еще у них поселились старший брат Петра с женой. Жили, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Тася, как могла, крутилась, чтобы прокормить такую ораву, иногда оставаясь голодной сама.
Затем Петр Давыдович работал в партийных органах, и куда бы ни переводили его по службе, жена с детьми находились рядом. Где они только не жили: в Барнауле, Усть-Коксинском, Улаганском, Усть-Канском, Шебалинском районах. Это потому, что в советское время на одном месте партийный работник мог работать не более трех лет. Так и кочевали от одного казенного жилья к другому. Все дома и надворные постройки приводили в «божеский» вид, оставляя после себя добротное хозяйство. У Таси всегда были идеальные порядок и чистота, дети – ухожены. Она сама шила им одежду: от платьев и штанишек до пальто. Держала корову, кур, гусей, выращивала овощи, даже в таком районе, как Улаганский. До сих пор там живут люди, которые помнят ее огород, где росли не только морковь да картошка, но и помидоры.
По своей душевной доброте Тася помогала всем, чем могла, – вареньями, соленьями, и не только родным. Когда выросли дети, дом всегда был полон внуками, правнуками, они гостеприимно встречали всех.
Мою сестру называли «энциклопедией», так как она очень внимательно и заботливо относилась к людям и помнила почти всех, с кем встречалась и общалась на протяжении жизни. И сейчас в этом ей нет равных, вместе с ней мы потеряли огромный объем информации о прошлом.
Удивительным качеством обладала сестра – умела дружить! Через всю жизнь она пронесла свою теплую дружбу с Варварой Яимовой.
Тася с мужем вырастили и воспитали четверых детей, дали им образование, вывели в люди. Дети достойны своих родителей.
К великому сожалению, в последний день ее жизни меня не было рядом. А она, наверное, обо мне помнила и, конечно, желала мне здоровья на остаток моей жизни.
Сейчас около меня остались ее дети – мои самые дорогие и близкие племянницы Валя, Оля и Вера, их мужья, дети, на которых я могу положиться в трудную минуту. А это время не за горами…
Пусть внуки и правнуки будут достойны жизни и светлой памяти моей дорогой сестры Анастасии Васильевны Чендековой. 9 марта этого года будет год со дня ее тихого ухода из этой жизни.

С уважением Николай Васильевич Кокышев.
Март 2012 года.

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru