Воскресенье, 19 августа 2018   Подписка на обновления  RSS  Письмо редактору
Взгляд сквозь годы
5:13, 23 марта 2014

Взгляд сквозь годы


Наше знакомство с Михаилом Васильевичем Карамаевым произошло в марте 1970 года. Он тогда работал вторым секретарем Горно-Алтайского обкома КПСС.

В области было два откормсовхоза – Онгудайский и Майминский. Они подчинялись тресту откормсовхозов, расположенному в Барнауле. Я работал главным экономистом и был неосвобожденным секретарем партийной организации в Онгудайском.

3_1

Сельскохозяйственный отдел поднял на бюро обкома партии вопрос о работе партийных организаций совхозов. Бюро проходило в малом зале обкома партии. Перед заседанием было сказано, что его будет вести Михаил Васильевич Карамаев. Тогда я его впервые и увидел. Прежде всего мне понравилась его внешность. Он был выше среднего роста. Черный бостоновый костюм в сочетании с белой рубашкой придавал ему опрятность и солидность. Внешний вид, манера поведения – первые признаки порядочности.

После оглашения повестки дня мне предоставили слово для десятиминутного доклада по идеологической работе первичной партийной организации совхоза «Онгудайский». Члены бюро задали несколько вопросов, на которые я ответил. В заключение Михаил Васильевич заострил внимание на влиянии идеологической работы нашей партийной организации на финансово-хозяйственную жизнь совхоза.

В июле 1970 года меня утвердили инструктором сельскохозяйственного отдела обкома партии. Через две недели – приглашение в кабинет Михаила Васильевича. Он курировал сельское хозяйство области. Между нами состоялся такой разговор:

– Меня информировали, что вы опытный экономист.

– Трудно о себе что-то говорить, – ответил я. – Но я – профессионал.

– Расчет на перспективу можете делать?

– Могу, Михаил Васильевич, – ответил я.

В 1971 году Карамаев был избран председателем облисполкома. Я тогда работал инструктором обкома партии. Он часто приглашал меня и консультировался по экономическим вопросам. Однажды сказал:

– Никак не могу привыкнуть к новому месту: поток документов очень большой, все связано с хозяйственными вопросами, во все надо детально вникнуть, а времени не хватает.

Летом 1973 года меня утвердили заместителем председателя плановой комиссии Горно-Алтайского облисполкома. С этого времени встречи с Михаилом Васильевичем стали постоянными. У него была замечательная черта характера: никогда не кичиться своей должностью и глубокими знаниями. По любому делу он консультировался, изучал его и только тогда выходил с вопросом в вышестоящую инстанцию. Такое поведение было присуще ему с молодости, когда он только начинал трудовую деятельность.

В Государственной архивной службе Республики Алтай сохранилось заявление Михаила Васильевича на имя первого секретаря Кош-Агачского райкома партии Василия Еремеевича Кравченко с просьбой отправить его на учебу в краевую партийную школу. «Прошу районный комитет партии выступить с ходатайством перед областным комитетом партии о направлении меня на учебу в краевую партийную школу».

В молодости он показал себя дисциплинированным комсомольским работником, требовательным к себе и подчиненным. Будучи секретарем райкома комсомола, улучшил работу районной комсомольской организации. Как молодой специалист, он старался изучить опыт лучших организаций и использовать его в своей практике, а также передать другим.

«Для руководства районной комсомольской организацией не имею достаточной политической и общеобразовательной подготовки, что отражается в повседневной работе с молодежью района. Поэтому убедительно прошу районный комитет партии удовлетворить мою просьбу». Это было желание человека учиться.

Бюро обкома КПСС рекомендовало Михаила Васильевича на подготовительное отделение краевой партийной школы.

Затем он окончил Горно-Алтайский зооветтехникум, что в значительной степени помогло в управлении сельскохозяйственным производством.

Непродолжительное время трудился в аппарате обкома партии, избирался председателем Улаганского райисполкома, затем – первым секретарем райкома партии. Несколько позже – первым секретарем Кош-Агачского райкома КПСС. Здесь проявились большие способности партийного и хозяйственного работника – собранность, целеустремленность, напористость.

На партийно-советской работе в Улаганском и Кош-Агачском районах зарекомендовал себя как руководитель, глубоко вникающий в хозяйственную деятельность колхозов и принимающий все меры для поднятия экономики района. Следует отметить, что в то время эти районы выполняли планы по большинству экономических показателей. Это поставило Михаила Васильевича в ранг крупных руководителей, способных решать сложные политические и хозяйственные задачи.

В 1965 году Михаила Васильевича избрали вторым секретарем Горно-Алтайского обкома КПСС.

Первый секретарь обкома партии Николай Семенович Лазебный часто поручал ему сложные вопросы, связанные с развитием различных отраслей народного хозяйства области, и говорил: «Михаил Васильевич, как вы отнесетесь к тому, что мы пошлем вас в Москву для решения такого-то хозяйственного вопроса? У вас это получается лучше, чем у меня». И действительно это было так.

Михаил Васильевич тщательно готовился к командировке, изучал работу той или иной отрасли. При беседе в ЦК КПСС, Совете Министров РСФСР никогда не пользовался подсобным материалом, хорошо помнил все экономические показатели.

Н.С. Лазебный знал эти замечательные качества Михаила Васильевича, ценил его как дипломата и руководителя. Он рекомендовал Михаила Васильевича на должность председателя Горно-Алтайского облисполкома. В июне 1971 года Карамаев был утвержден.

На этой должности Михаил Васильевич был избран депутатом Верховного Совета РСФСР и в дальнейшем оставался им на протяжении четырех созывов. Затем его назначили заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР.

За время его работы значительно улучшилась деятельность в советах области всех уровней. Регулярно проводились сессии, заседания исполкома, на которых ставились самые разнообразные вопросы социального и экономического развития.

Улучшились методы и стиль работы советов депутатов. К решению вопросов активно подключались комиссии, отдельные депутаты, самостоятельные общественные организации.

Михаил Васильевич много ездил по области, был в трудовых коллективах колхозов, совхозов, промышленных предприятий, учреждений народного образования, культуры, здравоохранения. Он разбирался в вопросах кадровой политики, умел работать с подчиненными, знал их достоинства и недостатки.

Большое внимание уделялось в то время развитию кормовой базы, созданию страховых запасов кормов, ведению мелиоративных работ, особенно в высокогорных районах.

По данным института «Ленгипроводхоза», в Курайской и Чуйской степях планировалось осуществить орошение земель на площади 33,7 тысячи гектаров. Технико-экономическими обоснованиями было предусмотрено строительство 14 оросительных систем.

За это время трижды принимались постановления Совета Министров СССР и РСФСР об экономическом развитии Горно-Алтайской области.

«Министерству цветной металлургии СССР обеспечить в 1981 – 1985 годах технологическое перевооружение рудника «Веселый».

Осуществить в 1981 – 1987 годах строительство в Горно-Алтайске завода «Электросигнал» производственной площадью 60 тыс. кв. метров.

Министерству геологии СССР в 1981 – 1985 годах:

– произвести поисково-оценочные работы и при положительных результатах начать предварительную разведку Тимофеевского железорудного месторождения;

– завершить оценку перспектив Коксинской группы местных аномалий;

– ускорить поиски новых и оценку известных месторождений вольфрама в пределах редкометалльной провинции юго-востока Горного Алтая;

– усилить геологоразведочные работы на Озерном серебряном месторождении и флангах Синюхинского золоторудного поля;

– провести геологические работы на Пыжинском месторождении каменного угля.

Принять предложения ВЦСПС о строительстве жилого дома для работников туристического комплекса в городе Горно-Алтайске.

Осуществить в 1981 – 1985 годах в области осушение земель на площади 3 тыс. гектаров, орошение земель на площади 7 тыс. гектаров и обводнение пастбищ на площади 180 тыс. гектаров, культуртехнические работы на площади 27 тыс. гектаров».

За 1981 – 1985 годы только для совхозов системы Министерства сельского хозяйства РСФСР на строительство производственных помещений, объектов жилищно-коммунального хозяйства и культурно-бытового назначения было выделено 65 млн. рублей.

Совхозы и колхозы получили 1970 тракторов, 1025 автомобилей, 35 автобусов, 50 бульдозеров, 15 передвижных мастерских, 250 тонн полиэтиленовой пленки.

Были проведены работы по реконструкции следующих предприятий:

– завода «Электробытприбор» (7 млн. руб. в год);

– кирпичного завода (10 млн. штук кирпича в год);

– ткацкой фабрики со строительством ткацкого корпуса и вводом 201 ткацкого станка;

– обувной фабрики (100 тыс. пар обуви в год);

– хлебозавода с кондитерским цехом (125 тонн кондитерских изделий в год);

– пивоваренного завода;

– мясокомбината в селе Соузга (20 тонн мяса в смену).

За 1981 – 1985 годы были построены следующие объекты:

– жилые дома общей площадью более 200 тыс. кв. метров;

– в Горно-Алтайске: 12 км электрических сетей, 37 км водопроводных сетей, районная котельная, 4 км тепловых сетей, овощехранилище на 1100 тонн единовременного хранения, фабрика-прачечная на 2 тонны сухого белья в смену, межобластная аптека, поликлиника на 600 посещений в смену, музыкальная школа на 312 мест.

По линии Совета Министров РСФСР в области были построено и пущены в эксплуатацию:

– блок специализированных предприятий службы быта в Горно-Алтайске на 950 тыс. рублей в год;

– Горно-Алтайский технологический техникум;

– закрытая стоянка автобусов на 62 места, а также механизированная мойка;

– аэровокзал;

– ретрансляционная станция мощностью 19,2 КВТ/час;

– автобаза на 50 автомашин.

Уделялось большое внимание развитию связи. Построены районный узел связи в селе Шебалино, районные телефонные станции на 4000 номеров, кабельная линия связи Шебалино – Онгудай протяженностью 90 км.

Михаил Васильевич уделял особое внимание развитию фондосоздающих отраслей. За 18 лет в них было освоено около 1,2 миллиарда рублей. По тем временам это была огромная сумма. Среднегодовые объемы вложений в 1986 – 1988 годах по сравнению с 1966 – 1970 годами возросли в 4,2 раза.

Были приняты меры по электрификации всех районов области, пущены в эксплуатацию линии электропередачи протяженностью 3642 километра. Если сделать сравнение, то это расстояние равняется воздушному коридору рейса Барнаул – Москва.

За 1981 – 1985 годы были введены в эксплуатацию вторая очередь керамзитобетонного цеха и бетонно-растворный цех завода ЖБИ, фруктохранилище, склады для зерна, рассчитанные на 82 тыс. тонн единовременного хранения. Проведены реконструкции швейной фабрики, мясокомбината в с. Соузга, молочного завода, ткацкой фабрики. Одновременно в колхозах и совхозах строились животноводческие помещения.

Решение жилищной проблемы было важной составной частью всей работы. Было введено в эксплуатацию жилья свыше 1242 тысяч квадратных метров. Более 20 тысяч семей получили новые квартиры, в том числе 80% – в сельской местности, построено детских дошкольных учреждений на 6485 мест, 48 общеобразовательных школ на 13712 мест, в том числе 46 школ в сельской местности, 11 объектов культуры на 6748 мест, из них 10 на селе. Были построены профтехучилища в Горно-Алтайске и Майме, средние школы в Чое, Паспауле, Ело, Барагаше, Шебалино, Огневке и Онгудае, больницы в Шебалино, Онгудае, дома культуры в Майме, Усть-Коксе, Турочаке.

Развивалась авиация. В Горно-Алтайске, Усть-Коксе, Кош-Агаче, Турочаке были построены аэропорты.

Авиационным транспортом планировалось перевозить свыше 80 тысяч пассажиров в год.

За годы работы Михаила Васильевича в должности второго секретаря Горно-Алтайского обкома КПСС и председателя облисполкома сельским хозяйством области государству было реализовано: мяса около 600 тысяч тонн, молока – свыше одного миллиона тонн, шерсти – 322 тыс. центнеров, пантов маралов и пятнистых оленей – 346 тонн, овощей – 26 тысяч тонн, картофеля – 47 тысяч тонн. Получили дальнейшее развитие пуховое козоводство, хмелеводство, пчеловодство и садоводство.

Еще будучи первым секретарем Кош-Агачского райкома КПСС, он поддержал инициативу научных сотрудников, специалистов и колхозников Мухор-Тархаты по выведению новой породы пуховых коз, которая потом получила название «горно-алтайская».

Были созданы хорошие условия для развития садоводства, в том числе индивидуального. Сотрудниками ОПХ «Горно-Алтайское» под руководством директора Ю.Д. Бурого были выведены многие сорта плодово-ягодных культур.

Было продано государству: козьего пуха – свыше 21 тысячи центнеров, хмеля – 2200 тонн, меда – 2270 тонн, плодов и ягод – 39,5 тысячи тонн.

За четверть века, или за период пяти пятилеток, среднегодовые объемы производства и закупок сельскохозяйственной продукции возросли: по скоту и птице – с 16900 до 27000 тонн, или в 1,6 раза, по молоку – с 38000 до 41700 тонн, или на 9 процентов, шерсти (в пересчете на чистое волокно) – с 8400 до 14700 центнеров, или на 75 процентов, в том числе козьего пуха – со 160 до 1306 центнеров, или в 7,8 раза, пантов маралов и пятнистых оленей – с 7066 до 16169 кг, или почти в 2,3 раза, овощей – в 5,3 раза, картофеля – в 16 раз.

Михаил Васильевич уделял большое внимание внешнему облику Горно-Алтайска. Во время подготовки к празднованию 60-летия были проведены значительные работы по благоустройству столицы. Через реки Улалушку и Майму было сооружено несколько пешеходных мостов. Построена набережная вдоль стадиона «Спартак». Большая часть проспекта Коммунистического от ткацкой фабрики до моста у мебельной фабрики была заасфальтирована. Широкий, позволяющий организовать движение в четыре ряда, с хорошими каменными бордюрами, проспект Коммунистический стал гордостью Горно-Алтайска.

Была обустроена территория возле городского Дома культуры, кинотеатра «Голубой Алтай».

Ежегодно бывали сложности с составлением и утверждением планов экономического и социального развития области. Методика была такова. План закупок составлялся специалистами сельского хозяйства и облплана и перед внесением вопроса на исполком или бюро обкома партии с планами знакомились все, начиная от инструктора до секретаря обкома. Вот здесь начинался волюнтаризм. И бывало так, что, необоснованно снижая план одному району или хозяйству, механически сваливали все на другой район, которому становилось невмоготу.

Я подробно рассказывал Михаилу Васильевичу все эти сложности. Он невозмутимо предлагал: «Поработайте со специалистами еще раз, уточните все позиции и внесите этот план на утверждение облисполкомом». Он никогда необоснованно не вмешивался в корректировку планов. Ко всем относился одинаково, у него не было любимого или нелюбимого района или хозяйства. Руководители районов и структурных подразделений области знали это и очень ценили его объективность.

Были случаи, когда в исполкоме при рассмотрении планов возникала конфликтная ситуация и вносилось предложение снять какой-то вопрос с повестки дня. Михаил Васильевич с предельным спокойствием говорил: «Над планом работали два месяца, все заинтересованные лица проект рассматривали и визировали, его надо принять, а конфликтный момент разрешить в рабочем порядке после заседания исполкома». Это ускоряло работу над планированием в районах и хозяйствах. Не создавались нетерпимость и нервозность.

НИИ сельского строительства были представлены материалы о перспективах сельского строительства до 2000 года. Их рассмотрели во всех заинтересованных комитетах и ведомствах и утвердили. Когда пришли проектные документы в облисполком, Михаил Васильевич вызвал к себе из секретной части специалиста, отдал их ему и сказал: «Спрячьте в сейф подальше и никому не показывайте».

Этим проектом предусматривалось укрупнение больших сел и объединение до 1985 года 71 малого населенного пункта, после 1985-го еще 47 населенных пунктов. Укрупнение сел с точки зрения социального обслуживания – идея хорошая, но ликвидация 119 сел области привела бы к опустению больших земельных площадей. Из 259 населенных пунктов осталось бы всего 140, то есть этот проект был преждевременным и воплотить его было рискованно для сельской местности.

«Ломать – не строить» – гласит народная мудрость. Допустить ошибку легко, а исправлять ее сложно. Дальнейшая жизнь подтвердила эту истину. Решение, принятое Михаилом Васильевичем, было разумным.

Бывали случаи, когда решением облисполкома он ускорял ход какой-нибудь стройки. Несколько раз на строительстве высоковольтных линий электропередачи работа заходила в тупик. Линия стройки примыкала к очень крутой горе, на которую невозможно не только завезти стройконструкции и заехать транспорту, но и залезть человеку. Проект институтом составлялся по карте и допускались неточности. Чтобы скорректировать проект, требовался год, а то и более.

Михаил Васильевич утверждал без участия НИИ представленный заказчиком уточненный проект – продолжить строительство линии электропередачи в обход горы. Выигрывалось время, план выполнялся, что помогало на следующий год получить новое финансирование на эти объекты.

Как-то в разговоре Михаил Васильевич вспомнил тяжелые военные годы, немного расслабился, улыбка озарила его лицо, и он сказал: «Я очень любил в школе русский язык, биологию и черчение. У нашей учительницы по чистописанию был каллиграфический почерк. Я перенял у нее все, что мог. Она меня много раз благодарила за усердие. И это не прошло бесследно. Хороший почерк и знание грамматики русского языка всю жизнь помогают мне в работе».

Он много трудился над докладами, письмами, выступлениями. Отдельные моменты усиливал, незначительные – сокращал или совсем убирал из текста, уточнял аналитический материал, что придавало труду объемность, значимость, перспективность.

Однажды Карамаев готовился в командировку в Москву на сессию Верховного Совета России. Была намечена встреча с министрами по вопросам развития некоторых отраслей народного хозяйства Горного Алтая.

Нужно было переводить наши леспромхозы на высококачественную переработку древесины. Забот было много, и проблем хватало.

Я сказал: «Сейчас что не работать! Вот после войны мой брат в возрасте 16 – 19 лет ездил в Кебезенский леспромхоз из Онгудайского района и полуголодный работал там на лесоповале. Ездили в Турочакский район из Онгудая на своих и колхозных лошадях». Михаил Васильевич взглянул на меня, улыбнулся и сказал: «Мне-то это все, Юрий Васильевич, известно. Я дважды бывал в Кебезене на лесоповале и вывозке леса на лошадях. Зачастую продукты заканчивались, есть было нечего. А продукты-то какие были… Мука, из которой варили затерку. Пока дождешься из колхоза следующую посылку… Мы неделями питались пареной калиной». Я спросил: «Калину-то парили без сахара?» Михаил Васильевич как-то даже повеселел, вспомнив свою молодость и добавил: «Не только сахара, даже соли не хватало, занимали друг у друга. Зачастую так навкалываемся, что даже засыпали на нарах голодные».

В 1974 году Центральным научно-исследовательским институтом экономики при Госплане РСФСР и плановой комиссией Горно-Алтайского облисполкома была проведена работа по проблемам комплексного развития производительных сил Горно-Алтайской автономной области на период до 1990 года. Было предусмотрено строительство ГЭС на Катуни в районе с. Еланда. Ее тогда называли Еландинской ГЭС, а затем – Катунской.

Была разработана проектно-сметная документация, предусматривающая строительство ГЭС на Катуни, автомагистрали от Усть-Семы до Еланды, складских помещений в Бийске на железной дороге, домостроительного комбината (ДСК) и жилого микрорайона в Майме, городка Толгоек для гидростроителей и других объектов, а также перевод многих населенных пунктов на электроотопление.

Строительство уже началось, была создана организация «КатуньГЭСстрой», начали возводить ДСК и микрорайон в Майме, жилые дома в Толгоеке.

После ухода Карамаева на пенсию по неведомой причине вся эта громадная работа прекратилась. Одновременно не стали проводиться работы по реконструкции проспекта Коммунистического в Горно-Алтайске. Михаил Васильевич переживал по этому поводу и как-то при встрече сказал: «Упускают шанс. Видимо, надолго».

В эти слова были вложены озабоченность, стремление помочь в сложившейся обстановке. Под влиянием этих впечатлений я встретился с корреспондентом газеты «Советский воин» и изложил ему свою точку зрения по вопросу строительства ГЭС на реке Катуни. Встреча проходила в сквере напротив правительственного здания. Беседу я закончил словами: «Это наш шанс, и надо не упустить его».

В газете «Советский воин» от 16 октября 1991 года была опубликована моя статья «Не упустить шанс», посвященная проблемам развития и использования энергетических ресурсов Республики Алтай. В их решение немало сил и энергии вложил Карамаев.

В моем личном архиве сохранилась газета «Алтайская правда» от 7 марта 1976 года. На восьмой странице в рубрике «Делегаты съезда – делегаты народа» была опубликована статья «Теплая встреча на Алтайской земле». В центре – фото В. Выборова. Пятеро наших делегатов XXV съезда КПСС (первый секретарь Горно-Алтайского обкома КПСС Н.С. Лазебный, знатный чабан области Герой Социалистического Труда Дельмек Тоедов, козовод Улаганского района А.И. Язарова, председатель колхоза «Россия» Змеиногорского района Герой Социалистического Труда И.Я. Шумаков и председатель облисполкома М.В. Карамаев) дали свои отзывы о работе съезда. Михаил Васильевич сказал: «Внесут свой вклад в многогранную послесъездовскую работу и Советы. Особенно будем улучшать социальные, культурные условия жизни животноводов – строить больше клубов, больниц, жилых домов».

Михаил Васильевич был озабочен созданием производительных сил и развитием инфраструктуры всех отраслей народного хозяйства области.

Юрий СЕКАЧЁВ.

 

Об авторе: Звезда Алтая


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2018 Звезда Алтая
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru